Дети как учатся – Как дети-мигранты учатся в российских школах и почему об их проблемах почти не говорят

Содержание

Как учится языку ребенок – и как можем учиться английскому мы

Учеба – это тяжелый труд. Наверное. Но это не точно. Особенно если речь о том, как учатся дети, пока «добрые» родители и учителя не внушат им про труд, дисциплину и обязанности. Именно благодаря «легкомысленному» подходу к учебе дети умудряются уложить в свои головы огромные объемы информации из школьной программы, все перипетии сюжета «Гравити Фоллз» и – куда ж им деваться! – азы английского языка.

«Везёт им! – скажете вы. – Они же дети, им учеба легче даётся». И присоединитесь к хору ученых, исследователей, педагогов, которые не первый год рассказывают об особом «учебном окне», когда любые знания, в том числе один, два, даже три иностранных языка ребенок поглощает как губка – без сомнений и сложностей. Гипотеза «лингвистического окна» пока окончательно не подтверждена, но доказанные аргументы всё же есть: например, исследователи из Стэнфордского университета выяснили, что дети действительно лучше воспринимают фонемы – как родного, так и чужого для них языка.

Ок, бумер! Физиологию мозга не обманешь. Но ведь психику обмануть – или уговорить – легче! Если мы не можем учиться как дети, мы можем перенять их подход к обучению. Расскажем, чему взрослые могут научиться у детей, чтобы занятия английским языком перестали быть «обязаловкой» – тяжкой, неподъемной ношей. (А вы расскажите своим студентам ;))

Безоговорочно доверяйте

Когда 5-летний детсадовец садится на цветной стульчик перед «взрослой» доской, чтобы узнать, как будет «кошка» по-английски, он не уточняет у преподавателя, нужно ли ему на самом деле это слово, надо ли запомнить его сейчас, и точно ли «кот» и «кошка» по-английски звучат одинаково.

Не поддавайтесь соблазну «раскладывать по полочкам». Как только вы включите логику – а иногда она отлично помогает, например, при изучении грамматических конструкций, – вы выключите открытость новому и спонтанность. Потому любое исключение из правил вызовет в вас протест, а строить фразы на основе грамматической конструкции вы будете осторожно, словно по минному полю идёте.

Дети просто доверяют экспертизе и опыту преподавателя, принимают учебную информацию, пропускают через себя и, если повезет, запоминают. Будьте как дети: уж если выбрали онлайн-школу, программу, преподавателя – дальше плывите по течению и наслаждайтесь процессом.

Будьте бесстрашными и уверенными в себе

Дети не боятся ошибаться. Они с рождения привыкли к тому, что чем бы ни занимались – обязательно сделают что-то не так, как «надо». Умные взрослые за ошибки не ругают, глупых ребенок какое-то время способен игнорировать. Поэтому делая попытку сказать новую для себя фразу, он не волнуется о том, что «должен бы уже знать эту фразу» (но не знает). Вступая в игру, не переживает, что это игра или учебная активность ему «не по возрасту».

Вы замечали, что нормальные, здоровые дети из счастливых семей, еще не имеющие за плечами неоднозначный опыт учебы в школе, – в себе безоговорочно уверены? Произнося слова на родном или иностранном языке, они не волнуются о произношении и не сомневаются, что говорят правильно. А высказывая мнение – довольно категоричны.

Забудьте об самокритике. Участвуйте в любом занятии, которое предлагает преподаватель (см. предыдущий пункт) и верьте, что будет весело. Кстати, о веселье…

Веселитесь и развлекайтесь

Ученые, школьные уроки и обучающие ролики «обо всем на свете» на YouTube давно доказали, что чем смешнее и веселее – тем лучше. Лучше запоминается. Совсем не сложно развеселить ребенка: одна игра «пальчик гнётся» чего стоит! И тем легче он запомнит всё, что было до и после веселой игры.

Приходите на занятие в хорошем настроении, с готовностью смейтесь и улыбайтесь. Пойте «дурацкие» песенки и учите «дурацкие» стишки/скороговорки. Не позволяйте себе думать, что они ниже вашего «уровня».

