Александр кушнер стихи детские – krasivye-stihi-o-dobrote-dushi — запись пользователя Карина (vk.com/mybookland) (milakamilla) в сообществе Детские книги в категории стихи

Александр Кушнер «Веселая прогулка» — MamaZa

Информация о книге

  • Название: «Веселая прогулка»
  • Автор: Александр Кушнер
  • Художник: Елена Станикова
  • Издательство: Азбука
  • Тип обложки: твердая
  • Размер: чуть меньше формата А4

Внутри книги:

  • много стихов Кушнера
  • яркие иллюстрации

 

Для кого эта книга?

  • для дошкольников
  • для младших школьников
  • для поклонников Кушнера

Это очень большая редкость, когда хороший взрослый поэт пишет по-настоящему отличные детские стихи. И Александр Кушнер именно тот самый случай.

А.Кушнер выдающийся взрослый поэт, но и его стихи для детей получаются правдивыми, веселыми, по-детски хулиганскими, а над некоторыми вообще обхохотаться можно.

Большая новость

Ничего себе, дела!
Говорят, Земля кругла.
Мне сказал об этом Коля
Из квартиры двадцать шесть.
Я подумал: врёт он, что ли?
Но узнал, что так и есть.

Если вы об этом знали,

Что ж мне раньше не сказали?

Я пять лет на свете прожил
И ещё четыре дня.
Что Земля на шар похожа —
Это новость для меня!

Мама мне в ответ сказала:
— В самом деле, стыд и срам.
Почему-то я считала —
Ты об этом знаешь сам!

 Не шумите!

Не шумите! А разве шумели
Мы? Андрюша стучал еле-еле
Молотком по железной трубе.
Я тихонько играл на губе,
Пальцем книзу её отгибая.
Таня хлопала дверью сарая.
Саша камнем водил по стеклу.
Коля бил по кастрюле в углу
Кирпичом, но негромко и редко.
— Не шумите! — сказал соседка.
А никто и не думал шуметь,
Вася пел, ведь нельзя же не петь!
А что голос у Васи скрипучий,
Так зато мы и сгрудились кучей,
Кто стучал, кто гремел, кто скрипел,
Чтобы он не смущался и пел!

А еще Александр Кушнер умеет перевоплощаться в своего лирического героя, которому ну уж точно не больше десяти лет, и на взрослых умеет глядеть его глазами, и на мир смотрит без предвзятости, без всяких там «я-старше-лучше-знаю» или «вырастешь-поймешь».

Когда я буду взрослым

Когда я буду взрослым,
Я буду очень грозным,
И скажут мои детки:
«Нельзя ли погулять?»
«А час какой? Девятый?
Пожалуй, поздновато.
А ну, — скажу, — ребята,
Сейчас же марш в кровать!»

Когда я буду взрослым,
Я буду очень грозным,
И скажут мои детки:
«Нельзя ли поиграть?!
Скажу: «Весь день играли?
Коробку поломали?
Катушку потеряли?
Сейчас же марш в кровать!»

Александр Кушнер – петербуржец и город свой очень любит, поэтому «Веселая прогулка» не просто так прогулка, а прогулка по Санкт-Петербургу. В книге есть и Нева, и Мойка, и Фонтанка – «Петербургские реки», и «Петровские пушки», и «Белая ночь»…

Корабли

У моста Тучкова
средь яркого льда
толпятся, как звери,
речные суда.
Прижавшись друг к другу,
всю зиму стоят.
Сверкают их трубы
и люки блестят.

И я представляю,
что я капитан,
веду пароход
по реке сквозь туман,
блестит
капитанская рубка моя,
дымит
капитанская трубка моя.

Всю долгую зиму
ходил я смотреть
на белые мачты
и яркую медь.
Васильевский остров!
Весёлый маршрут!
Стоят пароходы
и солнышка ждут.

Как только наступят
весенние дни,
в оживших каютах
зажгутся огни.
Войдёт капитан
и не знает того,
что в рубке просторной
я был до него!

Издание оформлено иллюстрациями талантливой художницы Елены Станиковой. Иллюстрации, честно сказать, на любителя, коим я и оказалась. Они очень яркие, но не кричащие и не «вырвиглазные», немного наивные, чуточку примитивные, иногда через чур «тяжеловесные», и поэтому иногда из-за цветовых пятен на странице теряются заголовки стихов.

