Гипоксия 1 степени у новорожденных последствия: Гипоксия лечение. Симптомы и лечение у ребенка гипоксии.

Содержание

Гипоксия плода и новорожденныхГипоксия плода и новорожденных

Внутриутробную гипоксию могут вызывать различные причины: инфекционные, сердечно-сосудистые, гематологические и легочные заболевания матери, токсикозы беременности, изоиммунизация матери при резус- и АВО-несовместимости крови матери и плода, интоксикации. Важное значение имеет также акушерская патология, ведущая к нарушению маточно-плацентарного кровообращения. Гипоксия встречается у 4–6% новорожденных, она является одной из самых частых причин мертворождений и гибели новорожденных. У детей, перенесших гипоксию, нередко наблюдаются стойкие психиатрические и неврологические расстройства. Клинические проявления гипоксии зависят от тяжести и длительности последней.

1) При гипоксии легкой степени тяжести («синяя асфиксия») состояние новорожденного может быть тяжелым лишь в первые часы жизни после родов. Дыхание при этом учащено, кожные покровы цианотичны (греч. kyanos – лазурный), мышечный тонус нормальный или изменен незначительно, безусловные рефлексы сохранены.

Состояние новорожденного быстро улучшается и на 3–4-е сутки становится удовлетворительным. В последующем серьезной психиатрической и неврологической патологии обычно не выявляется.

2) При гипоксии средней степени тяжести дыхание новорожденного поверхностное, нерегулярное, тоны сердца приглушены, реакция на внешние стимулы значительно снижена, крик тихий, болезненный. Мышечный тонус может быть изменен (повышен или снижен), безусловные рефлексы угнетены или быстро истощаются. Иногда наблюдаются судорожные подергивания мимической мускулатуры. Кожные и слизистые покровы синюшны или бледны. Состояние ребенка улучшается медленно, в течение 1–2 недель. В последующем могут быть выявлены остаточные неврологические симптомы и признаки задержки психического развития.

3) Гипоксия тяжелой степени характеризуется значительными нарушениями дыхания и кровообращения. Кожные покровы бледны и имеют землистый оттенок («белая асфиксия»), слизистые покровы цианотичны, тоны сердца глухие, пульс аритмичный. Мышечный тонус снижен, безусловные рефлексы угнетены, выявляются признаки повреждения черепных нервов. Глазные яблоки «плавают». Дети после родов не кричат, позднее самостоятельно не сосут и не глотают. Они вялы, малоподвижны, но иногда внезапно становятся резко возбужденными. Нарушен сон – дети спят очень мало. Глазные щели широко раскрыты, взор фиксирован в одну точку. Наблюдаются гиперкинезы, чаще тремор, нередко возникают тонико-клонические судороги. Пуповина спавшаяся, не пульсирует. В последующем выявляются значительные нарушения психического развития, резидуальная неврологическая симптоматика.

Следует иметь в виду, что асфиксия в родах часто является продолжением внутриутробной гипоксии плода. В роддомах в первые минуты или часы жизни ребенка после родов пользуются оценкой его состояния по шкале Апгар, в которой учитывается пять показателей: сердцебиение, дыхание, мышечный тонус, цвет кожных покровов, рефлексы. Каждый показатель оценивается в баллах (норма – 2 балла). При сумме показателей, равной 8–10 баллам, состояние новорожденного считается хорошим, при показателе 6–7 баллов – удовлетворительным, 5 баллов и меньше – тяжелым.

Лечение гипоксии у новорожденных сводится, во-первых, к быстрому устранению кислородного голодания (метод Персианинова, аппаратное искусственное дыхание, другие методы оксигенотерапии). Во-вторых, используется медикаментозная терапия: дегидратация и гормональное лечение (особенно важные во избежание отека мозга), назначение сердечных средств, дыхательных аналептиков, витаминов, седативных препаратов, антиконвульсантов – в зависимости от степени выраженности возникших расстройств.

Вернуться к Содержанию

Гипоксически-ишемическое поражение: Причины развития, диагностика

Гипоксически-ишемическое поражение (ГИП) ЦНС – это комплекс изменений в организме ребенка, возникающий вследствие недостаточного снабжения кислородом органов и тканей. Гипоксия на ранних сроках (6-11 недель) может привести к аномалиям развития структур головного мозга плода, а на поздних стадиях – к задержке внутриутробного развития, поражению ЦНС и снижению адаптационных возможностей малыша после рождения.

Основные причины развития ГИП ЦНС:


— анемия у мамы (снижение количества гемоглобина, при котором снижается доставка кислорода и питательных веществ к тканям организма малыша)

— любые хронические заболевания и пороки: врожденные пороки сердца, легких других органов, заболевания почек, наличие сахарного диабета, которые способствуют нарушению кровообращения

— осложнения беременности и родов (гестоз, угроза преждевременных родов, патология плаценты и пуповины, недонашивание и перенашивание беременности, многоплодная беременность, многоводие и маловодие, различные аномалии родовой деятельности)

— заболевания плода (гемолитическая болезнь новорожденных, внутриутробное инфицирование, кровотечения)

Ощутимые признаки гипоксии плода преимущественно выражаются в изменении его двигательной активности (внезапное усиление, учащение сердцебиения и движений (шевеления) плода при острой или урежение и ослабление их же при хронической гипоксии). При выявлении диагноза внутриутробная гипоксия плода, будущей маме необходимо проведение процедур по выявлению причин с последующим комплексным лечением их источника с возможной госпитализацией в стационар, соблюдением постельного или домашнего режима и режима дня.

Диагностика:

Необходимо проведение ультразвукового исследования плода, применение кардиотокографии (запись сердечной деятельности плода) и доплерометрии (исследование кровотока сосудов матки и пуповины плода) с той частотой, которой назначит лечащий врач. Также применяются аускультация (выслушивание) сердцебиения плода стетоскопом.

Следует отметить, что не каждая беременность протекает на фоне вышеперечисленных заболеваний, осложняя внутриутробную гипоксию плода. Чтобы не допустить возможного появления гипоксии, особое внимание уделяется ее профилактике: длительные прогулки на свежем воздухе, обязательные дозированные физические нагрузки (гимнастика, зарядка, упражнения для беременных и дыхательные упражнения, плавание, йога). Возможно применение гипербарической оксигенации (ГБО) по назначению лечащего врача. Необходимо помнить, что лечение должно быть назначено гинекологом, быть комплексным и учитывать индивидуальный подход к каждой будущей маме.

Ранние симптомы, с которыми следует обратиться к детскому неврологу

— вялое сосание груди, поперхивание при кормлении, вытекание молока через носик малыша
— слабый крик ребенка, гнусавый или осиплый голос
— частые срыгивания и недостаточная прибавка в весе
— снижение двигательной активности ребенка, сонливость, вялость или выраженное беспокойство
— дрожание подбородка, верхних и/или нижних конечностей, частые вздрагивания
— трудности при засыпании, частые пробуждения во сне
— запрокидывание головы
— замедление или быстрое увеличение окружности головы
— низкий (дряблые мышцы) или высокий тонус мышц конечностей и туловища

— уменьшение активности движений руки или ноги с какой-либо стороны, ограничение разведения бедер или наличие позы «лягушки» с выраженным разведением бедер, необычная поза ребенка
— косоглазие, кривошея
— рождение ребенка путем кесарева сечения, в тазовом предлежании, с аномалием родовой деятельности или с применением акушерских щипцов, выдавливанием, с обвитием пуповины вокруг шеи
— недоношенность ребенка
— наличие судорог при родах или в послеродовом периоде

Поздние симптомы проявления родового травматизма

Бывают случаи, когда при рождении у малыша имеются минимальные нарушения, но спустя годы, под влиянием тех или иных нагрузок – физических, умственных, эмоциональных – неврологические нарушения проявляются с различной степенью выраженности.

Это, так называемые, поздние проявления родового травматизма. Среди них:

— снижение мышечного тонуса (гибкость), которая так часто является дополнительным плюсом при занятиях спортом. Нередко таких детей с радостью принимают в секции спортивной и художественной гимнастики, в хореографические кружки. Но большинство из них не выносят тех физических нагрузок, которые имеют место быть в данных секциях.
— снижение остроты зрения,  наличие асимметрии надплечий, углов лопаток, искривления позвоночника, сутулости – признаков возможной родовой травмы шейного отдела позвоночника

-возникновение головных болей, головокружения

При наличии вышеперечисленных жалоб не откладывайте визит к детскому неврологу! Специалист назначит определенные обследования, курс лечения и обязательно поможет Вам!

Перинатальные поражения центральной нервной системы в Москве — ЦКБ РАН

Перинатальные поражения центральной нервной системы в Москве — ЦКБ РАН
  • МЕНЮ РАЗДЕЛА

Меню раздела


Акции


Контакты


Записаться на прием

Оставьте свои контактные данные чтобы записаться на прием

Заявка отправлена

Наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время


Последние новости


Прямой телефон НИИ педиатрии +7 (499) 137-01-97

Перинатальные поражения центральной нервной системы (ПП ЦНС) или гипоксически-ишемическая энцефалопатия — это группа патологических состояний, связанная с повреждением головного мозга в перинатальный период.

Основные причины ПП ЦНС:

  • Гипоксия плода (хроническая внутриутробная; острая в родах)
  • Родовая травма
  • Интоксикация (билирубиновая энцефалопатия)
  • Гипогликемия
  • Инфекционный фактор

Клинические проявления ПП ЦНС

  • Синдром возбудимости нервной системы: избыточные и множественные движения, тремор подбородка, языка, конечностей, срыгивания, нарушения сна (избыточное бодрствование), спонтанный рефлекс Моро (раскидывание ручек в положении на спине)
  • Синдром угнетения нервной системы: снижение спонтанной двигательной активности, кратковременное бодрствование, избыточный сон, слабость сосательного рефлекса, недостаточная ответная эмоциональная реакция при взаимодействии с ребенком.
  • Синдром вегетативно-висцеральных дисфункций: расстройства терморегуляции, преходящий цианоз, нарушение частоты сердечных сокращений и ритма дыхания, мраморность кожи, гипотермия конечностей, вегетативно-сосудистые пятна на коже, срыгивания, рвота, неустойчивый стул.
  • Синдром внутричерепной гипертензии, гидроцефальный синдром: избыточный прирост окружности головы, выбухание родничка, запрокидывание головы назад, громкий монотонный плач (мозговой крик), запрокидывание головы назад вплоть до выгибания туловища (опистотонус), упорные рвоты и срыгивания не связанные с приемом пищи, повышенная чувствительность к звуковым раздражителям (гиперестезия), спонтанные выпучивание глаз (синдром Грефе), трудности засыпания (хочет спать, а уснуть не может), кратковременный и поверхностный сон, возбудимость.
  • Судорожный синдром: разнообразные внезапные и повторяющиеся сокращения век, мышц лица, отведение глаз, пароксизмально возникающие жевание, глотание, сосание, высовывания языка, плавательные движения рук,  педалирование, тоническое напряжение туловища или конечностей, единичные или групповые подергивания мышц конечностей, сопровождающиеся судорожными движениями глаз или «остановкой» взора, апноэ.
  • Нарушение регуляции мышечного тонуса (мышечные дистонии) повышенный, пониженный, смешанный  тонус мышц в конечностях, объем движений в суставах, спонтанная поза во сне и в бодрствовании, положение кистей и стоп, опора при вертикализации, положение головы при тракции ( подтягивании) за ручки.

Исходы и последствия ПП ЦНС

Последствия ПП ЦНС можно определить к 1 году жизни. Ниже представлены основные их проявления:

  • Нарушение моторного развития: задержка приобретения навыков удерживания головы, переворотов, сидения, ползания, вставания, самостоятельной ходьбы относительно физического возраста ребенка.
  • Формирование парезов и параличей как одной, так и нескольких конечностей (моноплегия, диплегия, гемипарез, тетрапарез), которые относятся к различным формам детского церебрального паралича.
  • Нарушение психо-речевого развития: задержка приобретения навыка гуления, лепета, первых слов и фраз, качество произносимых звуков, сроки формирования пинцетного захвата и указательного жеста, понимание обращенной речи, интерес к окружающим предметам и использование их по назначению, характер игры, запоминание новой информации, концентрация внимания с формированием синдрома дефицита внимания с гиперактивностью.
  • Нарушение поведения и эмоций: сроки формирования комплекса оживления, дифференцировка родных и чужих, эмоциональный резонанс, степень выраженности эмоций, общение со сверстниками и взрослыми, возможность совместной игры, формирование навыков опрятности, возможно приводящие к расстройствам аутистического спектра.
  • Гидроцефалия: избыточный прирост окружности головы, деформация головы, выраженность подкожных вен в височных областях, признаки гипертензионного и гидроцефального синдромов.
  • Пароксизмальные состояния не эпилептического генеза: аффективно-респираторные приступы, доброкачественный миоклонус младенчества ( синдром Фиджермана), доброкачественные неонатальный миоклонус сна, синдром Сандиффера, младенческий тортиколис, беспокойный сон, ночные страхи, ритмичные движения во сне (раскачивания, мотание головой, сосание пальца, скрежет зубов).
  • Возрастзависимые эпилептические синдромы: ранняя инфантильная эпилептическая энцефалопатия ( синдром Отахара), ранняя миоклоническая энцефалопатия, синдром Драве, синдром Веста, доброкачественные неонатальные эпилептические синдромы, доброкачественная миоклоническая эпилепсия младенчества, доброкачественная парциальная эпилепсия младенчества.

Инструментальная диагностика

В КДЦ НИИ педиатрии и восстановительного лечения проводят инструментальную диагностику с целью уточнения диагноза:

  • УЗИ мозга ( нейросонография)
  • ЭЭГ дневного сна и бодрствования
  • КТ головного мозга
  • МРТ головного мозга и позвоночника

Наша помощь

На базе КДЦ работают специалисты отдела нейробиологии развития НИИ педиатрии и охраны здоровья ЦКБ РАН:

  • Диагностику, наблюдение и лечение проводят опытные неврологи, кандидаты медицинских наук с 20 летним стажем работы с этой проблемой. Наши специалисты являются авторами книги «Современные нейробиологические аспекты перинатальных поражений ЦНС», выпущенной издательством российской академии наук.
  • К  диагностике привлекаются дефектологи и клинические психологи, которые помогают уточнить наличие нарушений в развитии. Оценка развития проводится по унифицированным таблицам развития.
  • При необходимости дети могут получить специализированные лечебно-коррекционные, развивающие занятия со специалистами по раннему развитию, направленные на а стимуляцию сенсорных, зрительных, аудиальных, тактильных, координаторных функций.
  • Имеется возможность комплексного наблюдения детей с перинатальным поражением ЦНС с привлечение квалифицированных специалистов, кандидатов медицинских наук.
  • Сопровождение опытного педиатра, который ответит на все вопросы по уходу, питанию, профилактике рахита и ОРВИ, закаливанию.
  • Отделение вакцинопрофилактики: консультация вакцинолога-иммунолога с целью составления индивидуального календаря прививок и непосредственное проведение вакцинации под его контролем.
  • Привлечение любых других специалистов педиатрического профиля, включая ортопедов и офтальмологов.

Запись на прием

Заявка отправлена

Наши специалисты свяжутся с вами, в ближайшее время

Запись на прием по телефону

Многоканальный

  • Адреса:
  • м. Ясенево, Литовский бульвар, д 1 А
  • м. Ленинский проспект, ул. Фотиевой, д.10
  • Время работы колл-центра:
  • Пн-Пт с 8:00 до 20:00
  • Сб-Вс с 9:00 до 19:00

Online

Заявка отправлена

Мы перезвоним вам
в ближайшее время

Нам важно ваше мнение о сайте.
Пожалуйста, оставьте свой отзыв

Оставить отзыв

Центральная клиническая больница Российской академии наук Контакты:

Адрес: Литовский бульвар, дом 1а Москва,

Адрес: ул. Фотиевой, д. 10 Москва,

Телефон:+7 (495) 400-47-33, Электронная почта: [email protected]

Спасибо за обращение

Мы получили вашу заявку и в ближайшее время с вами свяжется наш специалист

Самый беззащитный пациент (проблемы недоношенных детей)

Природа установила человеку срок вынашивания ребенка около 280 дней. Допустимы индивидуальные колебания продолжительности нормальной беременности от 258 до 294 дней. Недоношенным считается ребенок от  22 до неполных 37 недель. Частота преждевременных родов составляет 5-12% для развитых стран и 4,5%  в Республике Беларусь. Причины преждевременного появления на свет разнообразны:  патологическое (нетипичное) течение беременности, предшествующие аборты, болезни, физическая и психическая травмы, в том числе отравление никотином и алкоголем, гормональные нарушения, почечная и сердечная патологии, воспаления половых органов.

Как выглядит недоношенный ребенок?

Внешне недоношенный ребенок очень отличается от ребенка, рожденного в срок. Подкожно-жировая клетчатка выражена очень слабо или совсем отсутствует, склонна к отеку. Кожа истончена, морщинистая, обильно покрыта густым пушком на лице, спине и конечностях. Голова непропорционально большая относительно размеров туловища, швы между костями черепа и малый родничок открыты (между костями черепа и в области малого родничка имеются участки, не закрытые костной тканью). Ушные раковины мягкие, ногтевые пластинки тонкие, не доходят до кончиков пальцев. Яички не опущены в мошонку, половая щель зияет. Пуповина у таких детей отпадает позже, чем у доношенных, и пупочная ранка заживает к седьмому-десятому дню жизни.

В целом, детский организм нельзя рассматривать как огранизм взрослого в миниатюре, а организм недоношенного и подавно. Учитывая незрелость всех органов и систем (центральной нервной, сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной), неблагоприятные воздействия переносятся недоношенными детьми особенно остро. Недоношенные дети в силу незрелости всех систем жизнеобеспечения, подвержены заболеваниям, которые чаще всего приводят к серьезным проблемам со здоровьем и носят  название —  инвалидизирующие заболевания. Даст ли каждая из этих болезней о себе знать, в какой форме она себя проявит, сможет ли ребенок догнать своих здоровых сверстников по развитию — это очень сложные вопросы, которые прояснятся сами собой по мере взросления ребенка.

Бронхолегочная дисплазия — это заболевание бывает только у недоношенных из-за того, что на незрелые легкие воздействуют различные патологические факторы. Одними из них становятся кислород и искусственная вентиляция легких. Вот такой парадокс: кислород в высокой концентрации и искусственная вентиляция легких проводятся во спасение ребенка, помогают ему выжить и в то же время в ряде случаев поражают его легкие, приводя к серьезному хроническому заболеванию. Поражаются бронхиолы и сама легочная ткань, развивается эмфизема и фиброз. Ставится такой диагноз недоношенному ребенку, если по истечении 28 суток со дня рождения у него остается зависимость в кислороде. Могут  появиться: одышка, бронхообструкция и другие признаки дыхательной недостаточности. При нетяжелом поражении возможно полное восстановление легочной ткани. Но у ряда детей остаются стойкие нарушения приводящие к развитию хронических болезней, таких как хронический бронхит, рецидивирующие обструкции  и др.