Воспитывайте в себе любопытство и энтузиазм

Эти «положительно окрашенные эмоции» (цитируя Википедию) помогают учиться чему угодно. У маленьких детей обычно нет стереотипов, предубеждений, они далеки от сарказма или недоверия, открыты новому опыту и новым знаниям.

На занятиях радуйтесь возможности узнать и запомнить новое – и закрывайте глаза на то, что не всегда это новое узнаётся и запоминается легко.

Подражайте с удовольствием

Неонатальные исследователи и психологи давно называют подражание базовым учебным навыком маленьких детей. Подражая мимике, речи, движениям взрослых, малыши учатся в разы быстрее, чем это кажется возможным «умным», «думающим» взрослым.

Совсем недавно научившись кататься на велосипеде (читайте: 5 раз упав) и бросать мяч в кольцо (читайте: 25 раз промахнувшись), ребенок аналогичным образом учится с помощью действия: говорит. Копирует преподавателя, неправильно выговаривает, путает грамматические конструкции и забывает слова – но говорит.

Взрослые навык подражательства постепенно утрачивают: он у нас не в цене, а в цене критические и аналитические способности, рефлексия, навык «учиться». Забудьте об этом на время занятий английским! Всё это пригодится, когда перейдете на новый уровень: начнете учиться писать эссе, станете готовиться к профессиональным экзаменам по языку.

Забудьте про ожидания

Амбиции маленьким детям чужды (до тех пор пока взрослые их не внушат). Единственное ожидание, с которым они приходят на занятие, – это что будет весело и интересно. Они не фокусируются на долгосрочных целях (такой фокус многих взрослых подсознательно пугает).

Когда дети говорят на новом для себя языке – как родном, так и иностранном – для них важнее, чтобы их понимали, а не «звучать, как носитель языка». Кроме того, дети не считают изучение языка испытанием, неким «челленджем», ради преодоления которого нужно преодолеть себя и бросить все силы, нервы, деньги, ради… чего?

Получайте удовольствие в моменте. Промежуточные итоги подводить, конечно, полезно, как и обратную связь от преподавателя получать, – но не частите с этим.

Будьте проще, и язык к вам потянется

Лингвисты-исследователи отмечают интересное различие в изучении новых языков взрослыми и детьми (различий вообще-то много, но это – интересное). У детей в силу минимального опыта и знаний о мире словарный запас на родном языке невелик. Когда они начинают изучать второй язык, то очень быстро приходят к ситуации «могу выразить тот минимум, который хочу выразить».

У взрослых по-другому. Словарный запас их довольно велик – постарались школы, институты и книги по саморазвитию. Сталкиваясь с необходимостью выразить себя на другом языке, взрослые студенты ощущают нехватку слов-аналогов, незнание подходящих аналогичных конструкций. Что с этим делать? Упрощать! 

Притворяйтесь от души

Не откроем Америку, если скажем, что ведущая учебная деятельность ребенка – игра. К сожалению, играть «по-детски» дано не всем взрослым. Но что есть игра? Это притворство.

Если у вас не получается «верить» во время ролевых игр и диалогов, – придумайте свою игру, в которую поверить будет легче. Например, участвуйте в любой активности, связанной с английским языком: в кулинарных мастер-классах, проводимых на английском языке, уроках катания на роликах от носителей английского языка, пении на английском языке в музыкальной группе.

Елена Тимофеева

Поделиться ссылкой:

Чему учить ребёнка, чтобы он достиг успеха в будущем

Каждый родитель желает своему малышу лучшего. Но есть одна беда: искренне мечтая подготовить ребёнка к будущему, мы учим его тому, что подсказывает наш опыт. И редко задумываемся, насколько быстро вместе с этим опытом устареваем.

Почему пора менять подход к обучению

Социологи заявляют, что в ближайшие 10–15 лет исчезнут до 20% существующих профессий. И появится минимум столько же новых. К 2030 году, как считают эксперты исследовательской организации McKinsey Global Institute, с рынка труда испарится не менее 375 миллионов рабочих мест. Работу, которую сегодня выполняют люди, возьмут на себя роботы. Есть даже специальный сервис, с помощью которого можно определить, находится ли ваша профессия в группе риска. Впрочем, речь сейчас не о вас, а о детях.