Но в любом случае выбирать не приходится, «Веселая прогулка» от «Азбуки» единственное современное издание стихов Александра Кушнера.

Бедный папа

Мы читаем книги вместе
С папой каждый выходной.
У меня – картинок двести,
А у папы – ни одной.

У меня – слоны, жирафы,
Звери все до одного —
И бизоны, и удавы,
А у папы – никого!

У меня — в пустыне дикой
Нарисован львиный след.
Папу жаль. Ну что за книга,
Если в ней картинок нет!

Я очень-очень рекомендую читать и перечитывать Кушнера как взрослым, так и детям – это замечательный поэт, это действительно хорошая поэзия.

Кстати, если вы думаете, что до этого момента не были знакомы с творчеством Кушнера, с его детскими стихами, я вас удивлю, вот эти строки вы точно уже слышали, а может даже пели:

Если видишь: на картине
Нарисована река,
Или ель и белый иней,
Или сад и облака,
Или снежная равнина,
Или поле и шалаш,
То подобная картина
Называется: пейзаж…

Книгу можно купить:

 

mamaza.ru

krasivye-stihi-o-dobrote-dushi — запись пользователя Карина (vk.com/mybookland) (milakamilla) в сообществе Детские книги в категории стихи

Хочу показать книгу, в которую тыкнула носом journ_smile Наталья (огромное тебе спасибо, продолжай в том же духе) и ради которой, я анулировала заказ в озоне, чтобы успеть добавить ее. Ждала с нетерпением и предвкушением радости. И не ошиблась в своих ожиданиях. Книга яркая, веселая, напоминающая детские рисунки на стенах, но в то же время, наполненная великолепными стихами, которые хочется перечитывать вновь и вновь. Стихи этого автора были для меня открытием. Понравилось все, от каждого слова, рифмы, звучания до запятой и точки. Стихи читаются легко, красиво и оставляют в памяти и душе частички доброты, нежности, юмора, которые спрятались в каждой строчке.

journ_smile

journ_smile

Немного разворотов:

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

А теперь те, которые полюбились больше всего, читаю уже второй день:

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

Как точно замечено, что карманы у детей волшебные, а я недавно разгребала детские сумочки, на десятой сумочке руки мои дрожали..... гора сокровищ увеличивалась и находилось, то что месяцами не могла найти

journ_smile

journ_smile

Девочки, ну вот это реальная история! Правда, правда! И мы так часто ошибались и наши знакомые, но мы то ладно, а они и правда купили огромный велосипед, который год стоял, а мальчишечка на него смотрел:)

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile

journ_smile


www.babyblog.ru

Дверца в живой мир детства

Если не ошибаюсь, это первая детская книжка Александра Семеновича Кушнера, вышедшая за последние два с лишним десятилетия. По составу нынешняя «Веселая прогулка» повторяет одноименную книжку избранных стихов поэта, опубликованную в ленинградской «Детской литературе» еще в 1984 году. И скажем большое спасибо «Азбуке» за это долгожданное переиздание!

Александр Кушнер давно и прочно вошел в наше сознание как замечательный лирический поэт, умный читатель и тонкий исследователь русского стиха. В семидесятые годы раскрылась еще одна грань его таланта – он заявил о себе как своеобразный детский поэт. В ту эпоху у Кушнера одна за другой выходили книги для детей: «Заветное желание», «Велосипед», «Большая новость», «Как живете?», «Веселая прогулка»…

Вообще семидесятые-восьмидесятые годы были временем расцвета русской детской поэзии. В ней по-прежнему «позволялось» делать немного больше, чем во взрослой. К ней по-прежнему было приковано внимание власти, понимающей, что надо пестовать «своих» писателей, но «пестовалось» совсем другое: и в детской литературе наряду с бездарным официозом существовала, развивалась и доставляла огромное удовольствие маленьким и взрослым читателям настоящая поэзия, веселая, лукавая, подначивающая, разрушающая идеологические рамки и запреты. Литчиновники старались вычеркнуть из читательского сознания Олега Григорьева или Генриха Сапгира, но непечатание приводило, как известно, к обратному эффекту. Стихи переписывались, передавались из рук в руки, им на помощь приходила авторская, бардовская песня, мгновенно распространявшая тексты, вытесненные из печати.