Ретинопатия недоношенных— патологические изменения сетчатки у детей, родившихся раньше срока. Именно ретинопатия занимает одну из лидирующих позиций среди причин детской слепоты в развитых странах. Это не обязательно приводит к слепоте, так как болезнь протекает в несколько стадий и фаз. Если удастся остановить патологический процесс на ранних стадиях, то есть шанс сохранить зрение у малыша на нормальном уровне. Если же болезнь будет прогрессировать до полной или частичной отслойки сетчатки, то ребенок может значительно потерять зрение вплоть до полной слепоты. Но даже такая стадия болезни — не является «приговором», потому что есть шанс вернуть ребенку зрение путем хирургического лечения.

Внутрижелудочковые кровоизлияния в мозг могут  быть разной степени, что отражает тяжесть процесса. Чем меньше срок гестации, на котором родился кроха, тем выше риск возникновения тяжелых степеней ВЖК. Чем выше степень кровоизлияния, тем меньше шансов у ребенка полностью выздороветь. Одним из грозных осложнений ВЖК является формирование гидроцефалии, то есть, водянки головного мозга, когда формируется препятствие для оттока спинно-мозговой жидкости из желудочков мозга. Это бывает после любой степени ВЖК, но чаще после самых тяжелых 3 или 4 степени. 4 степень еще характеризуется кровоизлиянием в саму ткань головного мозга, что также грозит тяжелыми неврологическими последствиями( судорожный синдром, детский церебральный паралич).  Врачи, выхаживающие недоношенных, делают все возможное,но на данный момент невозможно полностью предотвратить этот процесс.

Перивентрикулярная лейкомаляция— необратимые изменения белого вещества головного мозга, которое прилежит к его боковым желудочкам. То есть, происходит гибель нейронов, размягчение белого вещества с последующим образованием кист на этом месте. Иногда перивенкрикулярная лейкомаляция (ПВЛ) распространяется на всю толщу белого вещества, но это бывает нечасто. Характер неврологических нарушений будет зависеть от того, какие именно нейроны пострадали. То есть, у одного ребенка ПВЛ проявится лишь расстройствами зрения, а у другого тяжелым спастическим параличом. К сожалению, полностью вылечить ребенка от наступивших заболеваний вследствие ПВЛ невозможно. Но и родителям, и врачам придется приложить немало усилий, чтобы реабилитировать ребенка, насколько это возможно.

Выше была перечислена лишь малая часть того, что может случиться с ребенком, родившимся раньше срока. Почему именно такие крохи столь серьезно страдают?  Во-первых, сказывается незрелость органов и тканей, которая тем более выражена, чем меньше срок гестации. Во-вторых, сказываются патологические факторы,влияющие на ребенка, такие как: инфекционный процесс; сопутствующая родовая травма; длительная искусственная вентиляция легких с высокими концентрациями кислорода; гормональные нарушения; гипоксия, начавшаяся внутриутробно или возникшая в родах; лекарственное влияние; влияние сопутствующих болезней и пороков развития;  уровень профессионализма медицинского персонала; условия выхаживания ребенка и другие факторы.

Самым эффективным мероприятием по борьбе с инвалидизирующими болезнями недоношенных является профилактика самой недоношенности. Как именно? Совсем несложно: не вести беспорядочную половую жизнь; регулярно проверяться на половые инфекции; использовать адекватные методы контрацепции (в том числе, барьерные;  отказаться как можно раньше от вредных привычек;  правильно питаться, достаточно спать, заниматься физкультурой, гулять; регулярно проходить медицинские осмотры, особенно лицам с хроническими болезнями;  готовиться к беременности заранее;  заниматься половым воспитанием своих детей.

Казалось бы, эти прописные истины не нуждаются в том, чтобы о них вообще говорить и напоминать, но так сложно встретить в настоящее время пару, которая соблюдает все то, что перечислено выше. А это очень важно: в борьбе с любой проблемой нужно начать именно с себя.

Исходы сердечно-легочной реанимации новорожденных

Новорожденным, которые не могут самостоятельно дышать и/или имеют замедление сердечного ритма сразу после рождения, в соответствии с норвежскими и международными рекомендациями следует проводить сердечно-легочную реанимацию в соответствии с четко определенными алгоритмами (1). Они подразделяются на различные этапы: сушка, согревание и стимуляция, искусственная вентиляция легких с использованием мешкового клапана и маски, сердечно-легочная реанимация с компрессиями грудной клетки и вентиляцией легких и, возможно, введение адреналина (1–3).

Приблизительно 10 % младенцев, рожденных в срок или почти в срок, нуждаются в тактильной стимуляции, чтобы начать дышать (2), а 3 % потребуется респираторная поддержка, такая как искусственная вентиляция легких с использованием мешкового клапана и маски. Еще 0,1 % потребуют компрессий грудной клетки и/или адреналина (1, 4). Оценка по шкале Апгар через пять и десять минут часто используется ретроспективно для выявления младенцев, перенесших перинатальную асфиксию. Оценка основана на оценке дыхания, частоты сердечных сокращений, тонуса кожи, рефлексов и мышечного тонуса и может варьироваться от 0 (нет признаков жизни) до 10 (младенец в очень хорошем состоянии).Из-за значительных субъективных различий в подсчете баллов для уточнения диагноза используется рН пуповинной крови (5).

Перинатальная асфиксия является причиной каждой четвертой (23 %) неонатальной смерти во всем мире, и 99 % из них приходится на страны с низким уровнем дохода (6). Перинатальная асфиксия — это состояние, при котором недостаточное снабжение кислородом до, во время или после рождения приводит к угнетению сердечно-легочной деятельности, гипотензии и снижению перфузии тканей с последующим повреждением органов (7).

На клеточном уровне дефицит кислорода в головном мозге приводит к анаэробному метаболизму и первичной гибели клеток со снижением выработки энергии, ацидозу и накоплению внутриклеточных веществ, вторичной гибели клеток с нарушением выработки митохондриальной энергии и отсроченной гибели клеток через несколько месяцев после события в связь с хроническим воспалением и эпигеномными изменениями, см. рис. 1 (8).

Рисунок 1 Метаболические фазы после перинатальной асфиксии (8). В первичной фазе нарушение энергоснабжения головного мозга сопровождается реоксигенацией и восстановлением клеточных функций. Каскад клеточных механизмов приводит к повторному нарушению выработки митохондриальной энергии после «латентной фазы» продолжительностью 6–24 часа и может вызвать значительный ущерб. Интервал между первичной и вторичной фазами энергетической недостаточности является окном для активной терапевтической гипотермии.

Гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) возникает у 70 % новорожденных, переживших тяжелую перинатальную асфиксию, часто определяется как рН пуповины <7,0, оценка по шкале Апгар <3 в возрасте пяти минут, потребность в реанимации в возрасте десяти минут и неврологические симптомы . Последние обычно включают судороги и аномальный мышечный тонус и рефлексы у новорожденных (9). В некоторых случаях они разрешаются, тогда как в других может произойти необратимое повреждение головного мозга. Первоначальное неврологическое обследование вместе с рН пуповины, оценкой по шкале Апгар и потребностью в сердечно-легочной реанимации используется для определения необходимости лечения.Состояние часто оценивается как легкое, среднее или тяжелое с использованием шкалы стадирования, разработанной Sarnat и Sarnat в 1976 г. (10). Стадирование проводится на основе клинических и электрофизиологических данных по шести основным категориям: уровень сознания, нервно-мышечный контроль, сложные рефлексы, вегетативная функция, наличие судорог и электроэнцефалография (ЭЭГ), см. рис. 2 (10).

Рисунок 2 Неврологическая симптоматика на различных стадиях гипоксически-ишемической энцефалопатии.Изменено из Сарнат и Сарнат (10).

Новорожденные, нуждающиеся в реанимации сразу после рождения, почти всегда имеют гипоксию с комбинированным респираторным и метаболическим ацидозом. Таким образом, ключевым фактором реанимации является быстрое начало эффективной вентиляции, что приводит к увеличению частоты сердечных сокращений и расширению грудной клетки (1, 11). Эффективную вентиляцию легких выполнить сложно, а неоптимальная техника может привести к недостаточному клиническому ответу у младенца. Нередко компрессии грудной клетки начинают в случаях стойкой низкой частоты сердечных сокращений после неэффективной вентиляции (12).

Одно исследование показало, что 24 из 39 (62 %) младенцев получили непрямой массаж сердца в результате предшествующей неэффективной вентиляции, а пять из 39 (13 %) — из-за неправильно расположенной интубационной трубки (13). И наоборот, гипокапния, то есть низкий уровень углекислого газа в крови из-за гипервентиляции, увеличивает риск внутрижелудочкового кровоизлияния и повреждения головного мозга, вызванного гипоксией. В этом может быть виновато использование больших дыхательных объемов или слишком частая вентиляция легких (14, 15).

Реоксигенация после асфиксии связана с повышенной продукцией свободных радикалов кислорода. Это может привести к окислительному стрессу и усугубить повреждение головного мозга после реанимации. В настоящее время новорожденные получают 21 % кислорода после начала искусственной вентиляции легких, а не 100 % кислорода, как это использовалось до 2010 года. Это, вероятно, улучшило показатели выживаемости и снизило частоту вызванных гипоксией повреждений головного мозга после перинатальной асфиксии (16).

Этические проблемы

Этические вызовы

Если нет признаков жизни после десяти минут эффективной сердечно-легочной реанимации, целесообразно рассмотреть вопрос о прекращении реанимации (2).Одно исследование показало, что в случаях превышения этого предела 88 из 94 (94 %) пациентов либо умирали, либо имели серьезные двигательные нарушения (17).

В случаях, когда у младенца наблюдается сердцебиение (брадикардия) и/или проявляются признаки самостоятельного дыхания, но состояние не улучшается после десяти минут эффективного лечения, решение может быть сложным балансирующим действием. Риск преждевременного прекращения лечения, когда еще возможно добиться спонтанного кровообращения и выживания, всегда следует сопоставлять с риском серьезного неврологического повреждения или отсрочки решения о прекращении лечения (2). Таким образом, выживаемость и осложнения после сердечно-легочной реанимации могут быть прямым следствием решений и действий медицинского персонала.

Ключевой этический вопрос в отношении реанимации заключается в том, не причинит ли лечение младенцу такие сильные страдания, что его следует прекратить. По этой причине важно иметь точные сведения о клинических исходах, которых можно ожидать у младенцев, получающих лечение в неонатальном периоде (18).

Исход для новорожденного после перинатальной асфиксии и реанимации предсказывают три основных фактора: тяжесть перинатальной асфиксии и гипоксически-ишемической энцефалопатии, качество полученного лечения и последующее лечение в неонатальном отделении.

Целью этой статьи является классификация и обзор краткосрочных и долгосрочных результатов после реанимации при рождении.

Метод

Метод

Мы провели поиск в базе данных Medline по ключевым словам «реанимация», «асфиксия новорожденных», «гипоксически-ишемическое повреждение головного мозга», «младенец», «результаты лечения/диагноз», «краткосрочные», «долгосрочные» и «оценка по шкале Апгар». Ключевые слова были объединены несколькими способами; см. Таблицу 1 для комбинаций и количества попаданий. Включены только публикации на английском языке.

Таблица 1

Обзор ключевых слов и строк поиска, применяемых к статьям, проиндексированным Medline

Ключевое слово

Строка поиска

Реанимация

‘exp Реанимация’, ‘реанимация*.mp’, ‘сердечно-легочная реанимация .mp’, ‘(реанимация adj2 родильный зал adj2).mp’

Асфиксия новорожденных

‘Asphyxia neonatorum/’, ‘(asphyxi* adj3 neonat*).mp’, ‘(hirth* adj3 асфиксия*).mp’

Гипоксически-ишемическое поражение головного мозга

‘Гипоксия-ишемия головного мозга/’, ‘гипоксически-ишемическая энцефалопатия. mp’, ‘(неврология* прил.3 инвалид*).mp’

Младенец

‘exp Младенец, Новорожденный/’, ‘новорожденный* или младенец или младенцы.mp’, ‘Доношенные роды/’, ‘(прил. родильное отделение).mp’

Исход лечения/диагноз

‘исход лечения/’, ‘исход*.mp», «exp Diagnosis/», «diagnos*.mp», «diagnosis.fs»

Краткосрочные

‘((«краткосрочный» или краткосрочный) прил5 (последствие* или исход* или диагноз*)).mp’

Долгосрочные

‘((«долгосрочное» или долгосрочное) adj5 (последствие* или исход* или диагноз*)).mp’

Оценка по шкале Апгар

‘Оценка по шкале Апгар/’, ‘apgar. mp’

Изначально никаких ограничений по году публикации не применялось.Однако при рассмотрении названий и аннотаций мы в конечном итоге решили включить только исследования после 2004 г., поскольку они были наиболее актуальными. Это решение отчасти было связано с определениями, а также потому, что сравнение результатов стало возможным лишь недавно. Поиск был прекращен 15 января 2017 года. Мы также включили статьи из базы данных литературы, созданной в период работы первого автора над кандидатской диссертацией, и библиотеки UpToDate. Первый автор отобрал для включения соответствующие статьи.

Мы нашли соответствующие статьи с помощью анализа PICO (P = пациент/проблема, I = вмешательство, C = сравнение, O = результат) (19).Младенцы, рожденные в срок или почти доношенные без установленного спонтанного дыхания при рождении (P), получившие реанимацию (I), сравнивались со здоровыми новорожденными, которым не потребовалась реанимация (C), в отношении клинических исходов после коротких и/или длительных периодов наблюдения (O ). В результате поиска было найдено 203 статьи, в которых оценивалась оценка по шкале Апгар у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией и/или в реанимации после асфиксии. Из них 13 статей включали краткосрочное наблюдение, а 31 статья — долгосрочное наблюдение, но ни одна из них не включала и то, и другое.Краткосрочные результаты включали выживаемость и клинические симптомы. Долгосрочные результаты включали выживаемость, отсутствие осложнений или отдаленные двигательные, когнитивные и/или сенсорные эффекты. Ближайшие исходы оценивали сразу после рождения. Отдаленные результаты оценивались в возрасте 18 месяцев и 6–7 лет.

Также были включены исследования, в которых изучалась краткосрочная или долгосрочная смертность и/или последствия после реанимации при рождении. Актуальность статей в первую очередь оценивалась по их названию и аннотации.Соответствующие статьи были прочитаны полностью, а также включены 15 оригинальных статей и два метаанализа. Остальные ссылки в этой статье относятся к справочной информации и механизмам повреждения головного мозга.

Результаты

Результаты

Краткосрочные результаты после реанимации

Краткосрочные результаты после реанимации

Исходом для критически больного младенца вскоре после рождения, часто после реанимации, является смерть, выживание с быстрым выздоровлением или необходимость интенсивного лечения.Правильно проведенная реанимация должна быстро привести к самопроизвольному кровообращению и самостоятельному дыханию. Напротив, неэффективные попытки вентиляции и компрессии грудной клетки могут усугубить гипоксическое повреждение.

В вышеупомянутом обзоре 2007 г. 85 % новорожденных, получивших интенсивное лечение, но у которых не было признаков жизни через десять минут, умерли, а у 93 % выживших развилась умеренная или тяжелая инвалидность (17). Однако более недавнее исследование показало, что у 30 % новорожденных, пролеченных при рождении и без признаков жизни, в возрасте 1–2 лет наблюдалось нормальное развитие (20).Различие между этими двумя исследованиями можно частично объяснить переходом на использование 21 % кислорода, а не 100 %, и использованием терапевтической гипотермии в самом последнем исследовании.

Метаанализ, включающий 184 страны и более четырех миллионов рождений, показал, что частота постнатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии составляет 1–8 на 1 000 живорождений в странах с высоким уровнем дохода и в пять раз выше в странах с низким уровнем дохода (6). Из всех живорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией 38 % были поражены в легкой или средней степени, а 23 % — в тяжелой степени (45 исследований, n = 2 340) (6).Смертность составила 10 % в странах с высоким уровнем дохода и 28 % в странах с низким уровнем дохода, при этом риск смертности был самым высоким в тяжелых случаях заболевания (31 исследование, n = 2 639) (6).

Долгосрочные результаты

Долгосрочные результаты

Ряд измерительных приборов для клинической оценки, рентгенологических, физиологических и биохимических анализов используется для прогнозирования отдаленных исходов у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией.

Согласно системе классификации Sarnat (10), у гораздо большего числа новорожденных с умеренной и тяжелой формой заболевания развились неврологические повреждения, чем у новорожденных с легкой формой (21, 22).

За последние несколько десятилетий внедрение терапевтической гипотермии в странах с высоким уровнем дохода улучшило исходы для новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией, рожденных в срок или в ближайшем будущем. Это было показано в ряде исследований, в которых сравнивали исходы для этих детей с исходами для детей из контрольной группы, которым не проводилась терапевтическая гипотермия (23–29).

Во всем мире более чем у одного миллиона младенцев, перенесших перинатальную асфиксию, развиваются двигательные, когнитивные и/или сенсорные нарушения в раннем детстве или в школьном возрасте (6).Метаанализ, сравнивающий терапевтическую гипотермию с отсутствием лечения (21), включал шесть рандомизированных клинических испытаний и пилотное исследование (всего n = 1 214) (23–29). Тяжелое нарушение развития нервной системы было определено как двигательный церебральный паралич (ДЦП) и задержка когнитивного развития на основании «Индекса умственного развития» по шкале развития младенцев и детей раннего возраста Бейли, версия II (21). Также оценивались язык, эмоциональное развитие и социальные навыки. Риск смерти и/или тяжелой инвалидности в возрасте от 18 до 22 месяцев был заметно снижен после терапевтической гипотермии (21).

Результаты также показали, что количество младенцев, которых необходимо лечить, чтобы предотвратить смерть и/или серьезное нарушение развития у одного младенца (т. е. число, необходимое для лечения, ЧБНЛ), равно семи. Гипотермия оказалась более эффективной у новорожденных с умеренной, а не тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией. Это подчеркивает необходимость оптимизации нейропротекторного лечения, в том числе за счет более раннего начала терапевтической гипотермии. Также будет важно улучшить отбор новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией, которым может помочь лечение.Выбор в настоящее время основан на тяжести клинических симптомов и значениях газов крови, включая рН. Возможно, что терапевтическая гипотермия в сочетании с аллопуринолом, мелатонином и/или эритропоэтином (ЭПО) может обеспечить большую нейропротекцию; однако это еще предстоит установить наверняка (30–33).