Мы по-прежнему готовим детей к жизни в условном ХХ веке, в то время как мир уже изменился и продолжает меняться.

Вы думаете, что раннее развитие, математический лицей и поступление на престижный экономический факультет какого-нибудь столичного вуза гарантируют ребёнку должность минимум бухгалтера, а при хороших раскладах и быстрый рост до финансового директора крупной корпорации? Окститесь! В 2016 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе экономисты и бухгалтеры были названы

среди основных профессий-лузеров: в этой сфере в ближайшие годы ожидается максимальное число сокращений.

Те навыки, которые окажутся решающими при приёме на работу в роботизированном завтра, сегодня ещё не играют весомой роли, мы их игнорируем. Между тем, чтобы не потеряться в новом мире, люди будут вынуждены прокачивать умения, в которых по-прежнему превосходят роботов. Именно это и определяет новые принципы обучения и воспитания.

К сожалению, стандартные современные школы по-прежнему дают детям навыки родом из прошлого века. Поэтому так важно, чтобы каждый родитель объяснил сыну или дочери пять простых вещей.

Чему учить ребёнка

1. Не зубрить

По способности к запоминанию мы — люди — проиграли компьютерам и роботам уже давно. Объём знаний, который теоретически можно вложить в голову школьника за 10 лет, не превышает 1 ГБ.

Считайте сами: средний учебник, содержащий 150 страниц по 2 400–2 500 символов на каждой, весит около 0,35 МБ. Пусть в год дети изучают 10 таких учебников. Тогда объём полученной ими текстовой информации за 11 лет обучения составит менее 40 МБ. Добавим сюда дополнительные внеклассные занятия и чтение, изображения и изучение других языков… Даже увеличив школьные 40 МБ в 25 раз, мы получим всего-навсего 1 ГБ информации.

А теперь сравним. Весь архив Великобритании, хранящий в себе полную историю государства за тысячелетие, равен примерно 70 ТБ. Что касается компьютеров, в этом году память отдельно взятого электронного вычислительного устройства уже достигла

160 ТБ.

А значит, если вы по-прежнему полагаете важным впихнуть в память чада годы правления Тутанхамона или, положим, нюансы абелева многообразия, ваш ребёнок проиграл машинам уже сейчас. Он потратил время и силы на зубрёжку ненужной информации, в то время как его сверстники-конкуренты приобретали другой, гораздо более важный навык.

2. Быть открытым для нового

«Модель, в которой люди ходят в школу в течение первых 20 лет жизни и далее следующие 40 или 50 лет работают по приобретённой профессии, нарушена, — говорит Сьюзен Ланд, эксперт по социальным взаимоотношениям и соавтор исследования McKinsey Global Institute. — Нам придётся думать о постоянном обучении на протяжении всей карьеры».

Это значит, что важнейший навык, который должен вынести ребёнок из школьных лет — умение и желание учиться.

А для этого важно организовать процесс обучения так, чтобы учёба не стала для школьника тяжким и оттого страшным грузом.

Не надо корпеть над математикой, «пока всё не сделаешь». Устал — отдохни. Переключись. Вернёшься к математике, когда вновь почувствуешь в себе силы и интерес. Ну или не вернёшься, если увлечёшься чем-то новым.

3. Делать упор на том, что по-настоящему интересно

«Этим денег не заработаешь», — нередко отмахиваются родители от каких-либо, как им кажется, бестолковых увлечений подрастающего поколения. И упрямо подталкивают сына или дочь в юристы (а вдруг станет директором юридического департамента крупной корпорации?), программисты (а вдруг дорастёт до «сеньора»?), менеджеры (топ-менеджмент звучит солидно!), медики (непременно главврач!)… И, в общем-то, родителей можно понять: весь XX век готовил их к вертикальной карьере, когда из грязи — в князи, ступенька за ступенькой, из учеников — в работники, из работников — в начальники, из начальников — в big boss.