Славе детских стихов Александра Кушнера тоже помогла песня – положенные на музыку Григорием Гладковым, они звучали на детских праздниках, записывались на пластинках, передавались по радио. Но и сами по себе, «на уровне текста», они были оценены самой широкой читательской аудиторией. Потому что Кушнеру было органично присуще то, что далеко не всегда удается взрослым поэтам, сочиняющим стихи для детей: он умел превращаться в своего героя, все его детские книжки наполнены полноценной мальчишеской жизнью, веселой, доброй, подчас трудной, всегда интересной:

Не шумите! А разве шумели
Мы? Андрюша стучал еле-еле
Молотком по железной трубе.
Я тихонько играл на губе,
Пальцем книзу ее отгибая.
Таня хлопала дверью сарая.
Саша камнем водил по стеклу.
Коля бил по кастрюле в углу
Кирпичом, но негромко и редко.
– Не шумите! – сказал соседка.

А никто и не думал шуметь,
Вася пел, ведь нельзя же не петь!
А что голос у Васи скрипучий,
Так зато мы и сгрудились кучей,
Кто стучал, кто гремел, кто скрипел,
Чтобы он не смущался и пел!

Читая и перечитывая детские книжки Кушнера, я ни разу не поймал себя на ощущении, что это написано взрослым человеком про ребенка – наоборот, по мере чтения крепнет уверенность в том, что ты, читатель, просто и естественно входишь в мир детства, в который тебя завлекает непосредственно ребенок. Хочу подчеркнуть и такую особенность детских стихов Александра Кушнера: его герой тактичен, деликатен, по-хорошему любопытен, он любит свой город, он вполне естественно тянется к взрослой жизни, сравнивает ее и свою, ищет в окружающем любые проявления добра и справедливости. Более того, сам готов этим добром и справедливостью делиться:

Как там птицы спят в гнезде,
В темноте и тесноте?
Их раскачивает ветер
На огромной высоте!

…Дверь открыть бы на балкон.
Жалко галок и ворон.
Эй, слетайтесь к нам под крышу
От дождя со всех сторон!

Есть в характере этого героя и еще одна черта: он искренне любит – а значит, жалеет – своих близких и друзей и вовсе не стесняется свою любовь показать. Ему жалко папу – за то, что в его книге совсем нет картинок. Ему жалко постоянного «взрослого героя» дядю Колю – за то, например, что дядя Коля заболел после «кулинарной» прогулки со своим юным другом. Ему жалко котенка, оставленного в одиночестве дома. От любви и жалости уже совсем близко до понимания красоты и доброты:

Какая красивая чашка!
На ней нарисован цветок.
Он нежно-лиловый, пятилепестковый,
И сбоку еще завиток.

Какое красивое блюдце!
На нем нарисован цветок.
Он темно-вишневый, чуть-чуть бестолковый,
Не прямо растет он, а вбок!

Ровнее ставь чашку на блюдце,
Недолго ведь и до беды!
А если они разобьются,
Погибнут и эти цветы!

Короче говоря, читая детские стихи Кушнера, мне кажется, невольно вспоминаешь о существовании такого, к сожалению, затасканного и опороченного понятия, как «положительный герой». Но вот ведь – есть, существует, живет, радует и учит читателя-сверстника!
Излишне говорить о том, с каким блеском, с какой неповторимой кушнеровской интонацией написаны все эти стихи, как поэт обращает внимание на детали, образы, созвучия, – все это в равной степени относится и к взрослой, и к дошкольной лирике Александра Кушнера.
Хочу процитировать еще одно его стихотворение с еще одной примечательной особенностью. Много лет назад, прочитав впервые и это стихотворение, и ему подобные, я вспомнил знаменитые «кошачьи» сказки Марселя Эме, в которых родители юных героинь произносят – всегда вдвоем, вместе, – свои реплики, и о которых всегда говорится во множественном числе. Тем самым создается милый и в то же время иронический образ некоего, если можно так сказать, «семейного трюизма». У Кушнера постоянно возникает подобное же множественное число, – оно одновременно подчеркивает и расхожесть ситуации, и индивидуальность происходящего:

– Вы печальны и сердиты.
Может быть, мечты разбиты?
Может быть, у вас большие
Неприятности, печаль?
Вы глядите, как чужие,
Мимо всех, куда-то вдаль.
Может быть, страданья ваши
Можно как-то облегчить?
Не хотите ль простокваши,
Лимонада, может быть?
Если горе, то какое?
– Ах, оставьте нас в покое.
Ничего мы не хотим.
Мы постриглись! – говорим.

В стихотворении «Большая новость» малыш впервые узнает, что земля – круглая. Признаться, я очень завидую этому малышу. Иногда и вправду хочется узнавать то, что для всех давным-давно ясно и понятно. И я очень надеюсь, что всегда будут появляться читатели, которые будут впервые читать детские стихи Александра Кушнера. Мы-то знаем, как они хороши, – узнавайте и вы!

Михаил Яснов

Фотопортрет Олеси Власовой

www.papmambook.ru

Веселая прогулка. Александр Кушнер — Букландия — LiveJournal

Книга яркая, веселая, напоминающая детские рисунки на стенах, но в то же время, наполненная великолепными стихами, которые хочется перечитывать вновь и вновь. Стихи этого автора были для меня открытием. Понравилось все, от каждого слова, рифмы, звучания до запятой и точки. Стихи читаются легко, красиво и оставляют в памяти и душе частички доброты, нежности, юмора, которые спрятались в каждой строчке.


Немного разворотов:

А теперь те, которые полюбились больше всего, читаю уже второй день:

Чем-то трогает меня это стихотворение, особенно строчки: «Я видел всё это раз сто»

И я так думала в детстве:)

А это стихотворение улыбнуло!:)

Как точно замечено, что карманы у детей волшебные, а я недавно разгребала детские сумочки, на десятой сумочке руки мои дрожали….. гора сокровищ увеличивалась и находилось, то что месяцами не могла найти

Это стихотворение про меня:) Знакомая ситуация:)

Девочки, ну вот это реальная история! Правда, правда! И мы так часто ошибались и наши знакомые, но мы то ладно, а они и правда купили огромный велосипед, который год стоял, а мальчишечка на него смотрел:)

Знакомо вам? Мне — очень:)

Конец!!! Но для меня нет, пойду еще раз прочитаю!

в лабиринте, в Read.ru, в мy-shop, в озоне



milakamilla.livejournal.com

7. Большая новость — Домашние Книжки

Слава богу: рядом с такими историями всегда живут воспоминания о «чистом» чтении и первозданном, незамутненным никакими «политическими» примесями восприятии подлинных стихов для детей — таких, например, как стихи Александра Семеновича Кушнера.

Александр Кушнер давно и прочно вошел в наше сознание как замечательный лирический поэт, автор многих книг, умный читатель и тонкий исследователь русского стиха. В семидесятые годы раскрылась еще одна грань его таланта — он заявил о себе как своеобразный детский поэт. В ту эпоху у Кушнера одна за другой выходили книги для детей — от «Заветного желания» в 1973 году, до сборника «Как живете?», выпущенном в 1988-м.

Вообще семидесятые-восьмидесятые годы были временем расцвета русской детской поэзии. В ней по-прежнему «позволялось» делать немного больше, чем во взрослой. К ней по-прежнему было приковано внимание власти, понимающей, что надо пестовать «своих» писателей, но «пестовалось» совсем другое: и в детской литературе наряду с бездарным официозом существовала, развивалась и доставляла огромное удовольствие маленьким и взрослым читателям настоящая поэзия, веселая, лукавая, подначивающая, разрушающая идеологические рамки и запреты. Литчиновники старались вычеркнуть из читательского сознания того же Олега Григорьева или Генриха Сапгира, но непечатание приводило, как известно, к обратному эффекту. Стихи переписывались, передавались из рук в руки, им на помощь приходила авторская, бардовская песня, мгновенно распространявшая тексты, вытесненные из печати.