Детский церебральный паралич — это нарушение мышечного контроля, возникающее в результате повреждения головного мозга у новорожденного. Для того чтобы церебральный паралич считался следствием гипоксически-ишемической энцефалопатии, должны выполняться следующие критерии: pH < 7 в крови пуповинной артерии, гипоксически-ишемическая энцефалопатия от умеренной до тяжелой степени и спастическая дискинетическая тетраплегия (34).У младенцев, перенесших терапевтическую гипотермию в острой фазе, показатель выживаемости без инвалидности в возрасте 18 месяцев увеличился на 16 % (21). Кроме того, заболеваемость церебральным параличом снизилась на 12 %, когнитивными нарушениями на 12 % и слепотой на 4 % (21). Однако разницы в частоте глухоты не было.

В трех рандомизированных клинических испытаниях участвовали дети в возрасте 6–7 лет, в которых были зарегистрированы двигательные, когнитивные и/или сенсорные нарушения (35–37). Комбинированная переменная исхода смерти или IQ <70 наблюдалась у 47 % детей в группе гипотермии по сравнению с 62 % в контрольной группе (37, 38). На результаты сильно повлияли исходы в возрасте 18–22 месяцев, при этом 80 % тех, кто серьезно пострадал в этом возрасте, либо умерли, либо имели IQ <70 (37, 38). Детский церебральный паралич, когнитивные нарушения, а также нарушения зрения и слуха при поступлении в школу были тесно связаны со степенью инвалидности в возрасте 18 месяцев. Однако даже дети с внешне нормальным развитием иногда проявляли когнитивные трудности при поступлении в школу, где требовались более сложные навыки (37, 38).

Обсуждение

Обсуждение

Наиболее серьезным показателем исхода после перинатальной асфиксии и сердечно-легочной реанимации является уровень неонатальной смертности, который составляет 10 % в странах с высоким уровнем дохода и 28 % в странах с низким уровнем дохода. До 70 % выживших новорожденных развивается гипоксически-ишемическая энцефалопатия различной степени тяжести. Частота отдаленных эффектов различается в разных исследованиях из-за использования разных определений и критериев включения. Зарегистрированные случаи заметно различаются в странах с высоким и низким уровнем дохода.

Изменения в алгоритмах лечения и рутинное использование терапевтической гипотермии, особенно при ее начале в течение шести часов после рождения, снизили риск смерти или тяжелой инвалидности в случаях гипоксически-ишемической энцефалопатии. Терапевтическая гипотермия уменьшает повреждение клеток в зависимости от того, как быстро после рождения начато лечение. Текущие рекомендации гласят, что терапевтическую гипотермию следует начинать в течение шести часов после рождения. Новорожденные с умеренным поражением (степень II) получают больше пользы от лечения, чем дети с более тяжелым поражением (степень III) (6).

Остается необходимость дальнейшей оптимизации нейропротекторного лечения. Дополнительная терапия мелатонином и эритропоэтином показала хорошие результаты в клинических испытаниях (32, 39).

Двигательные, когнитивные и сенсорные нарушения развития при поступлении в школу (в возрасте 6–7 лет) связаны с функциональным уровнем в возрасте 18 месяцев. Однако нарушения мелкой моторики и когнитивных навыков иногда выявляются и у внешне здоровых детей при поступлении в школу, где требуются более сложные навыки (36).

Осведомленность о вероятных исходах после сердечно-легочной реанимации младенца с перинатальной асфиксией является важной предпосылкой для принятия обоснованных решений о продолжении или прекращении реанимации и лечения младенца. Это усиливает потребность в крупных национальных и международных последующих исследованиях.

Эта статья основана на лекции, прочитанной в рамках оценки докторской степени в Институте клинической медицины медицинского факультета Университета Осло 16 января 2017 года.

Механизмы, модели и терапевтические проблемы

Нейроанатомия: структурная визуализация

Младенцы, выжившие после первоначального ГИ, обнаруживают повреждения головного мозга, видимые при структурной визуализации. Исследования с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) доношенных новорожденных с неврологическими признаками и сочетаниями дистресса плода, ацидемии пуповины и сниженной оценки по шкале Апгар были проведены у более чем 1000 новорожденных (обзор в Volpe, 2012). Эти исследования сообщают о больших различиях в анатомических областях, пораженных у отдельных пациентов, однако в большинстве выборок описывались либо пациенты, демонстрирующие преимущественное, либо существенное повреждение коры головного мозга (Barkovich et al., 1995; Резерфорд и др., 2004; Миллер и др., 2005; Чау и др., 2008, 2012, 2013; Li et al., 2009), или базальные ганглии и таламус (Barkovich et al., 1995; Rutherford et al., 1998, 2004; Cowan et al., 2003; Kaufman et al., 2003; Miller et al., 2005). ; Chau et al., 2008) в частично перекрывающихся субпопуляциях. Эти два вида травм показаны на рис. . Белое вещество головного мозга было описано как избирательно чувствительное к повреждению терминальной HI (Inder et al., 1999; Craig et al., 2003).Задокументировано тяжелое избирательное поражение подкоркового белого вещества, хотя и реже, (Neil et al., 2002; Vermeulen et al., 2003). В одном обзоре описана литература по структурным МРТ в острой фазе (в течение 2 недель после рождения): примерно 15–30% снимков были нормальными, поражения базальных ганглиев и таламуса присутствуют в 40–80% случаев, с аномалиями белое вещество водораздела и кора головного мозга присутствуют у 40–60% пациентов (Volpe, 2012). Было показано, что анатомия МРТ хорошо согласуется с посмертными исследованиями (Cowan et al., 2003). Таким образом, после неонатального ГИ не происходит специфического повреждения какой-либо отдельной области мозга. Любые будущие методы лечения должны учитывать это разнообразие и обеспечивать нейропротекцию нейронов по всему мозгу.

Упрощенная схема поражения головного мозга у новорожденных с ГИ, примерно на уровне первичной соматосенсорной и моторной коры. Две основные формы повреждения, частично перекрывающиеся у пациентов, показаны отдельно на этой схеме (адаптировано из Budday et al., 2014). Два цвета были использованы, чтобы показать, что многие неонатальные травмы HI состоят из центра некроза (черный) и полутени менее остро поврежденной ткани (серый). Точное расположение этих участков зависит от характера травмы. Черные/серые области представляют потенциальное место поражения, хотя те, что показаны на этой схеме, являются тяжелыми, но односторонними. (A) Характер первичного повреждения базальных ганглиев и таламуса. (B) Первичная водораздельная кора и лежащее в ее основе повреждение белого вещества.Повреждение в первую очередь может происходить либо в корковом сером, либо в подкорковом белом веществе в зависимости от характера повреждения. Тяжесть также существенно различается между пациентами и внутри мозга отдельных лиц. Они были задокументированы во многих исследованиях структурной визуализации человека (Barkovich et al., 1995; Cowan et al., 2003; Kaufman et al., 2003; Rutherford et al., 2004; Miller et al., 2005; Chau et al. , 2008, 2012, 2013; Ли и др., 2009).

МРТ в настоящее время является методом выбора для исследования анатомии новорожденных как в клинических, так и в экспериментальных условиях (Perrin et al., 1997; Мент и др., 2002; Ли и др., 2009). Диффузионно-взвешенная МРТ значительно улучшила определение времени начала поражения головного мозга (L’Abee et al., 2005; Chau et al., 2009). Можно рассчитать пониженный коэффициент диффузии, показывающий ограниченную диффузию в течение первых нескольких дней после инсульта с псевдонормализацией к концу первой недели (McKinstry et al. , 2002; Malik et al., 2006; Liauw et al., 2009). ). Последовательная визуализация показала, что поражения базальных ганглиев могут увеличиваться в размерах в течение первой недели после рождения (Soul et al., 2001; Barkovich et al., 2006), а асимметричная диффузия в белом веществе коррелирует с клинической тяжестью гемипареза (Glenn et al., 2007). УЗИ черепа также остается ценным клиническим инструментом (Daneman et al., 2006). Другим методом, обещающим внести вклад в понимание неонатальной ГИ, является магнитно-резонансная спектроскопия (МРС), которая позволяет визуализировать метаболизм головного мозга в режиме реального времени (Kemp and Radda, 1994; Soares and Law, 2009). Исследования доношенных новорожденных с перинатальной асфиксией показали, что метаболизм головного мозга становится ненормальным через 6–12 часов, а затем еще больше снижается через 24 часа (Wyatt et al., 1989; Муркрафт и др., 1991; Рот и др., 1992). Это совпало с клиническим ухудшением, таким как развитие судорог. Концепция отсроченных метаболических нарушений или «вторичной энергетической недостаточности» была разработана на животных моделях (Lorek et al., 1994; Penrice et al., 1997; Groenendaal et al., 2006). Используя MRS на этих моделях животных, можно было протестировать стратегии нейропротекции. Путем использования данных MRS в качестве измерений снижения метаболизма головного мозга при черепно-мозговой травме в режиме реального времени. 1 H-MRS и 31 P-MRS продемонстрировали метаболические нарушения после инфаркта миокарда, которые могут сохраняться в течение нескольких недель (Groenendaal et al., 1994; Робертсон и др., 1999). К сожалению, при силе магнитного поля современных клинических систем можно исследовать только большие участки мозга, что ограничивает использование этого метода. Младенцы, перенесшие неонатальный ГИ, часто демонстрируют аномальную активность ЭЭГ (рассмотрено в Walsh et al., 2011; van Laerhoven et al., 2013). Описан ряд аномалий, в том числе: низкий вольтаж изоэлектрической ЭЭГ (Finer et al. , 1983; Legido et al., 1991), легкая депрессия вольтажа (Watanabe et al., 1980; Toet et al., 2002; Murray et al., 2010) и асимметрия следов (Aso et al., 1989; Zeinstra et al., 2001; Murray et al., 2009), хотя все эти критерии по-разному определяются разными аналитиками (Rennie et al. и др., 2004; Шеллхаас и др., 2007). Однако методы визуализации постоянно совершенствуются.

Поражения встречаются у многих клинических пациентов, однако влияние на когнитивную функцию столь же разнообразно, как и нейроанатомия. Площадь коры и базальных ганглиев, поврежденных во время начальной травмы HI, напрямую предсказывают языковые и двигательные исходы в детстве (Steinman et al., 2009; Мартинес-Биардж и др., 2011). Исследование диффузионно-тензорной визуализации новорожденных предсказывало выживаемость и двигательный исход (Hunt et al., 2004; Ward et al., 2006). Дети с типом поражения базальных ганглиев и таламуса, как правило, имеют тяжелую инвалидность из-за дискинетического церебрального паралича и эпилепсии (Himmelmann et al. , 2007). Младенцы с преимущественным поражением водораздела белого вещества и коры имеют более выраженный когнитивный, чем двигательный дефицит (Miller et al., 2005; Gonzalez and Miller, 2006; Steinman et al., 2009). Тяжелые двигательные нарушения встречаются редко, и в этой группе детей в возрасте 12–18 месяцев часто считается нормальным исход, хотя субоптимальный рост головы, поведенческие проблемы, эпилепсия и задержка речи проявляются в позднем детстве (Mercuri et al., 2000; Миллер и др., 2002; Огуни и др., 2008; Сато и др., 2008; Штейнман и др., 2009). Следовательно, корковое повреждение, по-видимому, имеет отношение к функциональному исходу у выживших новорожденных пациентов с ГИ. Эта информация может быть использована для прогнозирования будущей подверженности инвалидности до того, как она проявится, что позволит заблаговременно оказывать социальную и образовательную поддержку.

Молекулярные механизмы гибели клеток

Анатомические исследования описывают потерю объема головного мозга после умеренной и тяжелой неонатальной ГИ. Тем не менее, основные молекулярные механизмы, ответственные за гибель клеток, обсуждаются (McLean and Ferriero, 2004; Fatemi et al., 2009; Northington et al., 2011; Baburamani et al., 2012). Многие пути вовлечены в повреждение HI в терминах головного мозга, в первую очередь: эксайтотоксичность, окислительный стресс и воспаление. Молекулярные исследования привлекли внимание к важному для разработки успешных новых методов лечения факту, заключающемуся в том, что мозг новорожденного и его повреждение коренным образом отличаются от того, что наблюдается при инсульте у взрослых (McLean and Ferriero, 2004; Johnston et al., 2011; Бабурамани и др., 2012; Семпл и др., 2013).

Существует много важных различий между неонатальным ГИ и ишемическим инсультом у взрослых. Например, тяжелые эпизоды ГИ в мозге младенцев могут привести к разжижающей дезинтеграции, не наблюдаемой после инсульта у взрослых (Larroche, 1977; Rorke, 1992). Вновь образованные кровеносные сосуды хрупки и склонны к разрыву (Trommer et al. , 1987; Volpe, 1989; Ment et al., 1991; Jones et al., 2002) и окружены меньшим количеством концевых ножек астроцитов (El-Khoury et al. др., 2006).Другим ключевым местом различия является BBB. Исследования на грызунах показывают, что ГЭБ скомпрометирован в результате неонатальной ГИ (Muramatsu et al., 1997; Svedin et al., 2007; Ferrari et al., 2010; Tu et al., 2011; Yang et al., 2012). ). Однако распространенное мнение о том, что ГЭН у новорожденных менее эффективен, в последнее время подверглось пересмотру (Saunders et al., 1999, 2012, 2014; McLean and Ferriero, 2004; Baburamani et al., 2012; Stolp et al., 2016). Плотные соединения, обтурирующий элемент ГЭБ, появляются, как только эмбриональные сосуды проникают в головной мозг (Schulze and Firth, 1992; Bauer et al., 1993; Стюарт и Хаякава, 1994 г.; Kniesel et al., 1996), и являются функциональными (Ek et al., 2003, 2006; Daneman et al., 2010). В модели гипоксии у новорожденного поросенка целостность ГЭБ сохранялась (Stonestreet et al., 1992), однако другие эксперименты продемонстрировали повреждение ГЭБ после неонатального ГИ (Alvarez-Diaz et al. , 2007; Leonardo and Pennypacker, 2009). .

Цереброваскулярная ауторегуляция — еще один фактор, который необходимо учитывать у новорожденных. Представление о том, что мозговое кровообращение у недоношенных детей «пассивно под давлением», широко распространено.Однако больные доношенные дети демонстрируют нарушение ауторегуляции (Pryds et al., 1990; Hardy et al., 1999; Boylan et al., 2000), а диапазон артериального давления, при котором функционирует цереброваскулярная ауторегуляция, расширяется с возрастом (Tuor and Grewal, 1994). ; Верма и др., 2000). Кроме того, концентрации и действия различных сигнальных молекул различны в развивающемся мозге, в том числе; каспаза-3 (Cheng et al., 1998), VEGF (Carmeliet and Storkebaum, 2002) и HIF-1 (Iyer et al., 1998) среди прочих (обзор в Baburamani et al., 2012).

Одним неожиданным отличием является половой диморфизм в ответ на неонатальную ГИ. Дети мужского пола подвержены более высокому риску церебрального паралича, чем девочки (Jarvis et al. , 2005). Когнитивные и двигательные показатели у младенцев с низкой массой тела при рождении хуже, чем у девочек (Johnston and Hagberg, 2007). Количественная визуализация показывает, что недоношенные дети мужского пола более уязвимы к повреждению белого вещества, тогда как девочки более уязвимы к повреждению серого вещества (Thompson et al., 2007). Это половое различие также было воспроизведено в моделях гипоксической гибели клеток грызунов in vitro (Zhu et al., 2006; Нижбур и др., 2007 г.; Ду и др., 2009). Хотя многие молекулярные механизмы в настоящее время изучаются, этот половой диморфизм остается в значительной степени необъясненным (Hill and Fitch, 2012; Chavez-Valdez et al., 2014; Demarest et al., 2016a,b; Waddell et al., 2016). Поэтому уникальное состояние развивающегося мозга всегда должно быть в центре внимания исследователя.

Неонатальная ГИ травма со временем эволюционирует (McLean and Ferriero, 2004). Повреждения, наблюдаемые при МРТ в течение первых нескольких часов после асфиксии, малозаметны, с ограниченной диффузией, как правило, начинаются с небольших поражений в скорлупе и таламусе, прогрессируя в течение следующих 3–4 дней и затрагивая более обширные области мозга (Takeoka et al. , 2002). В течение первых нескольких часов региональные специфические колебания кровотока вызывают эксайтотоксичность, образование свободных радикалов и отек (Wigglesworth and Pape, 1978; Bennet et al., 1998; Jensen et al., 1999; Shalak and Perlman, 2004; Ferrari et al. др., 2010). Вторичная фаза повреждения возникает в течение следующих часов и дней, что приводит к нейровоспалению, митохондриальной пермеабилизации и потере церебральной ауторегуляции (Inder and Volpe, 2000; Hamrick and Ferriero, 2003; Scheepens et al., 2003; Хагберг и др., 2009 г.; Леонардо и Пеннипакер, 2009 г.). Была предложена третичная фаза повреждения головного мозга, которая может усугубить повреждение из-за стойкого воспаления (Fleiss and Gressens, 2012).

Баланс между молекулярными процессами гибели клеток, которые вызывают это повреждение при ГИ новорожденных, остается дискуссионным. Ранние данные указывают на то, что большая часть клеточной гибели при неонатальном ГИ является некротической, однако все области также подвергаются повышенной апоптотической гибели (Edwards and Mehmet, 1996; Edwards et al. , 1997; Нортингтон и др., 2001). Некоторые исследования предполагают более заметную роль апоптоза (Hill et al., 1995; Sidhu et al., 1997; Pulera et al., 1998; Hu et al., 2000; McLean and Ferriero, 2004). Незрелые нейроны in vitro более восприимчивы к апоптотической гибели, чем зрелые нейроны (McDonald et al., 1997). Другие сообщают, что некроз является основной клеточной патологией у людей и животных (Adamsons and Myers, 1973; Myers, 1975; Towfighi et al., 1995; Northington et al., 2001, 2005, 2011; Folkerth, 2005; Carloni et al., 2007; Стрид и др., 2013). Третьи признают, что и то, и другое имеет место. Некоторые сообщают, что в тяжелых случаях преобладает некроз, тогда как при более легких повреждениях возникает апоптоз (Stroemer and Rothwell, 1998; Daval and Vert, 2004; Fatemi et al., 2009). Нейроны часто проявляют морфологические особенности вдоль континуума апоптоз-некроз (Portera-Cailliau et al., 1997a,b; Nakajima et al., 2000; Northington et al., 2007, 2011). В дополнение к апоптозу и некрозу некоторые нейроны в неонатальном HI мозге подвергаются аутофагии (обзор в Klionsky and Emr, 2000; Northington et al. , 2011; Балдуини и др., 2012). Нейрональная аутофагия происходит в моделях HI новорожденных грызунов (Lockshin and Zakeri, 1994; Carloni et al., 2008; Ginet et al., 2009). Однако существуют противоречивые данные о том, увеличивает ли возникновение аутофагии повреждение головного мозга (Koike et al., 2008; Puyal et al., 2009) или предотвращает распространение некротической гибели клеток (Carloni et al., 2008). Искусственно исключающая классификация клеточной смерти может затруднить исследования и разработку терапии.