Но мир изменился, и сейчас на первый план выступает горизонтальная карьера. Это когда ты не рвёшься вверх, а просто делаешь то, что тебе нравится: ну, например, кукол из фарфора или оружие «под Средневековье». При этом ты совершенствуешься, твои произведения день ото дня становятся всё круче. Пусть даже твоё хобби интересно всего 500 людям на планете, благодаря интернету эти люди находят тебя. И вот уже твои самые крутые в мире куклы или кинжалы становятся востребованными, растут в цене, а ты приобретаешь статус мастера.

Ни один робот не сможет вложить душу в изделие так, как это сделает человек. А значит, именно то дело, к которому лежит сердце, в конечном итоге может оказаться для вашего ребёнка страховкой от потери места в жизни.

4. Видеть возможности

С большой вероятностью люди, которым сейчас менее 15 лет, проживут век-полтора . А это огромный срок. Сравните, например, себя и среднестатистического жителя Европы 120 лет назад. Как вам общность интересов? Пригодился бы вам его опыт чинить повозку или чистить дымовую трубу? А две коровы (между прочим, большая ценность для сельского жителя 120 лет назад!) — как вам такой капитал, оцените?

То, что представляется ценным нам, сегодняшним, завтра может потерять смысл.

Уже не кажется столь важным хранить невинность до брака. Любовь до гробовой доски, о которой мечтали люди со средней продолжительностью жизни 50–60 лет, исчезнет как понятие при продолжительности в 150. Ну правда, с чего вы взяли, что человек, который был интересен вам в 20 лет, будет столь же интересен в 80? Вы представляете себе пенсионерку, влюблённую в Джастина Бибера?

Впереди у наших детей — огромный жизненный срок. Стоит ли плакать над несчастливой первой любовью, если у тебя впереди ещё минимум 100 лет, в течение которых ты влюбишься десяток раз? Стоит ли расстраиваться из-за плохо написанной контрольной по химии, если химию — вдруг она понадобится — ты сможешь изучить ещё раз пять? Стоит ли считать себя неудачником, если не поступил в вуз или не получил работу мечты?

Для человека из прошлого, которому на карьерный взлёт было отведено всего-то 15–20 лет, год-два промедления — критический срок. Для человека из будущего те же год-два — это шанс оглядеться и увидеть другие перспективы. Не стоит упираться рогом в дело, которое не поддаётся. Лучше потратить время на поиск того, что окажется действительно твоим.

5. Уметь кооперироваться с другими людьми

Это один из важнейших навыков будущего, которому категорически не учит современная школа. Ведь что такое кооперация? Это когда, например, контрольную работу получает не один ребёнок, а группа детей с разным уровнем знаний и отношением к учёбе: «Вот вам, ребята, задача. У вас есть 20 минут, чтобы подумать и дать совместное решение».

Стандартная школа чаще всего такой подход не приемлет. Потому что учитель думает: «Да ну! А вдруг контрольную решит кто-то один, а остальные просто спишут?» И в чём-то он прав. С другой стороны, решение задач во взрослом мире — это всегда групповой проект.

В коммерческих организациях никто не ставит перед каждым сотрудником разные варианты одной и той же «контрольной». Там создаются группы, которые получают некую общую задачу, а далее решают её по мере возможностей и способностей каждого. Один придумал идею, другой её записал, третий раскритиковал, четвёртый воплотил, а пятый вроде бы ничего не сделал — просто чай вовремя принёс, создал атмосферу для творчества.

Эмоциональный интеллект станет одним из важнейших навыков, необходимых для успеха.

И пусть от реальной контрольной по старым правилам ребёнок пока не отвертится, разрабатывать навык кооперации можно на других, более групповых уроках. Например, на физкультуре, внушая школьнику: «Если с твоей эмоциональной поддержкой друг победил, это ваша общая победа».

Умение работать в команде — причём работать не только «решателем вопросов», но и создавать творческую атмосферу, давать коллегам эмоциональный отклик — уже к 2020 году станет одним из наиболее важных навыков при приёме на работу. И его пока не может имитировать ни один робот.

Читайте также 🧐

Как дети-мигранты учатся в российских школах и почему об их проблемах почти не говорят

Дети, для которых русский язык не родной, учатся во многих российских школах. Но практически нигде для них нет адаптационных классов или уроков русского как иностранного. Почему так происходит, в эфире «Радиошколы» рассказала бывший директор интеграционного центра для детей беженцев и мигрантов «Такие же дети» Анна Тер-Саакова.

Первый класс. Рассылка

Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

Мы не знаем, сколько детей-мигрантов учится в российских школах

Под «мигрантами» большинство людей понимают совершенно разные социальные группы, которые могут быть практически ничем друг с другом не связаны. Исследователи вообще от этого термина отказываются. Люди разных поколений, разного трудового и жизненного опыта под «мигрантом» будут понимать каждый своё. Поэтому же непонятно, кого в российских школах считают мигрантами.

Для директоров и учителей нередко это любой ребёнок, который внешне не похож на жителя средней полосы России. Коллеги из Высшей школы экономики проводили в подмосковных школах фокус-группы.

На просьбу выделить детей-мигрантов им указывали на ребят, которые внешне не похожи на одноклассников или у которых нерусская фамилия

Пока мы не поймём, кого подразумеваем под мигрантами, мы не сможем закрепить в законодательстве их особые образовательные потребности и нормально учить этих детей.

У нас даже нет статистики, сколько в московских и российских школах учится детей с миграционным опытом. Мы также не знаем точно, скольких детей приезжих отказываются принимать в российские школы.

Нередко у приезжих, когда они пытаются устроить детей в школу, требуют российскую регистрацию по месту жительства. Это незаконное требование, оно противоречит 43-й статье Конституции. Но людям, которые слабо владеют русским языком, страшно просто разговаривать, не то что пытаться отстоять свои права. Они молча разворачиваются и уходят. Даже не просят письменный отказ. Если его удаётся получить, то наши коллеги из комитета «Гражданское содействие» просто идут в суд. Но таких случаев единицы.


В России не принято говорить о проблемах школьников-мигрантов

У нас нет общей для всех школ системы работы с детьми-инофонами. Нет и спокойного, конструктивного общественного диалога на эту тему. Коллегам из образования не советуют её обсуждать — мол, у нас всё хорошо и нет никаких проблем.

Нередко мы сталкиваемся с тем, что школьное руководство больше заботит результат ЕГЭ. Только учитель, который ближе к детям, думает, как облегчить учёбу ребёнка-мигранта. Они приходят к нам на семинары (всероссийские семинары по интеграции и обучению детей с опытом миграции. — Прим. ред.) и говорят: «Хорошо, что мы здесь хотя бы можем об этом поговорить».

В отличие от России, во французских и немецких школах есть специальные «приветственные классы» для мигрантов. Например, во Франции ребёнка сначала тестируют на знание родного языка. То есть оценивают в первую очередь его когнитивные способности. Если он хорошо знает какой-либо язык, то без проблем освоит и французский.

После ребёнок ходит с другими такими же ребятами в школу, где простые занятия вроде ИЗО и физкультуры у него ведут на французском. Затем его переводят в другой класс, где на французском преподают предметы посерьёзнее и дают больше домашних заданий. В России же последние два-три года мы видим только частные инициативы.

Педагоги сами придумывают программы, чтобы работать с такими детьми. Им настолько не всё равно, что они тянут на себе огромное количество дополнительной работы

По похожей на французскую схеме работают с детьми с миграционным опытом в одной из школ Красногорского района Московской области. Когда дети приходят впервые, их тестируют на знание русского языка. Затем им дают дополнительные часы русского как иностранного.

Недавно я общалась с учителями в одном из городов Красноярского края, и их возмутила сама идея проводить тестирование. В их школах по итогам обязательного теста решалось, будет ли ребёнок-мигрант вообще там учиться. Во французской системе тест — это основа для следующей работы. Он показывает возможности ученика, а не его текущие знания. Но учителя, видимо, этого не поняли. Они и так загружены бумагами, а тут им предлагают новые.


В школах мало детей, которые совсем не говорят по-русски

В 2017 году Высшая школа экономики проводила исследование в так называемых школах со сложным социальным контекстом. Это школы, в которых учится много детей с миграционным прошлым. Они выяснили, что детей, которые совсем не владеют русским, в российских школах не так много, как могло казаться.

Родители считали, что два-три мигранта в классе — это апокалипсис. Действительно, если в классе будет даже два инофона, это всё равно затормозит процесс для всех остальных. Но оказалось, что эти «мигрантские» школы изначально были слабенькими. Поэтому именно туда, а не в гимназии или школы с углублённым изучением предметов, отправляли учиться детей, которые не говорят по-русски.

Все исследователи, которые занимаются миграцией, говорят, что Москва не тот город, где в ближайшие годы отдельные районы могут превратиться в гетто. В школе возле рынка «Садовод», конечно, будет меньше русскоязычных детей. Но так ли много подобных школ в Москве?


Дети-мигранты сами начинают общаться между собой на русском

Эмигрируя, люди одновременно стремятся сохранить собственные традиции и адаптироваться к местному образу жизни и норме поведения. Хотя для кого-то свои культурные особенности — последняя определённая вещь в жизни, которая даёт им какие-то силы и уверенность в себе.

Иногда дети-мигранты рано перестают ходить в школу, потому что начинают помогать родителям (например, папе на рынке). С другой стороны, ситуации, когда в Москве девочку в 12–13 лет выдают замуж (в 2019 году!), случаются очень редко.

Конечно, ребёнок из городской таджикской семьи, чьи родители занимаются русской литературой в университете, отличается от ребёнка из той, тоже городской, где никогда не говорили на русском. Последнему будет нужна глубокая языковая интеграция. Но если у ребёнка оба родителя работают в русскоязычной среде, процесс языкового и социального включения пройдёт довольно быстро. Дети из самых разных стран иногда сами выбирают языком общения русский, чтобы понимать друг друга. Хотя сами они могут быть родом из Киргизии, Афганистана и Конго.


Родители-мигранты не должны бояться русскоязычной школы, если они плохо говорят

Когда в российские школы пришли дети-мигранты, учителя столкнулись с тем, чего раньше не видели: с мотивированными, но не знающими русского языка учениками. Проблема в том, что в основном учителя в наших школах не умеют преподавать его как иностранный.

Некоторые школы отправляют учителей на курсы повышения квалификации, собирают свои учебные программы. По нашим наблюдениям, есть два подхода. В одних школах предпочитают преподавать мигрантам сначала русский как иностранный. В других считают, что ребёнок сам выучит язык, но при этом нужно сразу же обеспечить ему максимальное включение в коллектив.

В одной школе в подмосковной Балашихе провели фестиваль культур и так подружили всех родителей. Не нужно было изобретать ничего нового. Дети вытянули бумажки, кто что будет танцевать, чтобы грузины танцевали, например, гопак. В этой ситуации они, сами того не сознавая, используют метод, который любят наши французские коллеги.

Ребёнок выступает для других экспертом и консультирует, как правильно танцевать танец его народа

Теперь родители хорошо чувствуют себя в пространстве школы и понимают, какие нормы здесь соблюдают. Конечно, этого результата не достичь мгновенно, да и вопрос знания русского языка он не снимает.

Зато проходит социальное напряжение между местными родителями и приезжими, которые боялись зайти в школу и с кем-то там заговорить. Другие способы, которые используют в подмосковных школах, чтобы учить детей-инофонов русскому, — это изучение фольклора, преподавание русского через фильмы и песни, игровые методики.

Любому ребёнку будет проще освоиться в школе, где понимают ценность его личности и не принимают за чужого. Тогда и у большой группы детей-инофонов не будет желания кучковаться, создавая своё государство в государстве. Это же своего рода защитный механизм. Хорошие педагоги могут эту проблему решить.

Полную запись интервью с Анной Тер-Сааковой слушайте здесь. Разговор прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Программа выходит по воскресеньям в 16:00 на радио «Говорит Москва».

Как дети учатся отличать хорошее от плохого – Развитие ребенка

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о