Славе детских стихов Александра Кушнера тоже помогла песня — положенные на музыку Григорием Гладковым, они звучали на детских праздниках, записывались на пластинках, передавались по радио. Но и сами по себе, «на уровне текста», они были оценены самой широкой читательской аудиторией. Потому что Кушнеру было органично присуще то, что далеко не всегда удается взрослым поэтам, сочиняющим стихи для детей: он умел превращаться в своего героя, все его детские книжки наполнены полноценной мальчишеской жизнью, веселой, доброй, подчас трудной, всегда интересной:

 

Не шумите! А разве шумели

Мы? Андрюша стучал еле-еле

Молотком по железной трубе.

Я тихонько играл на губе,

Пальцем книзу ее отгибая.

Таня хлопала дверью сарая.

Саша камнем водил по стеклу.

Коля бил по кастрюле в углу

Кирпичом, но негромко и редко.

— Не шумите! — сказал соседка.

А никто и не думал шуметь,

Вася пел, ведь нельзя же не петь!

А что голос у Васи скрипучий,

Так зато мы и сгрудились кучей,

Кто стучал, кто гремел, кто скрипел,

Чтобы он не смущался и пел!

 

Читая и перечитывая детские книжки Кушнера, я ни разу не поймал себя на ощущении, что это написано взрослым человеком про ребенка — наоборот, по мере чтения крепнет уверенность в том, что ты, читатель, просто и естественно входишь в мир детства, в который тебя завлекает непосредственно ребенок. Хочу подчеркнуть и такую особенность детских стихов Александра Кушнера: его герой тактичен, деликатен, по-хорошему любопытен, он любит свой город, он вполне естественно тянется к взрослой жизни, сравнивает ее и свою, ищет в окружающем любые проявления добра и справедливости. Более того, сам готов этим добром и справедливостью делиться:

 

Как там птицы спят в гнезде,

В темноте и тесноте?

Их раскачивает ветер

На огромной высоте!

 

…Дверь открыть бы на балкон.

Жалко галок и ворон.

Эй, слетайтесь к нам под крышу

От дождя со всех сторон!

 

Есть в характере этого героя и еще одна (как правило, стыдливо умалчиваемая в современной детской литературе) черта: он искренне любит — а значит, жалеет — своих близких и друзей и вовсе не стесняется свою любовь показать. Ему жалко папу — за то, что в его книге совсем нет картинок. Ему жалко постоянного «взрослого героя» дядю Колю — за то, например, что дядя Коля заболел после «кулинарной» прогулки со своим юным другом. Ему жалко котенка, оставленного в одиночестве дома. От любви и жалости уже совсем близко до понимания красоты и доброты:

 

Какая красивая чашка!

На ней нарисован цветок.

Он нежно-лиловый, пятилепестковый,

И сбоку еще завиток!

 

Какое красивое блюдце!

На нем нарисован цветок.

Он темно-вишневый, чуть-чуть бестолковый,

Не прямо растет он, а вбок!

 

Ровнее ставь чашку на блюдце,

Недолго ведь и до беды!

А если они разобьются,

Погибнут и эти цветы!

 

Короче говоря, читая детские стихи Кушнера, мне кажется, невольно вспоминаешь о существовании такого, к сожалению, затасканного и опороченного понятия, как «положительный герой». Но вот ведь — есть, существует, живет, радует и учит читателя-сверстника!

Излишне говорить о том, с каким блеском, с какой неповторимой кушнеровской интонацией написаны все эти стихи, как поэт обращает внимание на детали, образы, созвучия, — все это в равной степени относится и к взрослой, и к дошкольной лирике Александра Кушнера. А иногда детское и взрослое сливается в его стихах в общее, лирическое, объединяющее маленьких и больших ощущение:

 

Мы сказали дяде Коле:

«Дядя Коля, спойте, что ли,

Спойте, что ли, что-нибудь,

Хоть немного, хоть чуть-чуть».

 

«Что ж вам спеть?» — ответил дядя.

Стал он петь, на нас не глядя.

То, что дядя спел для нас,

Называется «романс».

 

В нем слова такие были —

Жаль, что мы их позабыли:

Про вскипающую кровь,

Про несчастную любовь.

 

«Вот, — сказала Таня с чувством, —

Настоящее искусство,

А не песни для детей!»