В дополнение к этой сложности, травма HI у новорожденных, по-видимому, активирует несколько взаимодействующих молекулярных каскадов.Простая схема трех основных каскадов показана на рис. . Во-первых, это эксайтотоксичность, при которой физиологическая нейротрансмиссия глутамата приводит к сверхактивации постсинаптических рецепторов и гибели клеток (рассмотрено в Hagberg et al., 1987; Choi, 1988, 1992; Hattori and Wasterlain, 1990; Danbolt, 2001). Рецептор N -метил-D-аспартата (NMDA) относительно сверхэкспрессируется в развивающемся мозге (McDonald et al. , 1989a; Represa et al., 1989; Fox et al., 1996).У крыс P6 рецептор NMDA экспрессируется на уровне 150–200% от взрослого уровня (Tremblay et al., 1988). Преобладающая комбинация субъединиц NMDA-рецепторов в перинатальном периоде, по-видимому, способствует пролонгированному притоку кальция для данного возбуждения (Danysz, Parsons, 1998). Тот же рецептор NMDA, который способствует пластичности, может приводить к массивному притоку Na + и воды, клеточному набуханию, патологически повышенному внутриклеточному кальцию и энергетическому сбою, что приводит к «спирали смерти» (Choi, 1988).Кислородно-глюкозная депривация (OGD) в нейронах гиппокампа крыс приводит к заметному снижению удаления глутамата из синапса (Jabaudon et al., 2000; Tao et al., 2001). Инъекция NMDA в мозг крыс вызывает более обширную гибель клеток у новорожденных, чем у взрослых (McDonald et al., 1988). Повышенный уровень глутамата был зарегистрирован в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) младенцев, перенесших тяжелую травму HI (Riikonen et al. , 1992; Hagberg et al., 1993; Pu et al., 2008). Мозг новорожденного гораздо более склонен к судорожной активности, чем зрелый мозг (Holmes, 1991; Holmes and Ben-Ari, 2001), что указывает на заметную роль повышенной возбудимости и эксайтотоксичности нейронов, хотя молекулярные механизмы, лежащие в основе этого, до конца не выяснены (см. в Rakhade and Jensen, 2009).Однако судорожную активность также можно объяснить парадоксальной возбуждающей активностью нейротрансмиттера гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в развивающемся мозге (Staley et al., 1995). Лекарства, которые блокируют рецепторы NMDA, защищают от повреждения HI в неонатальных моделях грызунов (McDonald et al., 1989a,b, 1990). Активация AMPA-рецепторов также способствует повреждению (McDonald and Johnston, 1992; Deng et al., 2003; Talos et al., 2006), однако антагонисты AMPA не обладают таким защитным действием (Ikonomidou et al., 1999; Нох и др., 2006). Эти результаты еще предстоит использовать в клинических испытаниях на людях, поскольку неотъемлемая роль рецепторов глутамата в пластичности здоровых нейронов (Ikonomidou et al. , 1999; Failor et al., 2010; Rocha-Ferreira and Hristova, 2015) может быть нарушена использование антагонистов NMDA и AMPA на такой чувствительной стадии развития.

Упрощенная схема основных каскадов молекулярных повреждений, вовлеченных в неонатальный ГИ. Огромное количество молекул способствует неонатальному поражению HI в головном мозге, и все они были исследованы при этом заболевании.Эти молекулярные мишени в основном можно разделить на следующие три каскада. (A) Excitotoxicity (адаптировано из Vandenberg and Ryan, 2013) Ca 2+ = ион кальция, Mg 2+ = ион магния AMPA-R = α-амино-3-гидрокси-5-метил-4- Рецептор изоксазолпропионовой кислоты, NMDA-R = N -рецептор метил-D-аспартата. (B) Окислительный стресс (адаптировано с http://www.enzolifesciences.com/platforms/cellular-analysis/oxidative-stress/). Для простоты показаны только свободные радикалы, а субстраты физиологических путей опущены. НАДФН + никотинамидадениндинуклеотидфосфат водород, O 2 = кислород, O 2 = отрицательно заряженный свободный радикал кислорода, H 2 O 2 = перекись водорода, ROS = энтирозин киназы ROS1. ген ROS1, Blc = белок В-клеточного лейкоза, ER = эндоплазматический ретикулум, ДНК = нуклеиновая кислота дезоксирибозы. (C) Воспаление (адаптировано из Santiago et al., 2014). ГЭБ = гематоэнцефалический барьер, ИЛ-6 = интерлейкин 6, ИЛ-1В = интерлейкин 1 бета, ФНО-альфа = фактор некроза опухоли альфа, NO = оксид азота.

Неразрывно связанным каскадом является каскад окислительного стресса. Эксайтотоксичность вызывает истощение энергии, митохондриальную дисфункцию и накопление кальция в цитозоле, что, в свою очередь, приводит к образованию свободных радикалов (Ferriero et al., 1996; Ferriero, 2001). Свободные радикалы изменяют насосную функцию мембраны, вызывая большее высвобождение глутамата и активацию рецепторов NMDA, что приводит к большей эксайтотоксичности (Schanne et al. , 1979; Robertson J.D. et al., 2002; Starkov et al., 2004). Окислительный стресс — это общий термин для обозначения увеличения образования свободных радикалов в результате окислительного метаболизма при патологических состояниях (Inder and Volpe, 2000; Ferriero, 2001).Когда кислород заполняет микроокружение клеток, поврежденных гипоксией, митохондриальное окислительное фосфорилирование подавляется и накапливаются активные формы кислорода (Ferriero, 2001). Жизнь плода протекает в среде с низким содержанием кислорода (East et al., 1998). В первые минуты жизни происходит резкое повышение парциального давления O 2 , что создает прооксидантное состояние (Stiller et al., 2002). Во время асфиксии при рождении избыточный приток кальция и другие факторы приводят к тяжелому окислительному стрессу (Forder and Tymianski, 2009).После ГИ у новорожденных мышей происходит накопление перекиси водорода, но не у взрослых (Lafemina et al., 2006). Из-за высокого содержания липидов мозг особенно восприимчив к атаке свободных радикалов (O’Brien and Sampson, 1965; Northington et al. , 2001). Содержание полиненасыщенных жирных кислот в головном мозге увеличивается во время беременности (Crawford and Sinclair, 1971; Mishra and Delivoria-Papadopoulos, 1989). Перекисное окисление липидов может быть основным фактором повреждения белого вещества (Back et al., 1998; Baud et al., 2004). Незрелая антиоксидантная защита развивающегося мозга также способствует чувствительности к окислительному стрессу (Li et al., 1997; Mishra and Delivoria-Papadopoulos, 1999; Li and Jackson, 2002; Felderhoff-Mueser et al., 2002; Vannucci and Hagberg, 2004; Blomgren and Hagberg, 2006; Ikonomidou and Kaindl, 2011; Miller et al., 2012). Адекватные запасы антиоксидантов необходимы для защиты от окислительного повреждения. В частности, истощение восстановленного в нейронах глутатиона усугубляет окислительное повреждение (Chen and Liao, 2003; White and Cappai, 2003; Brongholi et al., 2006).

Наконец, воспаление является основным компонентом травмы HI у новорожденных. Лечение низкими дозами внутриутробного ЛПС резко увеличивает тяжесть поражения ГИ у новорожденных мышей, но защищает от ГИ у взрослых грызунов (Wang et al. , 2007b). Внутримозговая инъекция агониста рецептора NMDA вызывает повреждение белого вещества, при котором предварительная обработка системными IL-1ß, IL-6, IL-9 или TNF-α приводит к значительному увеличению размера поражения (Marret et al., 1995). ; Dommergues и др., 2000).В настоящее время имеются существенные экспериментальные данные о том, что внутриутробное воспаление может усугублять ГИ новорожденных (Lehnardt et al., 2003; Eklind et al., 2005; Marini et al., 2007), что некоторые называют «гипотезой двойного удара» (см. рассмотрены в Agrawal and Hirsch, 2012; Hagberg et al., 2012; Dammann and Leviton, 2014). Микроглия, резидентные макрофаги ЦНС, являются одними из первых клеток, которые активируются после HI (Fujimoto et al., 1989; Tahraoui et al., 2001; Kaur et al., 2007). Активированная микроглия мигрирует в поврежденные участки (Leonardo and Pennypacker, 2009) и продуцирует воспалительные цитокины, глутамат, оксид азота и свободные радикалы (Wood, 1995; Kaur and Ling, 2009).Лекарства, блокирующие активацию микроглии, защищают мозг новорожденного (Dommergues et al. , 2003). После гипоксии-ишемии нарушение ГЭБ позволяет проникнуть макрофагам (Alvarez-Diaz et al., 2007; Leonardo and Pennypacker, 2009). Астроциты также играют роль в воспалении (Wang et al., 2003; Girard et al., 2008, 2009). Цитокины ЦСЖ повышены у доношенных детей, у которых позднее развивается церебральный паралич (Savman et al., 1998; Dammann and O’Shea, 2008). Разнообразная сеть взаимодействующих механизмов демонстрирует молекулярную сложность неонатальной травмы HI.Потенциальные защитные методы лечения должны быть направлены на воздействие на общие медиаторы этих каскадов, относящиеся ко всем трем путям, иначе полная защита не будет достигнута.

Даже незначительный риск кислородного голодания во время или сразу после рождения может подвергнуть недоношенных детей большему риску когнитивных и языковых проблем, пропорциональному степени «гипоксии»

ВАШИНГТОН. Рождение — опасное время для человеческого мозга, особенно для недоношенных детей. У уязвимых «недоношенных детей» биохимические признаки снижения уровня кислорода в крови (гипоксия) вскоре после рождения связаны с более низким IQ и языковыми навыками. В 2001 году недоношенные дети составляли 12 процентов рождений в США — самый высокий показатель за 20 лет, отчасти из-за большего количества многоплодных беременностей, искусственных родов и пожилых матерей. В январском выпуске журнала Neuropsychology , опубликованного Американской психологической ассоциацией (АПА), сообщается о связи между преждевременными родами, риском родовой гипоксии и когнитивными проблемами, а также раскрывается, как порог риска повреждения головного мозга у недоношенных детей может быть ниже, чем у недоношенных детей. мысль.

Психологи сравнили интеллектуальное и языковое развитие пяти- и шестилетних детей, родившихся недоношенными. Половина группы во время или сразу после рождения подвергалась риску гипоксии от легкого до умеренного. У другой половины такого риска не было, хотя они сходны с группой риска по другим факторам раннего риска и по социально-демографическим характеристикам. Несмотря на относительно небольшую разницу между группами в степени риска, авторы сообщают, что две группы «значительно разошлись» в своем развитии.

Взаимосвязь между легкой и умеренной гипоксией при рождении и более поздними когнитивными способностями противоречит устоявшейся точке зрения, согласно которой тяжелая кислородная недостаточность является порогом повреждения головного мозга по принципу «все или ничего». Полученные данные добавляются к другим недавним свидетельствам непрерывности травм головного мозга из-за асфиксии во время родов.

Исследователи из Государственного университета Уэйна, Университета Мемфиса и Баптистской мемориальной больницы в Мемфисе обследовали 52 ребенка. Все родились в сроке 36 недель или ранее (нормальный срок составляет около 40 недель).Двадцать шесть детей имели риск перинатальной гипоксии от легкого до умеренного, что измерялось более высокой кислотностью крови в течение двух часов после рождения (ниже, чем нормальный рН артериальной крови). Остальные 26 детей группы сравнения относились к более низкому перинатальному риску.

Соавторы Трейси Хопкинс-Голайтли, доктор философии, Сара Раз, доктор философии, и Крейг Дж. Сандер, доктор медицины, протестировали всех 52 детей в среднем возрасте шести лет на интеллект и языковые (восприимчивые и выразительные) навыки.

Выявлена ​​значительная связь между рН крови вскоре после рождения и более поздними когнитивными и языковыми навыками.Например, недоношенная группа с ацидозом от легкой до умеренной степени набрала примерно на 10–11 баллов меньше по вербальным и зрительно-пространственным тестам, чем недоношенная группа с низким риском — большое расхождение. Такие данные, говорят авторы, показывают, что даже незначительный риск гипоксии в период рождения может иметь «заметное влияние на ход когнитивного развития».

По словам Раза, в настоящее время работающего в Государственном университете Уэйна в Детройте, «большинство неонатологов, вероятно, не ожидали бы обнаружить статистически значимую связь между степенью ацидоза, измеренной вскоре после рождения, и результатами когнитивных тестов у детей дошкольного и младшего школьного возраста, когда ацидоз только от легкой до умеренной, в худшем случае».

Хотя хорошо известно, что недоношенные дети, как правило, имеют больше когнитивных проблем, чем доношенные дети, ученые хотят выделить конкретные осложнения — из множества многих — которые вызывают наибольшие проблемы. Хороший способ сделать это — сравнить две группы недоношенных детей, которые разделяют риски беременности, родов и уязвимого послеродового периода, но различаются по одному единственному особому фактору риска (например, гипоксии при рождении).

Структурная или функциональная визуализация, такая как МРТ, может пролить свет на то, какие области мозга наиболее уязвимы к гипоксии у недоношенных детей.На данный момент авторы предполагают, что у недоношенных детей даже незначительный риск может быть связан с повреждением перивентрикулярного белого вещества, расположенного глубоко внутри мозга.

Связывая родовые осложнения с конкретными когнитивными проблемами, возникающими позже, ученые надеются понять уязвимость мозга к оскорблениям в раннем развитии человека. Кроме того, знание того, как ранние факторы риска влияют на когнитивные способности, может помочь врачам оценить эффективность медицинских вмешательств, поддерживающих недоношенных детей во время и после рождения.

Статья: «Влияние незначительного или умеренного риска гипоксии при рождении на приобретение когнитивных и языковых функций у недоношенных детей: перекрестное сравнение с противозачаточными средствами для недоношенных детей», Трейси Хопкинс-Голайтли, доктор философии, Университет Мемфиса; Сара Раз, доктор философии. Университет Мемфиса и Государственный университет Уэйна; и Крейг Дж. Сандер, доктор медицины, Baptist Memorial Hospital; Нейропсихология , Том. 17, № 1.

С Сарой Раз можно связаться в Институте Меррилла-Палмера Государственного университета Уэйна по электронной почте или по телефону (313) 872-1790.

Американская психологическая ассоциация (АПА) в Вашингтоне, округ Колумбия, является крупнейшей научной и профессиональной организацией, представляющей психологию в Соединенных Штатах, и крупнейшей в мире ассоциацией психологов. В состав АРА входят более 155 000 исследователей, преподавателей, клиницистов, консультантов и студентов. Через свои подразделения в 53 областях психологии и членство в 60 ассоциациях штатов, территорий и провинций Канады АПА работает над продвижением психологии как науки, как профессии и как средства повышения благосостояния людей.

Родовая травма: гипоксия

Гипоксия возникает, когда ребенок получает недостаточное количество кислорода в мозг до, во время или после родов. Состояние может привести к повреждению головного мозга и, при неправильном лечении, может прогрессировать в необратимое расстройство, такое как церебральный паралич, когнитивные нарушения или гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ). Однако гипоксия не обязательно приводит к постоянной инвалидности. В то время как большинство детей, рожденных с легкой гипоксией, выздоравливают без постоянной инвалидности, умеренная или тяжелая гипоксия существенно увеличивает риск того, что у вашего ребенка будет пожизненная инвалидность.

Что вызывает гипоксию?

Чем дольше не лечить, тем больше вероятность того, что гипоксия приведет к необратимой инвалидности. Поэтому крайне важно, чтобы гипоксия была выявлена ​​как можно раньше. Неонатальная гипоксия может возникнуть в любое время до, во время или после родов. Потенциальные факторы риска гипоксии включают:

  • Инфекция
  • Травмы пуповины
  • Плацентарная недостаточность — нарушение кровотока, приводящее к отсутствию роста плаценты
  • Врожденный порок сердца
  • Отслойка плаценты – слизистая оболочка плаценты отделяется от матки матери
  • Сердечно-сосудистый коллапс
  • Выпадение пуповины — пуповина покидает матку раньше или одновременно с плодом
  • Кислородное голодание
  • Плечевая дистоция — плечо ребенка застревает за лобковой костью матери во время родов
  • Аномалия кровеносных сосудов головного мозга

Варианты лечения

Первым шагом в лечении является реанимация младенца и стабилизация потока кислорода. Как только это будет сделано, в зависимости от потребностей ребенка, лечение может включать гипо- или гипертермию, введение жидкости и обеспечение адекватной вентиляции. В последние годы охлаждающая терапия стала популярным методом лечения. Охлаждающая терапия включает в себя пластиковое одеяло, внутри которого циркулирует прохладная вода. Охлаждающая терапия обычно длится менее трех дней, и в течение этого времени она замедляет отек мозга и гибель клеток, что в противном случае привело бы к необратимому повреждению мозга.

Если гипоксия переросла в необратимое повреждение головного мозга с когнитивным дефицитом, церебральным параличом или другими последствиями, то лечение сосредоточивается на сочетании лекарств и долгосрочной терапии. Неизлечимое повреждение головного мозга, вызванное длительной гипоксией, неизлечимо, поэтому лечение обязательно длится всю жизнь. Затраты на пожизненную биологическую и психологическую терапию (и дополнительные расходы на поддерживающую терапию) часто непомерно высоки. Семьи также могут нуждаться в некоторой форме психологической терапии, чтобы помочь справиться с эмоциональным и финансовым бременем, с которым они сталкиваются.

Врачебная ошибка и средства правовой защиты

В случае гипоксии травма наступает быстро, но ее можно предотвратить, а это означает, что если принять правильные меры, часто можно избежать необратимой инвалидности. Учитывая успехи, достигнутые в выявлении и лечении гипоксии за последние пятнадцать лет, гипоксия, которая прогрессирует в необратимую травму, может быть результатом медицинской халатности со стороны врача или других медицинских работников. В соответствии с законом о врачебной халатности, медицинские работники должны придерживаться действующих стандартов, чтобы обеспечить выявление и быстрое лечение любых дистрессов.Если врач не соблюдает эти стандарты, и в результате младенец получает необратимую травму, врач может быть привлечен к ответственности за врачебную ошибку.

Получите юридическую помощь по заявлению о родовой травме, связанной с гипоксией

После травмы ребенка все родители хотят думать о помощи для своего ребенка. После получения необходимой информации, лечения и поддержки от вашего врача следующим шагом может стать получение необходимой вам юридической помощи. Если вы считаете, что травма вашего ребенка могла быть вызвана небрежностью поставщика медицинских услуг, вы можете начать с обсуждения вашего дела с квалифицированным адвокатом по медицинским злоупотреблениям.

Систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований

Аннотация

Фон

Гипоксическая перинатальная травма головного мозга вызвана недостатком кислорода в мозгу ребенка и может привести к смерти или необратимому повреждению головного мозга. Однако эффективность терапевтической гипотермии у новорожденных с асфиксией при рождении и энцефалопатией неясна. Этот систематический обзор и метаанализ были направлены на оценку совокупного относительного риска смертности среди новорожденных с асфиксией при рождении и гипоксически-ишемической энцефалопатией в глобальном контексте.

Методы

Мы использовали рекомендации Preferred Reporting Items for Systematic Review and Meta-Analysis (PRISMA) для поиска рандомизированных контрольных испытаний в электронных базах данных (PubMed, Cochrane library, Google Scholar, MEDLINE, Embase, Scopus, Web of Science, Cochrane Central Register of Controlled Испытания (CENTRAL) и метарегистр текущих контролируемых испытаний (mCRT)). Авторы извлекли имя автора, год публикации, страну, метод охлаждения, тяжесть энцефалопатии, размер выборки в гипотермических и негипотермических группах, а также количество смертей в экспериментальной и контрольной группах.Для оценки объединенного относительного риска смертности использовалась взвешенная модель с фиксированными эффектами обратной дисперсии. Анализ подгрупп проводился по экономической классификации стран, методам охлаждения и охлаждающим устройствам. Систематическая ошибка публикации оценивалась с помощью графика воронки и теста Эггерса. Также был проведен анализ чувствительности.

Результаты

Всего для анализа было использовано 28 рандомизированных контролируемых исследований с общей выборкой 35 92 (1832 гипотермических и 1760 негипотермических) пациентов с гипоксически-ишемической энцефалопатией.Суммарный относительный риск летального исхода после проведения лечебной гипотермии составил 0,74 (95% ДИ; 0,67, 0,80; I 2 = 0,0%; р<0,996). Анализ подгрупп показал, что объединенный относительный риск смертности в странах с низким, низким средним, выше среднего и высоким уровнем доходов составил 0,32 (95% ДИ; -0,95, 1,60; I 2 = 0,0%; p<0,813), 0,5. (95%ДИ; 0,14, 0,86; I 2 = 0,0%; p<0,998), 0,62 (95%ДИ; 0,41–0,83; I 2 = 0,0%; p<0,634) и 0,76 (95%ДИ ; 0.69–0,83; I 2 = 0,0%; р<0,975) соответственно. Относительный риск смертности был одинаковым при селективном охлаждении головы и методе охлаждения всего тела и составил 0,74. Что касается охлаждающего устройства, совокупный относительный риск смертности для охлаждающего колпачка и охлаждающего одеяла одинаков (0,74). Тем не менее, он немного ниже (0,73) в охлаждающей гелевой упаковке.

Выводы

Терапевтическая гипотермия снижает риск смерти у новорожденных с умеренной и тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией.Как выборочное охлаждение головы, так и метод охлаждения всего тела эффективны для снижения смертности младенцев с этим заболеванием. Более того, страны с низким доходом больше всего выигрывают от терапии. Таким образом, медицинские работники должны рассмотреть возможность применения терапевтической гипотермии в рамках рутинной клинической помощи новорожденным с гипоксически-ишемической энцефалопатией, особенно в странах с низким уровнем дохода.

Образец цитирования: Abate BB, Bimerew M, Gebremichael B, Mengesha Kassie A, Kassaw M, Gebremeskel T, et al.(2021)Влияние терапевтической гипотермии на смерть новорожденных с асфиксией и гипоксически-ишемической энцефалопатией: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контрольных исследований. ПЛОС ОДИН 16(2): е0247229. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0247229

Редактор: Георг М. Шмельцер, Университет Альберты, КАНАДА

Поступила в редакцию: 5 августа 2020 г .; Принято: 4 февраля 2021 г .; Опубликовано: 25 февраля 2021 г.

Авторское право: © 2021 Abate et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в документе и в его вспомогательных информационных файлах.

Финансирование: Автор(ы) не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Сокращения: ГИЭ, Гипоксически-ишемическая энцефалопатия; ВОЗ, Всемирная организация здоровья; КИ, Доверительный интервал; ЗО, Скорректированное отношение шансов; ЧБ, Вес при рождении; Джорджия, Гестационный возраст; РР, Относительный риск; ПРИЗМА, Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов; СХК, Выборочное охлаждение головки; WBC, Охлаждение всего тела; ЛМИ, Низкий и средний доход

Введение

Гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) представляет собой осложнение, возникающее в результате интранатальной и неонатальной асфиксии.Неблагоприятные интранатальные события остаются основной причиной неонатальной смертности и бремени болезней в странах с развивающейся экономикой [1, 2]. Неонатальная энцефалопатия из-за перинатальной асфиксии встречается у 1–3 случаев на 1000 живорождений в странах с высоким уровнем дохода и до 20 случаев на 1000 живорождений в странах с низким и средним уровнем дохода [3]. Бремя в странах с низким и средним уровнем дохода намного выше, чем в странах с высоким уровнем дохода, и ежегодно на него приходится около одного миллиона смертей [4]. Если не лечить, 62% младенцев с перинатальной гипоксической травмой головного мозга умрут или будут иметь умеренную или тяжелую инвалидность в возрасте от 18 до 22 месяцев; лечение снижает этот показатель до 41% [5, 6].У выживших также развиваются длительные неврологические расстройства: у 45 % наблюдается задержка когнитивных функций и развития или трудности в обучении, у 29 % — некоторая степень церебрального паралича, у 26 % — слепота или дефекты зрения, у 17 % — проблемы с крупной моторикой и координацией, эпилепсия, 9% — потеря слуха или глухота и 1% — поведенческие проблемы [7, 8].

Интранатальная гипоксия, приводящая к гипоксически-ишемической энцефалопатии (ГИЭ), является одной из причин неонатальной энцефалопатии, при которой не существует окончательного теста для постановки диагноза.Кроме того, имеется очень мало знаний о нейропротекторных стратегиях, использование терапевтической гипотермии (ТГ) является одной из широко используемых стратегий и показало себя наиболее многообещающим нейропротекторным вмешательством [9, 10].

У новорожденных с перинатальной асфиксией гипероксемия при поступлении увеличивала частоту гипоксически-ишемической энцефалопатии (ГИЭ). Среди новорожденных с ГИЭ гипероксемия при поступлении повышала риск аномальных результатов магнитно-резонансной томографии головного мозга. Необходимо осторожное использование кислорода во время и после реанимации [11].Явление, при котором добавление кислорода после периода дефицита кислорода усиливает повреждение, известно как «кислородный парадокс». Таким образом, мощным средством снижения ГИЭ является предотвращение гипероксии, которая приводит к быстрому набуханию клеток [12].

Что касается процентного содержания кислорода, систематический обзор и метаанализ выявили значительное снижение риска неонатальной смертности и тенденцию к снижению риска тяжелой ГИЭ у новорожденных, реанимированных с помощью 21% О2 [13].Гипоксические поражения головного мозга связаны с повышением температуры мозга. Предполагается, что это повышение температуры вызвано повышенными метаболическими потребностями и высвобождением медиаторов воспаления после острого ишемического повреждения [14]. Гипотермия предотвращает смерть новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией вследствие перинатальной асфиксии и считается стандартным методом лечения новорожденных с этим состоянием [1, 15]. Было высказано предположение, что снижение центральной температуры тела на 1 °C приводит к снижению метаболических потребностей всего организма на 6–10 % [16].

Обычно используются два метода гипотермии (избирательное охлаждение головы и гипотермия всего тела) [17]. Охлаждение мозга эффективно для уменьшения степени повреждения головного мозга, даже если оно начато в течение 5,5 часов после ишемии головного мозга у доношенных плодов овцы. Снижение температуры мозга на 2-5°С обеспечивает нейропротекцию в моделях ишемии головного мозга у новорожденных и взрослых животных [18].

В многочисленных исследованиях терапевтической гипотермии сообщалось об улучшении выживаемости и неврологического развития в возрасте 18 месяцев, и в настоящее время это единственная нейропротективная стратегия для новорожденных с подозрением на гипоксически-ишемическое событие во время родов.

По данным Международного комитета по связи по реанимации (ILCOR) 2020, охлаждение для лечения гипотермии следует рассматривать только в учреждениях по уходу за новорожденными с возможностями для многопрофильной помощи и наличием достаточных ресурсов для проведения внутривенной терапии, респираторной поддержки, пульсоксиметрии, антибиотиков, противосудорожных препаратов и патологии. тестирование [19].

Предыдущие рандомизированные контролируемые исследования, проведенные по всему миру, сообщали об относительном риске смертности среди новорожденных с асфиксией при рождении и гипоксически-ишемической энцефалопатией после применения терапевтической гипотермии.Относительный риск смертности в таких рандомизированных контролируемых исследованиях варьировал от 0,00 [20] до 0,95 [21]. Это указывает на несоответствие данных об относительном риске смертности в разных странах мира. Кроме того, нет глобально обозначенных объединенных данных, которые можно было бы использовать в качестве исходных данных при разработке стратегий профилактики неонатальной смертности, особенно вследствие гипоксически-ишемической энцефалопатии. Таким образом, этот систематический обзор и метаанализ были направлены на оценку совокупного относительного риска смертности среди новорожденных с асфиксией при рождении и гипоксически-ишемической энцефалопатией в глобальном контексте.

Методы

Отчетность

Результаты этого обзора были представлены на основе руководства по предпочтительным элементам отчетности для систематического обзора и заявления мета-анализа (PRISMA) (контрольный список S1).

Стратегия поиска и источники информации

Мы нашли исследования, предоставляющие данные о влиянии терапевтической гипотермии/охлаждающей терапии на смертность новорожденных от гипоксически-ишемической энцефалопатии из PubMed, Cochrane library, Google Scholar, MEDLINE, Embase, Scopus, Web of Science, Cochrane Central Register of Controlled Trials (CENTRAL ) и метареестр текущих контролируемых испытаний (mCRT).Последний поиск проводился в апреле 2020 года. Поиск проводился с использованием ключевых слов/фраз и терминов медицинских предметных рубрик (MeSH). Для получения дополнительных потенциально подходящих исследований также был проведен поиск по снежному кому в списке литературы. Статьи с неполными отчетными данными обрабатывались путем обращения к соответствующим авторам. Мы использовали условия поиска независимо друг от друга и/или в сочетании с логическими операторами, такими как «ИЛИ» или «И».

Основными поисковыми терминами и фразами были «новорожденные», «новорожденные», «младенцы» и «терапевтическая гипотермия», «охлаждающая терапия», «асфиксия», «гипоксически-ишемическая», «гипоксически-ишемическая», «энцефалопатия». .Стратегии поиска разрабатывались с использованием различных булевых операторов. Примечательно, что для соответствия расширенной базе данных PubMed была применена следующая стратегия поиска: (новорожденный [термины MeSH] ИЛИ новорожденный ИЛИ перинатальный ИЛИ младенец) И (гипотермия [термины MeSH] ИЛИ охлаждение ИЛИ охлаждение ИЛИ температура ИЛИ температура тела) И (смерть ИЛИ смертность ) И (асфиксия [Термины MeSH] ИЛИ гипоксически-ишемическая ИЛИ гипоксически-ишемическая ИЛИ гипоксия головного мозга ИЛИ энцефалопатия И терапия (таблица S1).

Выбор исследования

Извлеченные исследования были экспортированы в программное обеспечение менеджера ссылок версии 8 для удаления повторяющихся исследований.Два исследователя (BB и TG) независимо друг от друга проанализировали извлеченные исследования, используя их названия и рефераты, прежде чем извлекать полнотекстовые статьи. Мы использовали заранее заданные критерии включения для дальнейшей проверки полнотекстовых статей. Разногласия обсуждались во время консенсусной встречи с другими рецензентами (AM и MW) для окончательного выбора исследований для включения в анализ.

Критерии приемлемости

Мы включили РКИ, в которых анализировали влияние гипотермии всего тела или селективного охлаждения головы на смертность новорожденных от гипоксически-ишемической энцефалопатии по сравнению с пациентами без переохлаждения.Мы включили только те исследования, которые соответствовали всем критериям. Не было ограничений по языку, продолжительности наблюдения, дате публикации или статусу. Исследования, в которых не сообщалось об интересующих нас результатах, были исключены.

Оценка качества

После объединения результатов поиска в базе данных дублирующиеся статьи были удалены с помощью Endnote (версия X8). Был использован Контрольный список критической оценки Института Джоанны Бриггс (JBI) для рандомизированных контролируемых испытаний [22, 23]. Четыре независимых автора оценили качество всех потенциальных исследований для включения в анализ.Оценка повторялась путем обмена друг с другом. Таким образом, одна работа была оценена двумя Авторами. Любые разногласия между рецензентами разрешались путем получения среднего балла двух рецензентов (таблица S2).

Извлечение данных

Авторы разработали форму извлечения данных на листе Excel, которая включает имя автора, год публикации, страну, метод охлаждения, тяжесть энцефалопатии, размер выборки в гипотермических и негипотермических группах, а также количество смертей в экспериментальной и контрольной группах. Лист извлечения данных был опробован с использованием 4 случайных бумаг. Форму экстракции корректировали после пилотирования шаблона. Двое авторов совместно извлекли данные, используя форму извлечения. Третий и четвертый авторы проверяли правильность данных независимо друг от друга. Любые разногласия между рецензентами разрешались путем обсуждения с третьим рецензентом и четвертым рецензентом, если это требовалось. Любая опечатка данных была устранена путем перекрестной проверки с включенными документами. Если мы получили неполные данные, мы исключили исследование после двух попыток связаться с соответствующим автором по электронной почте.

Статистический анализ

Первичной конечной точкой был относительный риск (ОР) смерти, который рассчитывался как отношение смертности среди пациентов с гипотермией к доле смерти среди пациентов без гипотермии.

После того, как данные были извлечены с использованием формата Microsoft Excel, мы импортировали данные в статистическое программное обеспечение STATA версии 14. 0 для дальнейшего анализа. Используя формулу биномиального распределения, для каждого исследования рассчитывали стандартную ошибку. Мы объединили оценки RR смерти с помощью метаанализа модели с фиксированными эффектами [24].Объединенные оценки ОР смерти с 95% ДИ были представлены с использованием лесных участков. Мы изучили неоднородность между исследованиями, используя кокрановскую статистику Q (хи-квадрат), обратную дисперсию (I2) и p-значения [25]. Анализ подгрупп проводился путем стратификации исследований с использованием метода охлаждения и экономической классификации страны, в которой проводилось исследование (страны с низким уровнем дохода, страны с уровнем дохода ниже среднего, страны с уровнем дохода выше среднего и страны с высоким уровнем дохода). [26].

Когда статистическое объединение невозможно, не объединенные данные представлялись в виде таблицы.Был использован анализ чувствительности, чтобы увидеть влияние одного исследования на общую оценку. Предвзятость публикации проверялась с помощью графика воронки и, более объективно, с помощью регрессионного теста Эггера [27].

Результаты

Выбор исследования

В общей сложности 21 572 исследования были выявлены с помощью электронного поиска (путем поиска в базе данных (n = 21 560) и других источников (n = 12)). После удаления дублирования осталось 11 150 статей (10 422 дубликата). Наконец, для полнотекстового обзора было отобрано 1500 исследований и 28 статей с общей выборкой из 3 человек.В окончательный анализ были включены 592 пациента (1832 с гипотермией и 1760 без гипотермии) (рис. 1).

Характеристики включенных исследований

В таблице 1 приведены характеристики 28 исследований, включенных в систематический обзор и метаанализ [20, 21, 28–50]. Что касается доходов стран, в которых проводилось исследование, было проведено 15 исследований в странах с высоким уровнем доходов, 4 исследования в странах с уровнем доходов выше среднего, 7 исследований в странах с низким уровнем доходов и 2 исследования в странах с низким уровнем доходов. Что касается используемых методов охлаждения, то в 20 исследованиях применялось охлаждение всего тела, а в остальных 8 исследованиях применялось избирательное охлаждение головы. В одиннадцати исследованиях использовали холодный гель, в 9 исследованиях использовали охлаждающее одеяло, а в 8 исследованиях в качестве охлаждающего устройства использовали охлаждающие колпачки. Было 1126/3592 смертей, 483/1832 в группе гипотермии и 643/1760 в контрольной группе (таблицы 1 и 2).

Характеристики исключенных исследований

Почти все исключенные исследования были сериями случаев. Большинство использовали методы охлаждения всего тела. Самая высокая доля этих исследований была из Африки. Что касается критериев исключения, некоторые исследования были исключены, поскольку исследование было прекращено из-за неблагоприятных исходов, неясных деталей исследования, только протокола и серии случаев (таблица 3).

Критерии включения и исключения исследований, включенных в метаанализ

Почти во всех включенных рандомизированных контролируемых испытаниях использовались аналогичные критерии включения. Они использовали следующие критерии включения: 5-минутная или 10-минутная оценка по шкале Апгар, PH спинного мозга 7,1, дефицит оснований, GA> = 36 недель, BW> = 2500 г и энцефалопатия. С другой стороны, в качестве критериев исключения использовались серьезные врожденные пороки развития, нарушение обмена веществ, хромосомные аномалии, врожденная инфекция, стойкая легочная гипертензия, преждевременный разрыв плодных оболочек и возраст старше 6 часов (таблица 4).

Мета-анализ

Влияние терапевтической гипотермии на смертность новорожденных с асфиксией и гипоксически-ишемической энцефалопатией.

Во всех исследованиях (n = 28) сообщалось о величине смертности среди охлажденных и неохлажденных новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией [20, 21, 28–50]. Авторы рассчитали относительный риск смертности во всех включенных исследованиях. Относительный риск смертности колебался от 0,00 л [20] до 0,95 л [21].

Анализ моделей с фиксированными эффектами из этих исследований показал, что объединенный относительный риск смертности равен 0.74 (95% ДИ; 0,67, 0,80; I 2 = 0,0%; p<0,996) (рис. 2).

Подгрупповой анализ влияния терапевтической гипотермии на смертность новорожденных с асфиксией и гипоксически-ишемической энцефалопатией.

Анализ подгрупп проводился путем стратификации по уровню дохода страны, способу охлаждения и устройству охлаждения. Исходя из этого, объединенный относительный риск смертности составил 0,32, 0,5, 0,62 и 0,76 в странах с низким, низким средним, выше среднего и высоким уровнем доходов соответственно (рис. 3 и таблица 5).Относительный риск смертности был одинаковым при селективном охлаждении головы и методе охлаждения всего тела и составил 0,74 (рис. 4 и таблица 5).

Что касается охлаждающего устройства, совокупный относительный риск смертности одинаков для охлаждающего колпачка и охлаждающего одеяла (0,74). Тем не менее, он немного ниже (0,73) в охлаждающей гелевой упаковке (рис. 5 и таблица 5).

Анализ чувствительности.

Мы использовали анализ чувствительности исключения, чтобы определить влияние отдельного исследования на совокупный относительный риск смертности.Результаты этого анализа чувствительности показали, что наши результаты не зависели от одного исследования. Наш объединенный оценочный относительный риск варьировался от 0,72 (0,65, 0,79) [36] до 0,75 (0,68, 0,82) [21] после исключения одного исследования (S1 Fig).

Предвзятость публикации.

Мы также проверили предвзятость публикации, и график воронки показал симметричное распределение (рис. S2). P-значение регрессионного теста Эггера составило 0,156, что указывало на отсутствие систематической ошибки публикации (S3 Fig).

Обсуждение

Этот систематический обзор и метаанализ РКИ были проведены для оценки эффективности терапевтической гипотермии/охлаждающей терапии для снижения смертности новорожденных с асфиксией и гипоксически-ишемической энцефалопатией.Установлено, что терапевтическая гипотермия эффективно снижает риск смерти у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией средней и тяжелой степени. Кроме того, как выборочное охлаждение головы, так и методы охлаждения всего тела эффективны для снижения смертности младенцев с этим заболеванием.

Было обнаружено, что совокупный относительный риск смертности среди новорожденных с асфиксией при рождении, получавших охлаждающую терапию, был почти на 26% ниже по сравнению с теми, кто не получал охлаждающую терапию. Этот результат был аналогичен систематическому обзору и метаанализу, проведенному в 2010 и 2013 годах [3, 15, 17, 51].

Вышеупомянутое сходство между нашей находкой и другими можно объяснить различными научными предположениями. Патофизиологически известно, что родовая асфиксия приводит к гипоксии и гипоксически-ишемическому инсульту. Первоначально гипоксически-ишемический (ГИ) инсульт приводит к первичной энергетической недостаточности, которая характеризуется снижением продукции АТФ. Это, в свою очередь, приводит к потере целостности клеточной мембраны нейронов, при этом проникновению кальция в клетку способствует активация рецептора NMDA и других эксайтотоксических нейротрансмиттеров.На данном этапе снижение церебрального метаболизма, антагонизм к рецепторам NMDA и подавление эксайтотоксических нейротрансмиттеров являются фундаментальными интервенционными стратегиями, которые следует использовать для устранения повреждения головного мозга/лечения ГИЭ у новорожденных с асфиксией. В отсутствие какого-либо вмешательства вторичная энергетическая недостаточность, связанная с ГИЭ средней и тяжелой степени, возникает через 6–48 часов латентного периода из-за окислительного стресса, воспаления и в конечном итоге приводит к гибели клеток. На данном этапе интервенционные стратегии, направленные на снижение маркеров окислительного стресса, воспаления и гибели клеток, имеют решающее значение для лечения ГИЭ у новорожденных с асфиксией [44, 52].

Другим механизмом может быть снижение церебрального метаболизма за счет ингибирования высвобождения многих токсинов после деполяризации. Он также может уменьшить повреждение ДНК, вызванное окислительным стрессом, за счет уменьшения маркеров стресса, ослабления возбуждающего повреждения головного мозга и подавления воспаления и запрограммированной гибели клеток (апоптоз) [44]. Таким образом, предполагается, что у новорожденных с асфиксией, получавших охлаждающую терапию, риск смертности был ниже, чем у новорожденных без охлаждающей терапии.

Анализ подгрупп по доходам в нашем исследовании показал, что охлаждающая терапия может снизить смертность новорожденных с асфиксией в странах с низким и средним уровнем дохода лучше, чем в странах с высоким уровнем дохода.В отличие от этого результата, систематический обзор и метаанализ, проведенные в странах с низким и средним уровнем дохода (LMI), не выявили значительного снижения неонатальной смертности при охлаждающей терапии в этих странах. Но не удалось исключить клинически важные преимущества/вреды охлаждающей терапии из-за широкого ДИ. Скорее, это объяснялось тем, что очевидное отсутствие эффекта лечения могло быть связано с неоднородностью и низким качеством включенных исследований, неэффективностью низкотехнологичных охлаждающих устройств, отсутствием оптимальной интенсивной терапии новорожденных [53].

В соответствии с результатами этого метаанализа в литературе было показано, что охлаждающая терапия может снизить смертность новорожденных с асфиксией в странах с низким уровнем дохода [15, 53]. Однако безопасность и доступность охлаждающей терапии в этих странах были под вопросом [52]. Поскольку в этом мета-анализе не были изучены вопросы безопасности и доступности охлаждающей терапии, авторы не смогли сильно похвалить прямое применение охлаждающей терапии в странах с низким уровнем дохода. Согласно ILCOR (2020), лечение охлаждением следует рассматривать, когда в учреждениях по уходу за новорожденными имеется инфраструктура и достаточные ресурсы для внутривенной терапии, респираторной поддержки, пульсоксиметрии, антибиотиков, противосудорожных препаратов и патологических исследований [19].

Что касается методов охлаждения, то было обнаружено, что относительный риск смертности среди новорожденных с асфиксией, получавших селективную терапию охлаждения головы или терапию охлаждения всего тела, был одинаковым. Метаанализ, проведенный в 2012 г., выявил несколько сниженный риск смертности у новорожденных, получавших терапию охлаждением всего тела, по сравнению с новорожденными, получавшими селективную терапию охлаждением головы [51]. В литературе указано, что, даже если как охлаждение всего тела, так и селективное охлаждение головы являются эффективными методами охлаждающей терапии и имеют сопоставимые результаты, охлаждение всего тела чаще используется из-за простоты введения.Селективное охлаждение головы более проблематично (уязвимо для высоких температурных колебаний и гипертермии во время согревания), что затрудняет его клиническое применение. Охлаждение всего тела обеспечивает системный эффект с охлаждением практически всех отделов головного мозга, в то время как избирательное охлаждение головы охлаждает только корковый отдел головного мозга [28, 54, 55]. По этим причинам авторы этого метаанализа считают, что охлаждение всего тела более применимо и эффективно, чем выборочное охлаждение головы; но это требует дальнейшего исследования и объяснения.

Что касается охлаждающих устройств, общий относительный риск смертности оказался одинаковым для охлаждающей крышки и охлаждающего одеяла. Однако в холодном гелевом пакете он был немного ниже. Литературы, сравнивающей охлаждающую шапочку, охлаждающее одеяло и охлаждающий гелевый компресс с точки зрения эффективности, не обнаружено. Таким образом, авторы данного метаанализа предполагают необходимость дальнейших исследований по данному вопросу.

Сила и ограничения

Этот метаанализ имеет несколько сильных сторон. Одним из них является отсутствие гетерогенности среди включенных рандомизированных контрольных испытаний во всех объединенных анализах.Кроме того, включенные рандомизированные контрольные испытания имеют высокое качество, согласно контрольному списку оценки качества JBI для рандомизированных контрольных испытаний. Это исследование также имеет определенные ограничения. Во-первых, в этом систематическом обзоре и метаанализе оценивалось только влияние терапевтической гипотермии на смертность. В нем отсутствуют данные о влиянии снижения инвалидности и хронических осложнений среди выживших младенцев. Более того, вопросы безопасности и доступности применения терапевтической гипотермии в СНСД здесь не рассматриваются и требуют дальнейшего изучения.

Заключение

Терапевтическая гипотермия снижает риск смерти новорожденных с умеренной и тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией. Как выборочное охлаждение головы, так и метод охлаждения всего тела одинаково эффективны в снижении смертности младенцев с этим заболеванием. Охлаждающий гелевый пакет немного лучше, чем охлаждающий колпачок и охлаждающее одеяло, снижал смертность. Охлаждающая терапия может применяться с использованием недорогих охлаждающих устройств с сервоприводом / низкотехнологичных устройств, таких как пакет со льдом, пакет с охлаждающим гелем, охлаждающая крышка, охлаждающие вентиляторы, охлаждающее одеяло, бутылки с водой и другие.Таким образом, медицинские работники должны рассмотреть возможность применения терапевтической гипотермии в рамках рутинной клинической помощи новорожденным с гипоксически-ишемической энцефалопатией, особенно в странах с низким и средним уровнем дохода, после изучения вопросов безопасности с использованием инфраструктуры учреждений неонатального ухода и адекватных ресурсов для оказания комплексной помощи, такой как внутривенная терапия, респираторная поддержка, пульсоксиметрия, антибиотики, противосудорожные препараты и патологические исследования. Также следует изучить дополнительные рандомизированные контрольные испытания, направленные на безопасность, доступность и эффективность методов охлаждения и охлаждающих устройств, которые будут применяться в странах с низким уровнем доходов.

Каталожные номера

  1. 1. Проф.-Аггрей-Васунна.pdf. Неонатальная терапевтическая гипотермия. http://wwwkenyapaediatricorg/. 2018.
  2. 2. Левен М.Л., Корнберг Дж., Уильямс Т. Частота и тяжесть постасфиксической энцефалопатии у доношенных детей. Раннее развитие человека. 1985; 11(1):21–6. пмид:4006822
  3. 3. Эдвардс А.Д., Броклхерст П., Ганн А.Дж., Холлидей Х., Ющак Э., Левен М. и др. Неврологические исходы в возрасте 18 месяцев после умеренной гипотермии по поводу перинатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии: синтез и метаанализ данных испытаний.бмж. 2010;340:c363. пмид:20144981
  4. 4. Лоун Дж. Э., Кусенс С., Зупан Дж., Команда LNSS. 4 миллиона неонатальных смертей: когда? Где? Почему? Ланцет. 2005;365(9462):891–900. пмид:15752534
  5. 5. Шанкаран С., Паппас А., Макдональд С.А., Вор Б.Р., Хинц С.Р., Йолтон К. и др. Исходы детского возраста после гипотермии по поводу неонатальной энцефалопатии. Медицинский журнал Новой Англии. 2012;366(22):2085–92. пмид:22646631
  6. 6. Файнер Н., Робертсон С., Ричардс Р., Пиннелл Л., Питерс К.Гипоксически-ишемическая энцефалопатия у доношенных новорожденных: перинатальные факторы и исход. Журнал педиатрии. 1981; 98 (1): 112–7. пмид:7452386
  7. 7. Мюррей Д.М., Бала П., О’КОННОР К.М., Райан К.А., Коннолли С., Бойлан Г.Б. Прогностическая ценность раннего неврологического обследования при неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии и исход развития нервной системы через 24 месяца. Медицина развития и детская неврология. 2010;52(2):e55–e9. пмид:20041933
  8. 8. Мваники М.К., Атиено М., Лоун Д.Э., Ньютон К.Р.Отдаленные исходы развития нервной системы после внутриутробных и неонатальных инсультов: систематический обзор. Ланцет. 2012;379(9814):445–52. пмид:22244654
  9. 9. Энцефалопатия новорожденных и неврологические исходы ne. Отчет Целевой группы Американского колледжа акушеров и гинекологов по неонатальной энцефалопатии. Педиатрия 2014;133(5):e1483–1488.
  10. 10. Мартинелло К., Харт А.Р., Яп С., Митра С., Робертсон Н.Дж. Ведение и исследование неонатальной энцефалопатии: обновление 2017 г.Архивы болезней в детском возрасте, выпуск для плода и новорожденного. 2017;102(4):F346–F58. пмид:28389438
  11. 11. Кападиа В.С., Чалак Л.Ф., Дюпон Т.Л., Роллинз Н.К., Брайон Л.П., Вайкофф М.Х. Перинатальная асфиксия с гипероксемией в течение первого часа жизни связана с умеренной и тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией. Журнал педиатрии. 2013;163(4):949–54. пмид:23759422
  12. 12. Саугстад ​​ОД. Кислородный парадокс у новорожденного: поддерживать кислород на нормальном уровне.Журнал педиатрии. 2013;163(4):934–5. пмид:23866716
  13. 13. Saugstad OD, Ramji S, Soll RF, Vento M. Реанимация новорожденных с 21% или 100% кислородом: обновленный систематический обзор и метаанализ. Неонатология. 2008;94(3):176–82. пмид:18612215
  14. 14. Карашевский Б., Уордлоу Дж. М., Маршалл И., Кворо В., Вартоловска К., Хага К. и др. Раннее повышение температуры головного мозга и анаэробный метаболизм при остром ишемическом инсульте человека. Мозг. 2009;132(4):955–64.пмид:19346327
  15. 15. Galvao TF, Silva MT, Marques MC, de Oliveira ND, Pereira MG. Гипотермия при перинатальной гипоксии-ишемии головного мозга в условиях различных ресурсов: систематический обзор. Журнал тропической педиатрии. 2013;59(6):453–9. пмид:23780995
  16. 16. Verco LJ, Хокингс LE. Терапевтическая гипотермия при черепно-мозговой травме. Анестезия и реаниматология. 2013;14(9):371–4.
  17. 17. Шах П.С., редактор Гипотермия: систематический обзор и метаанализ клинических испытаний.Семинары по фетальной и неонатальной медицине; 2010: Эльзевир.
  18. 18. Ганн А.Дж., Ганн Т.Р., Ганнинг М.И., Уильямс К.Е., Глюкман П.Д. Нейропротекция длительным охлаждением головы начиналась перед постишемическими судорогами у эмбрионов овец. Педиатрия. 1998;102(5):1098–106. пмид:9794940
  19. 19. Wyckoff MH, Wyllie J, Aziz K, de Almeida MF, Fabres J, Fawke J, et al. Реанимация новорожденных: международный консенсус 2020 г. по сердечно-легочной реанимации и неотложной сердечно-сосудистой помощи с рекомендациями по лечению.Тираж. 2020;142(16_suppl_1):S185–S221.
  20. 20. Акису М., Гусейнов А., Ялаз М., Цетин Х., Культурсай Н. Избирательное охлаждение головы с гипотермией подавляет образование фактора активации тромбоцитов в спинномозговой жидкости новорожденных с перинатальной асфиксией. Простагландины, лейкотриены и незаменимые жирные кислоты. 2003;69(1):45–50. пмид:12878450
  21. 21. Azzopardi DV, Strohm B, Edwards AD, Dyet L, Halliday HL, Juszczak E, et al. Умеренная гипотермия для лечения перинатальной асфиксической энцефалопатии.Медицинский журнал Новой Англии. 2009;361(14):1349–58. пмид:19797281
  22. 22. Питерс М.Д., Годфри К.М., Макинерни П., Соарес К.Б., Халил Х., Паркер Д. Руководство рецензента Института Джоанны Бриггс, 2015 г.: методология обзорных обзоров JBI. 2015.
  23. 23. Институт JB. Метаанализ статистики: инструмент оценки и обзора (JBI mastari). Аделаида: Институт Джоанны Бриггс. 2006;20032007.
  24. 24. Боренштейн М., Хеджес Л.В., Хиггинс Дж.П., Ротштейн Х.Р.Базовое введение в модели фиксированных и случайных эффектов для метаанализа. Методы синтеза исследований. 2010;1(2):97–111. пмид:26061376
  25. 25. Хиггинс Дж.П., Томпсон С.Г., Дикс Дж.Дж., Альтман Д.Г. Измерение несогласованности в мета-анализах. бмж. 2003;327(7414):557–60. пмид:12958120
  26. 26. Банк W. Страна и кредитные группы [Онлайн]. 2013.
  27. 27. Эггер М., Смит Г.Д., Шнайдер М., Миндер С. Смещение в метаанализе, обнаруженное с помощью простого графического теста.бмж. 1997;315(7109):629–34. пмид:9310563
  28. 28. Lin Z, Yu H, Lin J, Chen S, Liang Z, Zhang Z. Мягкая гипотермия посредством избирательного охлаждения головы в качестве нейропротекторной терапии у доношенных новорожденных с перинатальной асфиксией: опыт одного отделения интенсивной терапии новорожденных. Журнал перинатологии. 2006;26(3):180–4. пмид:16407967
  29. 29. Zhou W-h Cheng G-q, Shao X-m Liu X-z, Shan R-b Zhuang D-y и др. Селективное охлаждение головы с легкой системной гипотермией после неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование в Китае.Журнал педиатрии. 2010;157(3):367–72. е3. пмид:20488453
  30. 30. Робертсон Н.Дж., Накакито М., Хагманн С., Коуэн Ф.М., Аколет Д., Ивата О. и др. Терапевтическая гипотермия при асфиксии при рождении в условиях ограниченных ресурсов: пилотное рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. 2008;372(9641):801–3. пмид:18774411
  31. 31. Тайил С., Шанкаран С., Уэйд А., Коуэн Ф.М., Айер М., Сатисан К. и др. Охлаждение всего тела при неонатальной энцефалопатии с использованием материала с фазовым переходом.Архивы болезней в детском возрасте, выпуск для плода и новорожденного. 2013;98(3):F280–F1. пмид:23471462
  32. 32. Бхарадвадж С.К., Вишну Бхат Б. Терапевтическая гипотермия с использованием гелевых пакетов для доношенных новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией в условиях ограниченных ресурсов: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал тропической педиатрии. 2012;58(5):382–8. пмид:22396230
  33. 33. Бхат Ма. Re: Терапевтическая гипотермия после перинатальной асфиксии. Архивы болезней в детском возрасте, выпуск для плода и новорожденного.2006; 91(6):F464–F. пмид:17056849
  34. 34. Джейкобс С., Морли С., Индер Т., Стюарт М., Смит К., Макнамара П. и др. Сотрудничество по оценке охлаждения младенцев. Гипотермия всего тела у доношенных и недоношенных новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией: рандомизированное контролируемое исследование. Arch Pediatr Adolesc Med. 2011;165(8):692–700. пмид:21464374
  35. 35. Шанкаран С., Лаптук А.Р., Эренкранц Р.А., Тайсон Дж.Е., Макдональд С.А., Донован Э.Ф. и др. Гипотермия всего тела у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией.Медицинский журнал Новой Англии. 2005;353(15):1574–84. пмид:16221780
  36. 36. Симбрунер Г., Миттал Р.А., Ролманн Ф., Муче Р. Системная гипотермия после неонатальной энцефалопатии: исходы нео. нЕВРО. сеть РСТ. Педиатрия. 2010;126(4):e771–e8. пмид:20855387
  37. 37. Gluckman PD, Wyatt JS, Azzopardi D, Ballard R, Edwards AD, Ferriero DM, et al. Селективное охлаждение головы с легкой системной гипотермией после неонатальной энцефалопатии: многоцентровое рандомизированное исследование.Ланцет. 2005;365(9460):663–70. пмид:15721471
  38. 38. Eicher DJ, Wagner CL, Katikaneni LP, Hulsey TC, Bass WT, Kaufman DA и др. Умеренная гипотермия при неонатальной энцефалопатии: результаты эффективности. Детская неврология. 2005;32(1):11–7. пмид:15607598
  39. 39. Баттин М.Р., Пенрис Дж., Ганн Т.Р., Ганн А.Дж. Лечение доношенных детей с охлаждением головы и легкой системной гипотермией (35,0°С и 34,5°С) после перинатальной асфиксии. Педиатрия. 2003;111(2):244–51. пмид:12563046
  40. 40.Шанкаран С., Лаптук А., Райт Л.Л., Эренкранц Р.А., Донован Э.Ф., Фанарофф А.А. и соавт. Гипотермия всего тела при неонатальной энцефалопатии: наблюдения за животными как основа для рандомизированного контролируемого пилотного исследования у доношенных детей. Педиатрия. 2002;110(2):377–85. пмид:12165594
  41. 41. Джой Р., Пурнами Ф., Бетоу А., Бхат В.Б., Бобби З. Влияние терапевтической гипотермии на окислительный стресс и исход у доношенных новорожденных с перинатальной асфиксией: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал тропической педиатрии.2013;59(1):17–22. пмид:228
  42. 42. Мауленин Ф., Эльбаз М., Эльфаик С., Буфриуа Г., Элалуани Ф., Баркан М. и др. Терапевтическая гипотермия у новорожденных с асфиксией: опыт отделения интенсивной терапии новорожденных Университетской больницы Марракеша. Международный журнал педиатрии. 2017;2017. пмид:28567061
  43. 43. Лаптук А.Р., Шанкаран С., Тайсон Дж.Э., Муньос Б., Белл Э.Ф., Голдберг Р.Н. и др. Влияние терапевтической гипотермии, начатой ​​после 6-часового возраста, на смертность или инвалидность новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией: рандомизированное клиническое исследование.Джама. 2017;318(16):1550–60. пмид:2
  44. 28
  45. 44. Гане Б.Д., Бхат В., Рао Р., Нандхакумар С., Харичандракумар К., Адхишивам Б. Влияние терапевтической гипотермии на повреждение ДНК и исходы развития нервной системы у доношенных новорожденных с перинатальной асфиксией: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал тропической педиатрии. 2014;60(2):134–40. пмид:24343823
  46. 45. Селвей ЛД. Состояние науки: гипоксически-ишемическая энцефалопатия и гипотермические вмешательства у новорожденных.Достижения в неонатальной помощи. 2010;10(2):60–6. пмид:20386369
  47. 46. Хосе С. Влияние гипотермии при перинатальной асфиксии на исходы в детстве. Международный журнал современной педиатрии. 2017;5(1):86.
  48. 47. Аззопарди Д., Стром Б., Марлоу Н., Броклхерст П., Дейерл А., Эддама О. и др. Влияние гипотермии при перинатальной асфиксии на исходы у детей. Медицинский журнал Новой Англии. 2014;371(2):140–9. пмид:25006720
  49. 48. Шанкаран С., Лаптук А.Р., Макдональд С.А., Хиггинс Р.Д., Тайсон Дж.Е., Эренкранц Р.А. и соавт.Температурный профиль и исходы у новорожденных, перенесших гипотермию всего тела по поводу неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии. Педиатрическая реаниматология. 2012;13(1):53. пмид:21499182
  50. 49. Баттин М.Р., Дезоете Дж.А., Ганн Т.Р., Глюкман П.Д., Ганн А.Дж. Исход развития нервной системы у младенцев, получавших охлаждение головы и легкую гипотермию после перинатальной асфиксии. Педиатрия. 2001;107(3):480–4. пмид:11230586
  51. 50. Бхат Б.В., Адхишивам Б. Терапевтическое охлаждение при перинатальной асфиксии – индийский опыт.Индийский журнал педиатрии. 2014;81(6):585–91. пмид: 24619565
  52. 51. Тагин М.А., Вулкотт К.Г., Винсер М.Дж., Уайт Р.К., Стинсон Д.А. Гипотермия при неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии: обновленный систематический обзор и метаанализ. Архивы педиатрии и подростковой медицины. 2012;166(6):558–66. пмид:22312166
  53. 52. Наир Дж., Кумар В.Х. Современные и новые методы лечения гипоксически-ишемической энцефалопатии у новорожденных. Дети. 2018;5(7):99.пмид:30029531
  54. 53. Pauliah SS, Shankaran S, Wade A, Cady EB, Thayyil S. Терапевтическая гипотермия при неонатальной энцефалопатии в странах с низким и средним уровнем дохода: систематический обзор и метаанализ. ПлоС один. 2013;8(3). пмид: 23527034
  55. 54. Тайил С., Костелло А., Шанкаран С., Робертсон Н.Дж. Терапевтическая гипотермия при неонатальной энцефалопатии: последствия для неонатальных отделений в Индии. Индийская педиатрия. 2009;46(4). пмид:19383987
  56. 55. АлХарфи ТМ.Индуцированная гипотермия для лечения неонатальной гипоксически-ишемической энцефалопатии. Обзор литературы с метаанализом и разработка национального протокола Neurosciences (Эр-Рияд). 2013;18(1):18–26. пмид:23291793
  57. 56. Хорн А., Вудс Д., Томпсон С., Элс И., Крун М. Селективная церебральная гипотермия для постгипоксической нейропротекции у новорожденных с использованием твердой ледяной шапки. Южноафриканский медицинский журнал. 2006;96(9):976–81. пмид:17077928
  58. 57. Томас Н., Джордж К.С., Шридхар С., Кумар М., Курувилла К.А., Яна А.К.Охлаждение всего тела у новорожденных с перинатальной асфиксической энцефалопатией в условиях ограниченных ресурсов: технико-экономическое обоснование. Индийская педиатрия. 2011;48(6):445–51. пмид:21169643
  59. 58. Хорн А., Харрисон М., Линли Л. Оценка простого метода нейрозащитной гипотермии для новорожденных. Журнал тропической педиатрии. 2010;56(3):172–7. пмид:19793894
  60. 59. Rajhans A, Chouthai N, Joshi R. Гипотермия всего тела (WBH) для новорожденных с умеренной и тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией (HIE) в Индии.Педиатрическое академическое общество Бостона. 2012.
  61. 60. Хорн А., Томпсон С., Вудс Д., Нел А., Беккер А., Рода Н. и др. Индуцированная гипотермия у младенцев с гипоксически-ишемической энцефалопатией с использованием вентилятора с сервоприводом: предварительное пилотное исследование. Педиатрия. 2009;123(6):e1090–e8. пмид:19433516
  62. 61. Робертсон Н.Дж., Хагманн С.Ф., Аколет Д., Аллен Э., Ньомби Н., Эльбурн Д. и др. Пилотное рандомизированное исследование терапевтической гипотермии с последовательным ультразвуковым исследованием черепа и последующим наблюдением в течение 18–22 месяцев по поводу неонатальной энцефалопатии в больнице с ограниченными ресурсами в Уганде: протокол исследования.Испытания. 2011;12(1):138.
  63. 62. Li T, Xu F, Cheng X, Guo X, Ji L, Zhang Z и др. Системная гипотермия, индуцированная в течение 10 ч после рождения, улучшала неврологический исход у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. Больничная практика. 2009;37(1):147–52. пмид:20877184
  64. 63. См. К., Джамал С.С., Чиам М. Краткосрочные результаты терапевтической гипотермии у доношенных детей с умеренной и тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией; опыт Сунгай Було. Med J Малайзия.2012;67(3):265. пмид:23082414
  65. 64. Хорн А.Р., Джулай И., Тук Л., Харрисон М.С. Метод сервоприводного гелевого охлаждения новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией. Журнал тропической педиатрии. 2012;58(3):236–8. пмид: 21921105

Респираторный дистресс новорожденных — Американский семейный врач

1. Эдвардс М.О., Котеча С.Ж., Котеча С. Дыхательная недостаточность доношенного новорожденного. Pediatr Respir Rev .2013;14(1):29–36….

2. Респираторный дистресс-синдром. В: Schraufnagel DE, Kell B, ред. Дыхание в Америке: болезни, прогресс и надежда. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Американское торакальное общество; 2010: 197–205.

3. Верклан МТ. Итак, он немного преждевременный… что в этом такого? Медицинский центр Crit Care Nurs Clin North Am . 2009;21(2):149–161.

4. Йодер Б.А., Гордон МС, Барт У.Х. мл. Поздние преждевременные роды: меняет ли меняющаяся акушерская парадигма эпидемиологию респираторных осложнений? Акушерство Гинекол .2008;111(4):814–822.

5. Ашраф-Ганджой Т., Мирзаи Ф, Анари-Дохт Ф. Взаимосвязь между дородовым уходом и исходом беременности при беременности с низким риском. Open J Obstet Gynecol . 2011;1:109–112.

6. Статчфилд П., Уитакер Р, Рассел I; Антенатальные стероиды для досрочного кесарева сечения (ASTECS) Исследовательская группа. Антенатальный бетаметазон и частота неонатальной дыхательной недостаточности после планового кесарева сечения: прагматическое рандомизированное исследование. БМЖ . 2005;331(7518):662.

7. Американский колледж акушеров и гинекологов; Общество медицины матери и плода. Консенсус по акушерской помощи №. 1: безопасная профилактика первичного кесарева сечения. Акушерство Гинекол . 2014;123(3):693–711.

8. Хермансен С.Л., Лора КН. Дыхательная недостаточность у новорожденного. Семейный врач . 2007;76(7):987–994.

9. Джоб А.Х., Банкалари Э.Бронхолегочная дисплазия. Am J Respir Crit Care Med . 2001;163(7):1723–1729.

10. Бхандари А., Бандари В. Бронхолегочная дисплазия: обновление. Индийский J Педиатр . 2007;74(1):73–77.

11. Мерфи К., Вайнер Дж. Использование подсчета лейкоцитов в оценке сепсиса новорожденных с ранним началом. Pediatr Infect Dis J . 2012;31(1):16–19.

12. Химаюн М, Ахмад С, Расул А.Роль С-реактивного белка в раннем неонатальном сепсисе. Интернет J Pediatr Neonatol . 2009;11(2). http://ispub.com/IJPN/11/2/5613. По состоянию на 14 сентября 2014 г.

13. Saugstad OD, Рамджи С, СОЛ РФ, Венто М. Реанимация новорожденных с 21% или 100% кислородом: обновленный систематический обзор и метаанализ. Неонатология . 2008;94(3):176–182.

14. Доусон Дж. А., Камлин СО, Вонг С, и другие.Насыщение кислородом и частота сердечных сокращений во время реанимации новорожденных в родильном зале <30 недель беременности воздухом или 100% кислородом. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . 2009;94(2):F87–F91.

15. Бакмастер АГ, Арнольда Г, Райт И.М., Фостер Дж. П., Хендерсон-Смарт диджей. Непрерывная терапия положительным давлением в дыхательных путях у младенцев с респираторным дистресс-синдромом в центрах нетретичной медицинской помощи: рандомизированное контролируемое исследование [опубликованное исправление опубликовано в Pediatrics.2008;121(6):1301]. Педиатрия . 2007;120(3):509–518.

16. Менезес Дж., Бхандари В, Алвес Дж.Г. Назальная перемежающаяся вентиляция с положительным давлением в сравнении с назальным постоянным положительным давлением в дыхательных путях у недоношенных детей с респираторным дистресс-синдромом: систематический обзор и метаанализ. Arch Pediatr Adolesc Med . 2012;166(4):372–376.

17. Верлато Г, Кого ЧП, Бенетти Э, Гомирато С, Гуччарди А, Карниелли В.П.Кинетика сурфактанта при заболеваниях органов дыхания новорожденного. J Matern Fetal Neonatal Med . 2004; 16 (дополнение 2): 21–24.

18. Кого ЧП, Факко М, Симонато М, и другие. Дозирование свиного сурфактанта: влияние на кинетику и газообмен при респираторном дистресс-синдроме. Педиатрия . 2009;124(5):e950–e957.

19. Стивенс Т.П., и другие. Раннее введение сурфактанта с короткой вентиляцией легких по сравнению сселективный сурфактант и постоянная искусственная вентиляция легких у недоношенных детей с респираторным дистресс-синдромом или с риском его возникновения. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (4): CD003063.

20. Полин Р.А., Карло В. А.; Комитет по плодам и новорожденным; Американская академия педиатрии. Заместительная терапия сурфактантом у недоношенных и доношенных новорожденных с дыхательной недостаточностью. Педиатрия . 2014;133(1):156–163.

21. МакКолл Э.М., Олдердайс ФА, Холлидей ХЛ, Дженкинс Дж. Г., Вохра С.Вмешательства по предотвращению гипотермии при рождении у недоношенных и/или детей с низкой массой тела при рождении. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010;(3):CD004210.

22. Моррисон Дж.Дж., Ренни Дж. М., Милтон П.Дж. Респираторная заболеваемость новорожденных и родоразрешение в срок: влияние сроков планового кесарева сечения. Br J Obstet Gynaecol . 1995;102(2):101–106.

23. Шаубель Д, Йохансен Х, Датта М, Десмёль М, Беккер А, Мао Ю.Особенности новорожденных как факторы риска дошкольной астмы. J Астма . 1996;33(4):255–264.

24. Бирнкрант Д.Дж., Пиконе С, Марковиц В, Эль Хвад М, Шен У.Х., Тафари Н. Ассоциация транзиторного тахипноэ новорожденных и детской астмы. Pediatr Pulmonol . 2006;41(10):978–984.

25. Рамачандраппа А., Джейн Л. Плановое кесарево сечение: его влияние на неонатальный респираторный исход. Клин Перинатол . 2008;35(2):373–393.

26. Бурбон младший, Франкуаль Дж, Магни Дж. Ф., Линденбаум А, Лелюк Р, Дехан М. Изменения фосфолипидного состава трахеальных аспиратов новорожденных с болезнью гиалиновых мембран или транзиторным тахипноэ. Клин Чим Акта . 1990;189(1):87–94.

27. Мачадо ЛУ, Фиори Х.Х., Балдиссеротто М, ПК Рамос Гарсия, Виейра АС, Фиори РМ.Дефицит сурфактанта при транзиторном тахипноэ новорожденных. J Педиатр . 2011;159(5):750–754.

28. Чанг ДЖИ, Ким КР, Ким Э.А., Ким КС. Предсказуемые факторы риска и клиническое течение длительного транзиторного тахипноэ новорожденных. Корейский J Pediatr . 2010;53(3):349–357.

29. Бекдас М, Гоксугур С.В., Кучукбайрак Б. Причины длительного транзиторного тахипноэ новорожденных: перекрестное исследование в турецком родильном доме. Юго-Восточная Европа Health Sci J . 2013;3(2):152–158.

30. Asenjo M. Визуализация при транзиторном тахипноэ новорожденных. Медскейп. http://www.emedicine.com/radio/topic710.htm. По состоянию на 14 сентября 2015 г.

31. Кассаб М., Хриесат ВМ, Бавади Х, Анабрис Дж. Фуросемид при транзиторном тахипноэ у новорожденных. Кокрановская база данных Syst Rev . 2013;(6):CD003064.

32. Страуструп А, Трасанде Л, Хольцман ИР.Рандомизированное контролируемое исследование ограничительной инфузионной терапии при транзиторном тахипноэ у новорожденных. J Педиатр . 2012;160(1):38–43.

33. Ким М.Дж., Ю Дж. Х., Юнг Дж.А., Бьюн СЫ. Эффекты ингаляционного альбутерола при транзиторном тахипноэ у новорожденных. Аллергия Астма Иммунол Рез . 2014;6(2):126–130.

34. Абугхалва М., Таха С, Шараф Н, Салама Х. Антибиотикотерапия при классическом транзиторном тахипноэ новорожденных: необходимо лечение или нет? Перспективное исследование. Неонатология Сегодня . 2012;7(6):1–11.

35. Анадкат Ю.С., Кузневич М.В., Чаудхари БП, Коул ФС, Хамвас А. Повышенный риск респираторного дистресса среди белых, мальчиков, поздних недоношенных и доношенных детей. Дж Перинатол . 2012;32(10):780–785.

36. Мимуни Ф.Б., Мимуни Г, Бенталь Я. Неонатальное ведение ребенка от матери с диабетом. Педиатрический терапевт . 2013;4(1):1–4.

37. Паренхиматозные заболевания легких. Департамент здравоохранения округа Окленд. http://www.adhb.govt.nz/newborn/TeachingResources/Radiology/LungParenchyma.htm. По состоянию на 14 сентября 2015 г.

38. Койвисто М., Марттила Р, Саарела Т, Покела МЛ, Валкама А.М., Холлман М. Свистящее заболевание и повторная госпитализация в первые два года жизни после неонатального респираторного дистресс-синдрома. J Педиатр . 2005;147(4):486–492.

39.Сладкий ДГ, Карниелли В., Грейзен Г, и другие.; Европейская ассоциация перинатальной медицины. Европейское согласованное руководство по ведению неонатального респираторного дистресс-синдрома у недоношенных детей — обновление 2013 г. Неонатология . 2013;103(4):353–368.

40. Чудо X, Ди Ренцо ГК, Старк А, Фанаров А, Карбонелл-Эстрани Х, Саллинг Е; Координаторы Рабочей группы по недоношенности Всемирной ассоциации перинатальной медицины.Руководство по использованию антенатальных кортикостероидов для созревания плода. Дж Перинат Мед . 2008;36(3):191–196.

41. Ойелез Ю., Кулин А, Анант резюме, Каминский Л.М., Винтцилеос А, Смулян Дж. Окрашенные меконием амниотические жидкости во время беременности и у новорожденных с кислотно-щелочным статусом. Акушерство Гинекол . 2006;108(2):345–349.

42. Даргавиль, Пенсильвания, Копнелл Б; Австралийская и новозеландская неонатальная сеть.Эпидемиология синдрома аспирации мекония: заболеваемость, факторы риска, методы лечения и исход. Педиатрия . 2006;117(5):1712–1721.

43. Уисвелл Т.Е., Гэннон КМ, Джейкоб Дж, и другие. Ведение в родильном зале новорожденного, окрашенного меконием, по-видимому, энергичного: результаты многоцентрового международного совместного исследования. Педиатрия . 2000; 105 (1 пт. 1): 1–7.

44. Jesitus J. Сепсис: новорожденные требуют высокой подозрительности, быстрых действий.1 января 2015 г. Современная педиатрия. http://contemporarypediatrics.modernmedicine.com/contemporary-pediatrics/news/sepsis-neonates-require-high-suspicion-quick-action. По состоянию на 9 октября 2015 г.

45. Олссон А., Шах VS. Интранатальные антибиотики для известной материнской колонизации стрептококками группы B. Кокрановская база данных Syst Rev . 2014;(6):CD007467.

46. Ангстетра Д, Фергюсон Дж, Джайлз ВБ. Внедрение универсального скрининга на стрептококки группы В (СГБ) в соответствии с протоколом управления рисками приводит к снижению числа случаев СГБ с ранним началом в третичном акушерском отделении. Aust N Z J Obstet Gynaecol . 2007;47(5):378–382.

47. Пуополо К.М., Дрейпер Д, Ви С, и другие. Оценка вероятности неонатальной инфекции с ранним началом на основе материнских факторов риска. Педиатрия . 2011;128(5):e1155–e1163.

48. Циалла С, Боргези А, Серра Г, Стронати М, Корселло Г. Антимикробная терапия в отделении реанимации новорожденных. Ital J Pediatr .2015;41:27.

49. Али Х, Массаро А, Акун С, Озен М. Пневмоторакс у новорожденных: клиника, факторы риска и исходы. J Matern Fetal Neonatal Med . 2014;27(4):402–406.

50. Штайнхорн Р.Х. Неонатальная легочная гипертензия. Pediatr Crit Care Med . 2010;11(2 приложения):S79–S84.

51. Хайбрехтс К.Ф., Бейтман БТ, Пальмстен К, и другие. Применение антидепрессантов на поздних сроках беременности и риск персистирующей легочной гипертензии у новорожденных. ДЖАМА . 2015;313(21):2142–2151.

52. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Врожденные пороки сердца. Данные и статистика. http://www.cdc.gov/ncbddd/heartdefects/data.html. По состоянию на 18 июня 2015 г.

53. Себелиус К. Письмо министра здравоохранения и социальных служб. Сентябрь 2011 г. http://www.hrsa.gov/advisorycommittees/mchbadvisory/heritabledisorders/recommendations/correspondence/cyanoticheartsecre09212011.pdf. По состоянию на 7 июля 2015 г.

54.де-Валь Гранелли А, Веннергрен М, Сандберг К, и другие. Влияние скрининга пульсоксиметрии на выявление протокозависимого врожденного порока сердца: шведское проспективное скрининговое исследование с участием 39 821 новорожденного. БМЖ . 2009; 338: а3037.

55. Петерсон С, Гросс SD, Остер М.Е., Олни Р.С., Касселл Ч. Экономическая эффективность рутинного скрининга критических врожденных пороков сердца у новорожденных в США. Педиатрия . 2013;132(3):e595–e603.

Клиническая практика неонатальной оксигенации: где мы потерпели неудачу? Что мы можем сделать?

  • Комро-младший Дж.Х. Как задержать прогресс, даже не пытаясь. В: Ретроспектроскоп. Взгляд на медицинское открытие . Von Gehr Press: Менто-Парк, Калифорния, 1977, стр. 114–119.

    Google ученый

  • Сола А., Ли Б.Х. Обучение оксигенации было недостаточным: необходимо штопать .Представлено: Общество педиатрических исследований 2007 г.: Торонто, Канада.

  • Комро младший Дж. Х., Бансон Э. Р., Коутс младший Э. О. . Психические изменения, происходящие у пациентов с хронической аноксемией во время оксигенотерапии. J Am Med Assoc 1950; 143 : 1044–1048.

    Артикул Google ученый

  • Aust AE, Eveleigh JF . Механизмы окисления ДНК. Exp Biol Med 1999; 222 : 246–252.

    КАС Статья Google ученый

  • Штадтман Э.Р., Оливер К.Н. Катализируемое металлами окисление белков. J Biol Chem 1991; 266 : 2005–2008 гг.

    КАС пабмед Google ученый

  • Сола А., Рогидо М., Деулофейт Р. Кислород как угроза здоровью новорожденных: призыв к разрядке в клинической практике. Acta Pediatr 2007; 96 : 798–800.

    Артикул Google ученый

  • Сола А., Чоу Л., Рогидо М. . Пульсоксиметрия в неонатальной помощи в 2005 г. Всесторонний обзор современного состояния дел. An Pediatr (Barc) 2005; 62 : 266–281.

    КАС Статья Google ученый

  • Бонхорст Б., Питер К.С., Поэтс К.Ф. Выявление гипероксемии у новорожденных: данные трех новых пульсоксиметров. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2002; 87 (3): F217–F219.

    КАС Статья Google ученый

  • Уорки Ф.А., Раис-Бахрами К., Шорт Б.Л. Клиническое применение пульсоксиметров нового поколения в отделении реанимации новорожденных. Am J Перинатол 2005; 22 (7): 357–360.

    Артикул Google ученый

  • Робертсон Ф.А., Хоффман Г.М.Клиническая оценка влияния целостности и насыщенности сигнала на доступность данных и точность оксиметров Masimo SE и Nellcor N-395 у детей. Anesth Analg 2004; 98 (3): 617–622.

    Артикул Google ученый

  • Хэй-младший В.В., Родден Д.Дж., Коллинз С.М., Мелара Д.Л., Хейл К.А., Фашоу Л.М. Надежность традиционной и новой пульсоксиметрии у новорожденных. Ж Перинатол 2002; 22 (5): 360–366.

    Артикул Google ученый

  • Фаулер В.С., Комро Д.Х. Исследования функции легких. I. Скорость увеличения сатурации артериальной крови кислородом при вдыхании 100% О2. J Clin Invest 1948; 27 : 327–334.

    КАС Статья Google ученый

  • Николини У., Николаидис П., Фиск Н., Воан Д.И., Фуси Л., Глисон Р. и др. .Ограниченная роль забора крови плода в прогнозировании исхода задержки внутриутробного развития. Ланцет 1990; 336 : 768–772.

    КАС Статья Google ученый

  • Камлин К.О., О’Доннелл К.П., Дэвис П.Г., Морли К.Дж. Насыщение кислородом у здоровых детей сразу после рождения. J Pediatr 2006; 148 (5): 585–589.

    Артикул Google ученый

  • Мариани Г., Дик П.Б., Эскер А., Агирре А., Эстебан М.Л., Перес С. и др. .Предуктальное и постдуктальное насыщение кислородом у здоровых доношенных новорожденных после рождения. J Pediatr 2007; 150 (4): 418–421.

    Артикул Google ученый

  • Виджаякумар Э., Уорд Г.Дж., Буллок К.Э., Паттерсон М.Л. Пульсоксиметр у младенцев с массой тела при рождении менее 1500 г на дополнительном кислороде: национальное исследование. Дж Перинатол 1997; 17 : 341–345.

    КАС пабмед Google ученый

  • Кастильо А., Сола А., Бакеро Х. и др. .Уровни сатурации пульсовой оксиметрии и значения напряжения кислорода в артериальной крови у новорожденных, получающих оксигенотерапию в отделении интенсивной терапии новорожденных: является ли приемлемым диапазоном от 85% до 93%? Педиатрия (в печати).

  • Сола А., Чоу Л., Рогидо М. Ретинопатия недоношенных и оксигенотерапия: изменяющиеся отношения. An Pediatr (Barc) 2005; 62 : 48–63.

    КАС Статья Google ученый

  • Уилсон-Костелло Д., Фридман Х., Миних Н., Фанарофф А.А., Хак М. .Улучшенные показатели выживаемости с повышенной неврологической инвалидностью для младенцев с экстремально низкой массой тела при рождении в 1990-х годах. Педиатрия 2005; 115 : 997–1003.

    Артикул Google ученый

  • Грессенс П., Рогидо М., Пайндавейне Б., Сола А. . Влияние методов интенсивной терапии новорожденных на развивающийся мозг. J Pediatr 2002; 140 (6): 646–653.

    Артикул Google ученый

  • Пэн Дж., Пэн Л., Стивенсон Ф.Ф., Доктров С.Р., Андерсен Дж.К.Железо и паракват как синергетические факторы риска окружающей среды при спорадической болезни Паркинсона ускоряют возрастную нейродегенерацию. J Neurosci 2007; 27 (26): 6914–6922.

    КАС Статья Google ученый

  • Каур Д., Пэн Дж., Чинта С.Дж., Раджагопалан С., Ди Монте Д.А., Черный Р.А. и др. . Повышенное потребление железа новорожденными мышами приводит к паркинсоноподобной нейродегенерации с возрастом. Neurobiol Aging 2007; 28 : 907–913.

    КАС Статья Google ученый

  • Сола А, Рогидо М.Р. Железо, окисление и недоношенные дети. J Pediatr (в печати).

  • Сола А . Выключайте свет и кислород, когда они не нужны: фототерапия и окислительный стресс у новорожденных. J Педиатр (Рио Дж) 2007; 83 (4): 293–296.

    Артикул Google ученый

  • Гилберт С., Рахи Дж., Экштейн М., О’Салливан Дж., Фостер А. .Ретинопатия недоношенных в странах со средним уровнем дохода. Ланцет 1997; 350 : 12–14.

    КАС Статья Google ученый

  • Гуд В.В., Харди Р.Дж., Добсон В., Палмер Э.А., Фелпс Д.Л., Квинтос М. и др., Кооперативная группа раннего лечения ретинопатии недоношенных. Заболеваемость и течение ретинопатии недоношенных: результаты исследования раннего лечения ретинопатии недоношенных. Педиатрия 2005; 116 : 15–23.

    Артикул Google ученый

  • Сильверман WA . Ретролентальная фиброплазия: современная притча . Грюн и Старттон: Нью-Йорк, 1980. Доступно по адресу: http://www.neonatology.org/classic/parable/default.html.

    Google ученый

  • Крест KW . Стоимость профилактики ретролентальной фиброплазии? Ланцет 1973; 2 : 946–954.

    Google ученый

  • Болтон ДПГ, Кросс КВ .Дальнейшие наблюдения о стоимости профилактики ретролентальной фиброплазии. Ланцет 1974; 1 : 445–448.

    КАС Статья Google ученый

  • Палмер Э.А., Флинн Дж.Т., Харди Р.Дж., Фелпс Д.Л., Филлипс С.Л., Шаффер Д.Б. и др. . Частота и раннее течение ретинопатии недоношенных. Криотерапия ретинопатии недоношенных кооперативная группа. Офтальмология 1991; 98 : 1628–1640.

    КАС Статья Google ученый

  • Флинн Дж.Т., Банкалари Э., Бачински Б.Н., Бакли Э.Б., Бавол Р., Голдберг Р. и др. . Ретинопатия недоношенных. Диагноз, тяжесть и естественное течение. Офтальмология 1987; 94 : 620–629.

    КАС Статья Google ученый

  • Флинн Дж.Т. Острая пролиферативная ретролентальная фиброплазия: многофакторный анализ риска. Trans Am Ophthalmol Soc 1983; 81 : 549–591.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шаффер Д.Б., Палмер Э.А., Плоцкий Д.Ф., Мец Х.С., Флинн Дж.Т., Тунг Б. и др. . Прогностические факторы естественного течения ретинопатии недоношенных. Криотерапия ретинопатии недоношенных кооперативная группа. Офтальмология 1993; 100 (2): 230–237.

    КАС Статья Google ученый

  • Флинн Дж.Т., Банкалари Э., Снайдер Э., Голдберг Р.Н., Фойер В., Кэссиди Дж. и др. .Когортное исследование чрескожного напряжения кислорода, частоты и тяжести ретинопатии недоношенных. N Engl J Med 1992; 326 : 1050–1054.

    КАС Статья Google ученый

  • Смит Ю.Л. Патогенез ретинопатии недоношенных. Гормон роста IGF Res 2004; 14 (прил. А): S140–S144.

    КАС Статья Google ученый

  • Пенн Дж.С., Генри М.М., Толдман Б.Л.Воздействие чередующейся гипоксии и гипероксии вызывает тяжелую пролиферативную ретинопатию у новорожденных крыс. Pediatr Res 1994; 36 : 731–774.

    Артикул Google ученый

  • Йорк Дж.Р., Ландерс С., Кирби Р.С., Арбогаст П.Г., Пенн Дж.С. Колебания артериального кислорода и ретинопатия недоношенных у новорожденных с очень низкой массой тела при рождении. Ж Перинатол 2004; 24 : 82–87.

    Артикул Google ученый

  • Сайто Ю., Омото Т., Чо Ю., Хацукава Ю., Фуимура М., Такеучи Т. .Прогрессирование ретинопатии недоношенных и колебания напряжения газов крови. Graefes Arch Clin Exp Ophthalmol 1993; 231 : 151–156.

    КАС Статья Google ученый

  • Чоу Л.С., Райт В.К., Сола А. Могут ли изменения в клинической практике снизить частоту тяжелой ретинопатии недоношенных у новорожденных с очень низкой массой тела при рождении? Педиатрия 2003; 111 : 339–345.

    Артикул Google ученый

  • Деулофейт Р., Криц А., Адамс-Чепмен И., Сола А. .Избегание гипероксии у детей с массой тела ≤1250 г связано с улучшением краткосрочных и долгосрочных результатов. Ж Перинатол 2006; 26 : 700–705.

    КАС Статья Google ученый

  • Ким Т.И., Сон Дж., П.И. С.И., Юн Ю.Х. Постнатальные факторы риска ретинопатии недоношенных. Pediatr Perinat Epidemiol 2004; 18 : 130–134.

    Артикул Google ученый

  • Тин В., Миллиган В.А., Пеннефатер П., Хей Э.Пульсоксиметрия, тяжелая ретинопатия и исход в течение одного года у детей со сроком гестации менее 28 недель. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2001; 84 : F106–F110.

    КАС Статья Google ученый

  • Грамлихт Т . Кислородная терапия. В: Барнхарт С.Л., Червинске М.П. (ред.). Перинатальная и детская респираторная помощь . В. Б. Сондерс: Филадельфия, Пенсильвания, 1995, стр. 156–179.

    Google ученый

  • Райт К.В., Сами Д., Томпсон Л., Раманатан Р., Джозеф Р., Фарзаванди С. .Протокол физиологического пониженного содержания кислорода снижает частоту возникновения пороговой ретинопатии недоношенных. Trans Am Ophthalmol Soc 2006; 104 : 78–84.

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Vanderveen DK, Mansfield TA, Eichenwald EC . Более низкие пределы тревоги по насыщению кислородом уменьшают тяжесть ретинопатии недоношенных. J AAPOS 2006; 10 (5): 445–448.

    Артикул Google ученый

  • Саугстад ​​О.Д.Кислород и ретинопатия недоношенных. Ж Перинатол 2006; 26 (доп. 1): S46–S50.

    КАС Статья Google ученый

  • Уоллес Д.К., Венесс-Михан К.А., Миллер В.К. Частота случаев тяжелой ретинопатии недоношенных до и после умеренного снижения целевого уровня насыщения кислородом. J AAPOS 2007; 11 (2): 170–174.

    Артикул Google ученый

  • Деулофейт Р., Сола А. .Риск позднего бактериального сепсиса у младенцев <1000 г: еще один положительный эффект от предотвращения гипероксии? E-PAS 2006; 59 : 2851.14830.

    Google ученый

  • Деулофейт Р., Дуделл Г., Сола А. . Эффект лечения в зависимости от пола при стремлении избежать гипероксии у недоношенных детей в отделении интенсивной терапии. Acta Pediatr 2007; 96 : 990–994.

    Артикул Google ученый

  • Коллинз М.П., ​​Лоренц Дж.М., Джеттон Дж.Р., Панет Н.Гипокапния и другие связанные с вентиляцией факторы риска церебрального паралича у детей с низкой массой тела при рождении. Pediatr Res 2001; 50 : 712–719.

    КАС Статья Google ученый

  • Клингер Г., Бейен Дж., Шах П., Перлман М. . Увеличивают ли гипероксемия и гипокапния риск повреждения головного мозга после интранатальной асфиксии? Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2005; 90 : F49–F52.

    КАС Статья Google ученый

  • Мейси П.М., Ву М.А., Харпер Р.М.Гипероксические эффекты головного мозга нормализуются добавлением CO2. PLoS Med 2007; 4 (5): e173.

    Артикул Google ученый

  • Saugstad OD, Ramji S, Vento M . Реанимация новорожденных с депрессией атмосферным воздухом или чистым кислородом: метаанализ. Биол Новорожденный 2005; 87 : 27–34.

    Артикул Google ученый

  • Саугстад ​​О.Д.Оптимальная оксигенация при рождении и в неонатальном периоде. Неонатология 2007; 91 (4): 319–322.

    КАС Статья Google ученый

  • Saugstad OD, Ramji S, Vento M . Кислород для реанимации новорожденных: сколько хватит? Педиатрия 2006; 118 : 789–792.

    Артикул Google ученый

  • Сола А., Деулофейт Р.Кислород и оксигенация в родильном зале. J Pediatr 2006; 148 : 564–565.

    Артикул Google ученый

  • Раби Ю., Раби Д.Р., Йи В. . Комнатная воздушная реанимация угнетенного новорожденного: систематический обзор и метаанализ. Реанимация 2007; 72 : 353–363.

    Артикул Google ученый

  • Венто М., Асенси М., Састре Х., Гарсия-Сала Ф., Паллардо В., Винья Х. .Реанимация комнатным воздухом вместо 100% кислорода предотвращает окислительный стресс у доношенных детей с умеренной асфиксией. Педиатрия 2001; 107 : 642–647.

    КАС Статья Google ученый

  • Cheung PY, Stevens JP, Haase E, Stang L, Bigam DL, Etches W и др. . Дисфункция тромбоцитов у новорожденных поросят с асфиксией, реанимированных 21% и 100% кислородом. Pediatr Res 2006; 59 : 540–636.

    Артикул Google ученый

  • Маркус Т., Ханссон С., Амер-Велин И., Хельстрем-Вестас Л., Саугстад ​​О.Д., Лей Д. . Церебральный воспалительный ответ после асфиксии плода и гипероксической реанимации у новорожденных овец. Pediatr Res 2007; 62 (1): 71–77.

    Артикул Google ученый

  • Андрессен Дж. Х., Солберг Р., Лоберг Э. М., Манкеби Б. Х., Стрей-Педерсен Б., Саугстад ​​О. Д. .Реанимация с 21 или 100% кислородом у гипоксически обработанных никотином новорожденных поросят: возможное нейропротекторное действие никотина. Неонатология 2007; 93 : 36–44.

    Артикул Google ученый

  • Лакшминрусимха С., Рассел Дж. А., Стейнхорн Р. Х., Райан Р. М., Гуджино С. Ф., Морин III ФК и др. . Сократительная способность легочных артерий у новорожденных ягнят увеличивается при реанимации 100% кислородом. Pediatr Res 2006; 59 : 137–141.

    Артикул Google ученый

  • Саугстад ​​О.Д. Сделайте вдох, но не добавляйте кислород (если он не нужен). Acta Pediatr 2007; 96 : 789–800.

    Google ученый

  • Наумбург Э., Беллокко Р., Кнаттингиус С., Джонсон А., Экбом А. . Дополнительный кислород и риски детской лимфатической лейкемии. Acta Pediatr 2002; 91 : 1233–1328.

    Артикул Google ученый

  • Спектор Л.Г., Клебанофф М.А., Фойснер Дж.Х., Георгиев М.К., Росс Дж.А. Детский рак после кислородной терапии новорожденных.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.