Мы согласны были с ней.

 

Хочу процитировать еще одно его стихотворение с еще одной примечательной особенностью. Много лет назад, прочитав впервые и это стихотворение, и ему подобные, я вспомнил знаменитые «кошачьи» сказки Марселя Эме, в которых родители юных героинь произносят — всегда вдвоем, вместе, — свои реплики, и о которых всегда говорится во множественном числе.

Тем самым создается милый и в то же время иронический образ некоего, если можно так сказать, «семейного трюизма». У Кушнера постоянно возникает подобное же множественное число, которое одновременно подчеркивает и расхожесть ситуации и индивидуальность происходящего:

 

— Вы печальны и сердиты.

Может быть, мечты разбиты?

Может быть, у вас большие

Неприятности, печаль?

Вы глядите, как чужие,

Мимо всех, куда-то вдаль.

Может быть, страданья ваши

Можно как-то облегчить?

Не хотите ль простокваши,

Лимонада, может быть?

Если горе, то какое?

— Ах, оставьте нас в покое.

Ничего мы не хотим.

Мы постриглись! — говорим.

 

В стихотворении «Большая новость» малыш впервые узнает, что Земля — круглая. Признаться, я очень завидую этому малышу. Иногда и вправду хочется узнавать то, что для всех давным-давно ясно и понятно. И я очень надеюсь, что всегда будут появляться читатели, которые будут впервые читать детские стихи Александра Кушнера. Мы-то знаем, как они хороши, — узнавайте и вы!

www.knigidoma.com

Александр Кушнер — 1974 год: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В Италию я не поехал так же,
Как за два года до того меня
Во Францию, подумав, не пустили,
Поскольку провокации возможны,
И в Англию поехали другие
Писатели.
Италия, прощай!

Ты снилась мне, Венеция, по Джеймсу,
Завернутая в летнюю жару,
С клочком земли, засаженным цветами,
И полуразвалившимся жильем,
Каналами изрезанная сплошь.

Ты снилась мне, Венеция, по Манну,
С мертвеющим на пляже Ашенбахом
И смертью, образ мальчика принявшей.
С каналами? С каналами, мой друг.

Подмочены мои анкеты; где-то
Не то сказал; мои знакомства что-то
Не так чисты, чтоб не бросалось это
В глаза кому-то; трудная работа
У комитета. Башня в древней Пизе
Без нас благополучно упадет.

Достану с полки блоковские письма:
Флоренция, Милан, девятый год.
Италия ему внушила чувства,
Которые не вытащишь на свет:

Прогнило все. Он любит лишь искусство,
Детей и смерть. России ж вовсе нет
И не было. И вообще Россия —
Лирическая лишь величина.

Товарищ Блок, писать такие письма,
В такое время, маме, накануне
Таких событий…
Вам и невдомек,
В какой стране прекрасной вы живете!

Каких еще нам надо объяснений
Неотразимых, в случае отказа:
Из-за таких, как вы, теперь на Запад
Я не пускал бы сам таких, как мы.
Италия, прощай!
В воображенье
Ты еще лучше: многое теряет
Предмет любви в глазах от приближенья
К нему; пусть он, как облако, пленяет
На горизонте; близость ненадежна
И разрушает образ, и убого
Осуществленье. То, что невозможно,
Внушает страсть. Италия, прости!

Я не увижу знаменитой башни,
Что, в сущности, такая же потеря,
Как не увидеть знаменитой Федры.
А в Магадан не хочешь? Не хочу.
Я в Вырицу поеду, там в тенечке,
Такой сквозняк, и перелески щедры
На лютики, подснежники, листочки,
Которыми я рану залечу.

А те, кто был в Италии, кого
Туда пустили, смотрят виновато,
Стыдясь сказать с решительностью Фета:
«Италия, ты сердцу солгала».
Иль говорят застенчиво, какие
На перекрестках топчутся красотки.
Иль вспоминают стены Колизея
И Перуджино… эти хуже всех.
Есть и такие: охают полгода
Или вздыхают — толку не добиться.
Спрошу: «Ну что Италия?» — «Как сон».
А снам чужим завидовать нельзя.

rustih.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *