Препараты при аутизме у детей: Медикаментозное лечение при детском аутизме — Аутизм и нарушения развития

Содержание

Медикаментозное лечение при детском аутизме — Аутизм и нарушения развития

Медикаментозное лечение при детском аутизме

ШАПОШНИКОВА А.Ф.

 

Родители детей, страдающих аутизмом, уже на первых консультациях врача-психиатра обычно получают рекомендации, касающиеся медикаментозной терапии. И прежде всего, родителей волнуют следующие вопросы:

— насколько эффективны лекарства?

— каковы побочные эффекты лекарств, насколько они опасны?

— нужно ли принимать лекарства при детском аутизме или можно обойтись только методами педагогической и психологической коррекции?

Цель данной статьи – ответить на эти вопросы.

 

Роль и задачи медикаментозной терапии при лечении и реабилитации детей, страдающих расстройствами спектра аутизма

Медикаментозной терапии в процессе лечения и реабилитации детей, страдающих аутизмом, как правило, отводится второстепенная роль. Лекарства применяются лишь в комплексе с методами педагогической и психологической коррекции.

Главной задачей медикаментозной терапии при детском аутизме является устранение тех или иных нежелательных симптомов, снижающих эффективность педагогической и психологической коррекции, таких как агрессия, аутоагрессия, стереотипии, негативизм, двигательная расторможенность. Кроме того, некоторые лекарственные препараты способствуют стимуляции интегративной деятельности головного мозга, активируют процессы памяти и мышления.

 

 Основные группы препаратов, входящих в комплексное лечение расстройств спектра аутизма

1.                 Ноотропные препараты (нейрометаболические стимуляторы, церебропротекторы)

Лекарственные препараты этой группы направлены на стимуляцию деятельности головного мозга, активацию процессов памяти и мышления, повышение устойчивости ЦНС к психическим нагрузкам. Кроме того, некоторые из них могут оказывать успокаивающий, или, наоборот, психостимулирующий эффект, обладают антидепрессивным действием.

Суточная и разовая доза данных препаратов рассчитывается врачом в зависимости от возраста и веса ребенка. При расстройствах спектра аутизма данная группа препаратов используется в виде развернутых (3-4 месяца) повторных курсов в течение нескольких лет.

Если ребенок заторможен, и необходимо добиться повышения психомоторной активности, обычно назначают следующие препараты:

1. Когитум. Препарат выпускается в ампулах. Назначают его внутрь, обычно рекомендуется разводить раствор в небольшом количестве воды, но можно принимать и в неразведенном виде.  Принимают когитум обычно в первой половине дня, так как он оказывает выраженное стимулирующее действие. Противопоказанием для назначения является только повышенная чувствительность к препарату.

2. Энцефабол. Детям до 7-и лет этот препарат дается в форме суспензии, а старшим – в форме таблеток. Энцефабол активирует память и мышление, повышает концентрацию внимания. У этого препарата есть побочные эффекты: может повыситься возбудимость (поэтому применяют энцефабол только в первой половине дня), иногда может возникнуть тошнота.

Энцефабол не назначают при тяжелых заболеваниях печени и почек, крови, при аутоиммунных болезнях (системная красная волчанка, миастения).

3. Пикамилон. Назначается детям после 3-х лет. Кроме стимулирующего действия, пикамилон оказывает положительный эффект при эмоциональной лабильности, капризности у детей, применяется в комплексной терапии ночного энуреза. Побочные эффекты отмечаются редко. Не назначают препарат при повышенной чувствительности к нему и при тяжелых заболеваниях печени и почек.

 

Если ребенок, наоборот, избыточно активен, обычно назначают ноотропные препараты, обладающие успокаивающим действием:

 

1. Пантогам. Применяется в виде суспензии и таблеток, оказывает положительное влияние на умственное развитие, улучшает способность к концентрации внимания, память, повышает работоспособность, но при этом не вызывает возбуждение и двигательную расторможенность. Это один из немногих ноотропных препаратов, которые могут применяться у детей, страдающих эпилепсией. Однако пантогам довольно часто вызывает аллергические реакции в виде кожной сыпи, обострения экссудативного диатеза.

2. Фенибут.  Этот препарат особенно хорош, когда у ребенка присутствуют страхи, есть повышенная тревожность, беспокойство, так как кроме собственно ноотропного действия фенибут оказывает выраженный успокаивающий и противотревожный эффект. В начале лечения возможны эпизоды тошноты, может быть некоторая сонливость, но впоследствии эти эффекты исчезают. Противопоказанием для назначения  является только повышенная чувствительность к препарату.  

Кроме препаратов, выпускаемых в виде растворов, суспензий или таблеток, врач может назначить и лекарства в инъекционной форме:

1. Церебролизин. Этот препарат показал свою высокую эффективность в комплексной терапии расстройств спектра аутизма, он широко используется. Церебролизин оказывает выраженное положительное влияние на интеллектуальное развитие детей, повышает концентрацию внимания. Противопоказанием к назначению церебролизина являются тяжелые заболевания почек, гиперчувствительность к препарату.

Нежелателен церебролизин при эпилепсии с частыми, развернутыми приступами. Среди побочных эффектов отмечены только аллергические реакции.

2. Кортексин. Препарат способствует улучшению показателей интеллектуального и речевого развития у детей, применяется при ДЦП, хорошо переносится больными с эпилепсией. Как правило, кортексин не вызывает возбуждения и двигательной расторможенности. Побочные эффекты при соблюдении возрастных дозировок не отмечены.

 

2.                 Антидепрессанты

Некоторые отечественные психиатры, например, В. Каган (1), рекомендуют назначение детям дошкольного возраста с диагнозом детский аутизм антидепрессантов седативного действия, в частности, – амитриптилина. Лечение проводится 4-5-месячными курсами с перерывами в 1-3 мес. Считается, что амитриптилин может способствовать улучшению контакта с ребенком. Уже на 3-5-й неделе лечения отмечается первое улучшение состояния, проявляющееся в возрастании интереса к окружающему миру, некоторое улучшение контакта.

Сам по себе амитриптилин не излечивает детский аутизм, но, увеличивая возможности контакта, создает хорошие предпосылки для разворачивания психологической работы с ребенком. Недостатком амитриптилина является довольно большое количество побочных эффектов: возможна сонливость, снижение артериального давления, сухость во рту, тошнота, запоры, задержка мочеиспускания. Препарат назначается только под контролем ЭЭГ, так как может провоцировать появление судорожной готовности.

 

3.                 Транквилизаторы

Транквилизаторы обычно применяются, когда у детей, страдающих аутизмом, выражены страхи, высок уровень тревоги, и именно эти симптомы затрудняют развитие ребенка, психологическую и педагогическую работу с ним. В младшем возрасте может использоваться такой препарат как атаракс.

Атаракс выпускается в форме сиропа и таблеток. Назначается детям в возрасте после 12-и месяцев, в зависимости от веса. Этот препарат хорошо снимает тревогу и страхи, нормализует сон. Однако длительно его применять не стоит, и побочных эффектов у него немало: сонливость, сухость во рту, тошнота, слабость, головная боль, снижение артериального давления.   

 

4.                 Нейролептики

К нейролептикам (по данным РЛС) относятся средства, предназначенные для лечения психозов и других тяжелых психических расстройств. Нейролептики оказывают многогранное влияние на организм. К их основным фармакологическим особенностям относятся своеобразное успокаивающее действие, сопровождающееся уменьшением реакций на внешние стимулы, ослаблением психомоторного возбуждения и аффективной напряженности, подавлением чувства страха, ослаблением агрессивности.

       Выраженным снотворным действием нейролептики в обычных дозах не обладают, но могут вызывать дремотное состояние, способствовать наступлению сна и усиливать влияние снотворных и других успокаивающих (седативных) средств. Они потенцируют действие анальгетиков, местных анестетиков и ослабляют эффекты психостимулирующих препаратов.
Нейролептики изменяют нейрохимические (медиаторные) процессы в мозге: дофаминергические, адренергические, серотонинергические, ГАМКергические, холинергические, нейропептидные и другие. Разные группы нейролептиков и отдельные препараты различаются по влиянию на образование, накопление, высвобождение и метаболизм нейромедиаторов и их взаимодействие с рецепторами в разных структурах мозга, что существенно отражается на их терапевтических и фармакологических свойствах.

      При расстройствах спектра аутизма у детей нейролептики обычно используются для коррекции таких проявлений как агрессия, аутоагрессия, двигательная расторможенность, страхи, тревожность, стереотипное двигательное возбуждение. Некоторые нейролептики (рисполепт, этаперазин, трифтазин) оказывают активирующий эффект, повышают речевую активность, улучшают способность к контакту, улучшают интеллектуальную продуктивность.

В основном у детей используются такие препараты:  галоперидол, сонапакс, хлорпротиксен, эглонил, трифтазин, неулептил, этаперазин.

  Как правило, большая часть нейролептиков может назначаться только детям школьного возраста и подросткам. С 3-х лет разрешен к применению галоперидол, с 4-х лет – сонапакс, с 6-и лет — трифтазин и эглонил.

В последнее время широко обсуждалось применение в терапии детского аутизма так называемых атипичных нейролептиков, в частности, – рисполепта (рисперидона). В официальной аннотации препарата указано, что сведений по применению его у детей младше 15-и лет нет. Однако имеются отдельные упоминания об опыте приема рисполепта (рисперидона) у детей, которые свидетельствуют о безопасности его применения в детской практике. В последние годы в России были проведены исследования эффективности рисполепта (рисперидона) при лечении детского аутизма процессуального генеза на базе НЦПЗ РАМН, и у всех детей, принимавших участие в исследовании, было отмечено повышение психической активности в виде желания возрастной деятельности — игры, школьных занятий, при одновременной тенденции к упорядочиванию и социализации поведения (подчинение общим правилам, послушание).

Так, у детей с аутизмом уменьшались проявления активного негативизма, дети разрешали себя одеть, в ряде случаев пытались это сделать самостоятельно, как и выполнять другие правила опрятности и самообслуживания. К концу первой, особенно второй недели, выявлялось улучшение мыслительных процессов. Дети отмечали, что им стало легче сосредотачиваться, лучше удаются школьные занятия. И объективно становилось более концентрированным внимание, возрастала целенаправленность мышления. У детей раннего возраста это же улучшение внимания и мышления проявлялось в большей сообразительности и организованности в игре. У детей уменьшались или исчезали полностью импульсивность, бездумность, навязчивая стереотипность действий, уменьшался феномен тождества. У детей обнаруживались такие новые для них качества как деликатность, заинтересованность в общении с врачом и в собственном лечении. Для детей школьного возраста было характерно желание анализа своего психического состояния и его динамики в процессе терапии[1].
Есть аналогичные публикации в Альманахе Института коррекционной педагогики РАО, где отмечалось, что показателем улучшения качества жизни детей, получавших терапию рисполептом, можно считать положительную оценку родителями эффективности проводимого лечения; они охотно поддерживали контакт с врачом, выполняли назначения, отмечали положительные сдвиги в состоянии ребенка. При переводе ребенка на традиционные нейролептики сравнение родителями результатов во всех случаях было в пользу рисперидона (Дробинская А.О., 2005). Были сделаны выводы о том, что рисполепт является достаточно эффективным препаратом, который может применяться в комплексной терапии расстройств спектра аутизма. Кроме того, у рисполепта (рисперидона) есть значимое позитивное качество – он в меньшей степени дает побочные эффекты, характерные для типичных нейролептиков (экстрапирамидные расстройства), которые будут описаны ниже. В литературе отмечают следующие наиболее часто встречающиеся побочные эффекты применения рисполепта: увеличение массы тела, гиперпролактинемия, галакторея. Но чаще всего данные нежелательные явления встречаются при терапии рисполептом у подростков (A. Szarfman, J. Tonning, J. Levine, P. Doraiswamy, США, 2006). Нужно отметить, что рисполепт (рисперидон) в форме раствора (капель) 6 октября 2006 года в США был одобрен к применению FDA у детей с 5-и до 16-и лет (по сведениям Медицинского Центра сообщений США и Informatii despre autism in Romania). Однако в России рисполепт (рисперидон) по-прежнему к применению не рекомендован до 15-и лет.

Побочные эффекты, характерные для препаратов из группы нейролептиков

Данные лекарственные препараты могут переноситься как без каких-либо неприятных явлений, так и с некоторыми побочными эффектами. Врач-психиатр, как правило, назначает препараты таким образом, чтобы побочные эффекты были минимальными, а применение нейролептика – безопасным для ребенка. Главная задача родителей – знать об основных нежелательных эффектах лекарств и вовремя информировать об этом врача.

1.                 Сонливость, апатия, вялость чаще встречаются при использовании нейролептиков с выраженным седативным действием, таких как хлорпротиксен, сонапакс, галоперидол. Вялость и сонливость обычно уменьшаются или исчезают в течение одной-двух недель приема препарата, но если эти проявления чрезмерны, нужно сообщить об этом врачу для коррекции схемы лечения. При использовании указанных нейролептиков может появиться головокружение, особенно при резком вставании с постели по утрам. Если вы заметили, что ребенок побледнел, может упасть, уложите его горизонтально без подушки с приподнятыми ногами, дайте крепкий сладкий чай или кофе.

2.                 Расторможенность, возбуждение, нарушение сна. Чаще всего эти побочные эффекты встречаются при начале терапии (на малых дозах) рисполептом (рисперидоном), этаперазином, эглонилом, трифтазином.

3.                 Любые нейролептики могут снижать порог судорожной готовности, поэтому у детей, страдающих эпилепсией, применяются ограниченно, осторожно, только под контролем ЭЭГ.

4.                 Наибольший испуг у родителей обычно вызывают так называемые экстрапирамидные побочные эффекты нейролептиков.  Эти побочные эффекты встречаются при лечении галоперидолом, трифтазином, этаперазином. Они выражаются в преходящих расстройствах движений и мышечного тонуса. Могут появиться дрожь в руках и ногах, спазмы отдельных мышечных групп (шеи, лица, туловища). Движения могут стать скованными. Чтобы этих явлений не было, врач-психиатр назначает так называемый препарат-корректор – циклодол или акинетон. Не пропускайте прием препарата-корректора и не меняйте самостоятельно дозу!

5.                 Если родитель вовремя не сообщает врачу о побочных явлениях, они могут утяжеляться. Может ухудшиться общее состояние ребенка, появиться слабость, потливость, повышение температуры тела. Врача об этом нужно срочно информировать, он отменит препарат и даст рекомендации для нормализации общего состояния ребенка.  

 

6.                 Фитотерапия

Лекарственные растения также могут применяться в комплексной терапии детей с расстройствами спектра аутизма, в основном это растения, обладающие успокаивающим действием. Препараты из лекарственных растений родители могут применять самостоятельно при возбуждении у ребенка, нарушениях сна, тревожности.  

1. Пустырник. Применяется аптечная настойка пустырника, для детей отмеряется число капель по числу лет жизни, дают 2-3 раза в день до еды.

2. Отвар вишневых ягод (компот без сахара). В народной медицине считается, что вишня способствует улучшению психического состояния, вишню для отвара можно брать в произвольной пропорции. Для того чтобы ребенок пил отвар охотнее (он кислый), можно добавлять мед.

3. Настой цветков липы. Полторы столовые ложки липового цвета заварить стаканом кипятка, настоять 20 минут, процедить и давать по десертной ложке 3 раза в день до еды.

4. Чай из корня валерианы. Одну столовую ложку валерианы заварить одним стаканом кипятка, настаивать 30 минут, остудить и процедить. Давать дошкольникам до 1-й чайной ложке 3 раза в день, а школьникам – по 1-й десертной ложке 3 раза в день до еды.

5. Салат-латук. Одну чайную ложку измельченных листьев салата-латука настоять 2 часа в 500 мл кипятка, давать по 1-й столовой ложке 2 раза в день.

6. Шиповник. Столовую ложку плодов шиповника залить 1-м стаканом кипятка, кипятить 10 мин. в закрытой эмалированной посуде, дать настояться 24 часа, процедить, давать дошкольникам   по 2 столовые ложки 2 раза вдень, а школьникам – по четверти стакана 2 раза в день до еды.

 

 

 

Литература:

1.                 Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста. Под ред. С.Ю. Циркина. — СПб.: Питер, 1999.

2.                 Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. – М.: Медицина, 1995.

3.                 Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Лечение детей с психосоматическими расстройствами. — СПб.: Речь. 2002.

4.                 Марценковский И.А., Бикшаева Я.В., Дружинская А.В.  Базовые принципы оказания медицинской помощи детям с общими нарушениями психического развития – расстройствами спектра аутизма // Нейро News психоневрология и нейропсихиатрия. — 2007. — № 2.

5.                 Башина В.М., Скворцов И.А., Симашкова Н.В., Красноперова М.Г. Детский аутизм процессуального генеза и синдром Аспергера в аспекте терапии церебролизином // Социальная и клиническая психиатрия. — 2002. — № 4.

6.                 A. Szarfman, J. Tonning, J. Levine, P. Doraiswamy, США. Атипичные антипсихотики и опухоли гипофиза: исследование фармакобдительности (реферат) // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. — 2006. — № 3.

 

 

 



[1] Козловская Г.В., Калинина М.А., Горюнова А.В., Проселкова М.Е. Опыт применения рисполепта при лечении раннего детского аутизма и шизофрении у детей. – М.,   2000.

Медикаментозная терапия раннего детского аутизма

Проблема медикаментозной терапии раннего детского аутизма (РДА) имеет свой исторический путь, связанный как с эволюцией взглядов на эту патологию, динамикой отношения к ее лечению, так и традициям медицины, прежде всего – детской психиатрии в разных странах.

В отечественной психиатрии, долго рассматривавшей РДА в основном в рамках детской шизофрении, его проявления расценивались как симптоматика самой болезни. Поэтому предпочитались достаточно высокие дозы нейролептических препаратов. Это же было характерно для американской психиатрии с 50-х г.г. в связи с победным опьянением от «психофармакологической эры» — парадом открытий психотропных препаратов. Тяжелых возбужденных больных удавалось «вписать в интерьер», сделать относительно управляемыми, но, как заключил отец аутичного ребенка «жить стало проще, но мы потеряли сына». Конечный эффект больших доз нейролептиков в детской практике сводился к угнетению познавательных процессов, психического развития ребенка в целом.

Как известно, в 60-е гг. за рубежом, прежде всего в США, начала преобладать идея РДА как особой аномалии психического развития, связанной с психотравмирующими условиями воспитания: патологически тяжелым эмоциональным давлением матери, парализующим психическую активность ребенка. Такой подход предусматривал необходимость не медикаментозного лечения, а психотерапии: реконструкции межличностных отношений «мать-ребенок». Присоединение к этому и предшествующего неудачного опыта от лечения большими дозами нейролептиков отбросило поиск адекватного лечебного воздействия в сторону только психолого-педагогической коррекции. Медикаментозная терапия была скомпрометирована как фактор, тормозящий нормальный психический онтогенез. Стадия неоправданного терапевтического оптимизма сменилась стадией такого же неоправданного пессимизма.

Однако постепенно накапливалось все больше данных о биологической природе РДА. В 70-х гг. эта аномалия была описана при таких грубых органических поражениях ЦНС как фенилкетонурия, хромосомная патология (фрагильгная Х- хромосома), такие дегенеративные заболевания как болезнь Ретта и др. Это вновь развернуло поиск в сторону медикаментозной терапии РДА.

Предшествующее разочарование в нейролептиках сначала определило предпочтение барбитуратов, пептидов, опиатов, больших доз витаминов. Однако быстрое накопление многочисленных вариантов транквилизаторов, антидепрессантов и психостимуляторов, не обладающих массивными побочными действиями и осложнениями нейролептиков, значительно уменьшило страх перед активной медикаментозной терапией.

Подход к лечению РДА различен в разных странах. Во многих учреждениях США, где проводится массивная психолого-педагогическая коррекция РДА, медикаментозное лечение отсутствует вообще. В других – терапия используется в различной мере, часто – лишь при психопатических осложнениях, судорожных припадках. В Европе арсенал психотропных средств значительно шире и подход смелее. В отечественной детской психиатрии медикаментозное лечение РДА проводится особенно интенсивно.

Поэтому странным образом выглядит та ситуация, что в отличие от зарубежной практики, где при меньшем применении лекарств вопросы медикаментозной терапии РДА достаточно широко освещаются в монографиях и текущей литературе – в нашей стране специальных достаточно обобщающих работ, посвященных этой проблеме, практически не существует. Данные рекомендации имеют целью по мере возможности восполнить этот пробел.

К сожалению, медикаментов со специфическим действием именно на синдром РДА практически не существует. Речь идет об индивидуализированных комбинациях нейролептиков, транквилизаторов, антидепрессантов, психостимуляторов, лекарствах общеукрепляющего действия, а в случаях необходимости дегидратационной и антисудорожной терапии. В детской практике широко применяются препараты, обладающие более мягким действием и меньшими побочными явлениями, различные комбинации микстур и лекарственных трав. Препараты, получившие теперь рабочее название «антиаутистических» (лепонекс, игланил, орап, флушпирелен, симап, фенфлюрамин) относительно более специфичны ввиду их действия не на сам аутизм, а лишь его предпосылки: аффективные, двигательные расстройства, состояния тревоги и, страхов.

Нозологический подход к медикаментозной терапии РДА оказался несостоятельным. Во-первых, не может быть нозологической терапии РДА, относимого к эдогенному, шизофреническому кругу, так как неясна нозологическая сущность самой шизофрении. Неэффективной оказалась попытка специфической терапии синдрома РДА внутри различных органических форм поражения ЦНС: при фрагильной Х – хромосоме, фенилкетонурии и др. Лечение фолиевой кислотой, большими дозами витаминов группы В6, завираксом, чуть поднимая общую активность аутичного больного с фрагильной Х-хромосомой, антиаутистического эффекта не давало. Специфическая диета при ФКУ, хотя и уменьшает проявления тяжелого органического психосиндрома, однако аутистические проявления не снимает. РДА органической природы лечится также неспецифическим набором психотропных препаратов, независимо от нозологии.

Лечение РДА трудно ввиду сложного переплетения дизонтогенетических расстройств с нередкой симптоматикой текущего болезненного процесса. Нарушение психического развития при РДА по типу искажения (недоразвития одних систем и акцелерации других) требует большой осторожности в применении препаратов, оказывающих затормаживающих действие.

Наш многолетний опыт выявил ряд общих закономерностей, специфических для длительной «поддерживающей» терапии РДА. Поэтому прежде чем представить частное действие отдельных лекарств, мы сочли целесообразным сначала остановиться на ряде общих принципов терапии РДА в домашних условиях.

Полученные данные основаны на анализе лечения 385 аутичных детей в возрасте от 4 до 10 лет, наблюдаемых в специальной экспериментальной группе по комплексной психолого-педагогической коррекции РДА при НИИ коррекционной педагогике РАО.

Как известно, там, где речь идет не о психической болезни (либо ограниченной во времени, либо текущей), а об аномалии развития, на первый план в стимуляции психического онтогенеза выходит выходит психолого-педагогическая коррекция. В случае РДА ее основной задачей является выведение аутичного ребенка в контакты с внешним миром, формирование межличностных взаимоотношений, предпосылок целенаправленной социальной деятельности, воспитание и поддержание адекватных социальных установок и интересов.

Медикаментозная же терапия облегчает психолого-педагогическую коррекцию, способствуя снятию продуктивной болезненной симптоматики (тревоги, страхов, психомоторного возбуждения, навязчивых явлений), поднятию общего и психического тонуса. Такая лекарственная «подушка» делает аутичного ребенка более доступным к психотерапии, воспитанию и обучению и является неотъемлемой частью комлексной клинико-психолого-педагогической коррекционной тактики. Объединение биологической и социальной коррекции способствует их взаимному потенцированию.

С точки зрения основной цели – реконструкции психического развития, возможности адекватного воспитания и обучения — главной задачей медикаментозной терапии и является стимуляция энергетического потенциала и снятие сенсо-аффективной гиперестезии. Это осуществляется комплексом психостимуляторов, нейролептиков и транквилизаторов.

Достаточно крупной терапевтической мишенью является и комплекс «возрастных» симптомов, сопутствующих специфической симптоматике РДА, а иногда и маскирующих ее: вегетативной дистонии, явлениям психомоторного возбуждения, расторможенности влечений.

Ряд подходов к лечению РДА обусловлен важностью учета функциональной незрелости внутренних органов ребенка (печени, почек и др.), других функциональных систем (гормональной, ферментативной, иммунной, определенных отделов мозга, гемато-энцефалического барьера).

Поэтому к медикаментам предъявляются повышенные требования в отношении их безопасности, минимальности побочных действий. Предпочитаются психотропные препараты, уже апробированные в практике терапии взрослых и в больничных условиях.

В детском возрасте очень незначительна разница не только между дозами, вызывающими терапевтический и угнетающий эффект, но и дозами токсическими. Поэтому необходимы осторожность и терпение при наращивании доз, начало лечения – всегда с доз минимальных.

Если такие первичные для РДА расстройства как низкий психический тонус и сенсо-аффективная гиперестезия являются облигатным объектом терапии, то подход к другой симптоматике РДА, расцениваемой нами как вторично-дизонтогеническая, видоизменяет наше отношение к стратегии лечения. Это в первую очередь, относится к стереотипиям, особенно – двигательным. Как известно, в традиционной клинической практике эти явления рассматриваются в кругу процессуально-болезненных, кататонических расстройств и подлежат терапевтическому снятию.

Вопрос о механизме стереотипий представляет, с нашей точки зрения, большой интерес. Действиетльно, их кататонический (или кататоноподобный) характер не случаен. Достаточно вспомнить весь моторный облик аутичного ребенка: манерность позы и походки, скованность и деревянность движений. В этом плане двигательные стереотипии правильно расцениваются клиницистами как патологические образования. Однако больной организм, очевидно, и свои защитные механизмы вынужден черпать из явлений наличного, пусть патологического, регистра. Двигательные, сенсорные, речевые стереотипии в определенной мере субъективно спасительные для аутичного ребенка, так как заглушая ощущение тревоги и страхов, в то же время вызывают у него положительные эмоции в условиях самоизоляции от окружающего мира. Поэтому психолого-педагогической коррекции, начиная от начальных этапов завязывания контактов и способов совместной игры, и нередко – до этапов разработки профессиональных навыков склонность к стереотипиям используется психологом и педагогом как фактор, облегчающий для аутичного ребенка выработку полезных социальных навыков. В этих условиях перед врачом встает задача определения степени выраженности стереотипий их медикаментозная ликвидация целесообразна тогда, когда они достигают уровня насильственности, тяжелой одержимости, препятствуют целенаправленной деятельности и осуществлению коррекции.

То же касается и патологических фантазий, привычно рассматриваемых в детской психиатрической клинике как «бредоподобные», в связи с этим они нередко являются объектом активной нейролептической терапии. Наш опыт показывает, что «лечить» их, особенно в начале не следует. Через их фабулу психологу и педагогу облегчается вход в эмоциональный контакт с ребенком, в совместную деятельность, прежде всего – игру. В дальнейшем направленное специалистом видоизменение сюжета такой фантазии поможет ему постепенно «развернуть» интересы ребенка на окружающий его мир.

Имеется ряд и других закономерностей в терапии РДА у детей. Так, при достижении в процессе психотерапии эмоционального контакта ребенка со специалистом, нередко он, ранее скрывавший свою тревогу и страхи, начинает с облегчением о них рассказывать. Такой «прорыв» обрушивается на врача массой информации о патологической симптоматике и не всегда позволяет ему разграничить ее во времени, понять, что откровенность ребенка свидетельствует о дезактуализации страхов. Поэтому первым порывом врача нередко является ошибочное увеличение дозировки препарата, в то время как речь должна идти о ее снижении.

Ряд специфических сложностей в лечении РДА связан и с недифференцированным подходом к психопатоподобным проявлениям. Так, одному из вариантов РДА присущи агрессивные высказывания и действия, и поэтому, действительно, показаны нейролептические препараты. Но нередко агрессия аутичного ребенка обусловлена психогенно, как третичное образование – реакция на обиду, ущемление, как попытка самоутверждения в ответ на чувство собственной неполноценности. Назначение нейролептиков здесь малоэффективно. Гораздо результативнее применение транквилизаторов, а еще более – психотерапии. Это относится и к склонности к аутоагресии – самоповреждениям, в части наших наблюдений также обусловленным психогенно.

Сходный механизм возникает при изменениях поведения, обозначаемого нами как «псевдопсихопатоподобное». Уменьшение в процессе психотерапии и медикаментозного лечения, сковывавших раннее ребенка тревог, страхов, высвобождает его активность, возможность эмоционального, личностного реагирования и сначала нередко приобретает гипертрофированные формы: негативистичности, неуправляемости. Неумелое стремление к контактам проявляется в неестественных импульсивных поступках, внешне похожих как агрессия. «Глушение» этих состояний нейролептиками, естественно, ошибочно. Здесь эффективна лишь психолого-педагогическая коррекция поведения.

Есть и более частые ситуации, когда ради максимального сохранения эмоциональной активности ребенка целесообразно снижение доз и даже снятие медикаментов. Так, в периоде внедрения «холдинг» — психотерапии, эффективность которой зависит от первоначального сохранения высокого уровня эмоционального напряжения ребенка, его способности к катарсису, последующему резкому психическому и физическому расслаблению, — целесообразно временно прекратить седативную терапию.

Очень важным фактором, требующим постоянного учета, является роль «почвы» или «фона», на котором развивается РДА. Прежде всего, речь идет об органической недостаточности ЦНС. Эта «почва» часто вносит выраженность экстрапирамидных побочных действий при лечении нейролептиками, часто – уже с самого начала лечения, при малых дозах препарата. Очевидно, здесь имеется суммация органически обусловленных побочных действий препарата. Вероятный (судя по особенностям моторной сферы) экстрапирамидной недостаточностью, свойственной самому РДА.

Побочные действия транквилизаторов проявляются, как известно, в виде мышечной и психической релаксации. И здесь происходит неблагоприятная суммация расслабления, вызванного как препаратом, так и свойственным самому аутизму низким общим и психическим тонусом.

Побочные действия, вызываемые при органической недостаточности ЦНС психостимуляторами, нередко проявляются в эпилептиформных припадках.

Как указывалось выше, нозологического лечения самого синдрома РДА практически не существует. Тем не менее, специфическое воздействие на органическое заболевание ЦНС, хромосомную патологию, врожденные нарушения обмена, породившие РДА, имеют большие или меньшие значения для улучшения общего и психического состояния больного. В этих случаях лечение психотропными препаратами комбинируется по конкретным показаниям дегидратации, антисудорожной, общенейротропной, вегетотропной терапией, применением больших доз витаминов, специальной диеты при некоторых энзимопатиях.

Фактор «почвы» касается и соматических особенностей аутичного ребенка. Ряд признаков позволяет предположить, что раннему детскому аутизму присущ свой соматический облик в плане как конституционально-физиологических особенностей, так и врожденной склонности недостаточности ряда систем. Значительная часть аутичных детей имеет астеническое телосложение, бледность кожных покровов, пониженный тургор мышц и кожи, общую гипотрофичность. Многим свойственна склонность к аллергическим реакциям, в том числе – лекарственным. Нередка общая задержка в физическом развитии. Слабость и извращенность аппетита, парадоксальные реакции на определенные медикаменты, необъяснимые желудочно-кишечные расстройства и др., достаточно часто позволяют заподозрить ферментативную недостаточность неясного характера и происхождения. Это не только требует повышенной осторожности в выборе психотропных средств, но и поиску в каждом отдельном случае адекватной соматотропной терапии, ферментосодержащими антигистаминными препаратами, а также и поддерживающего общеукрепляющего лечения. Однако, нужно иметь в виду, что под дистимическими расстройствами настроения, трактуемыми как следствие соматической астении, нередко маскируется депрессия развивающаяся в процессе лечения нейролептиками фенатиазинового ряда.

Учитывая частую гипертрофию, общую задержку физического развития, в избежании передозировки, следует также помнить об ориентации дозы препарата не на календарный возраст, а на фактический вес тела ребенка.

Учет приведенных соматических особенностей аутичного ребенка нередко оправданно сужает круг применяемых медикаментов. Неблагополучие соматоневрологической почвы – увеличивает возможность побочных действий и осложнений психотропных препаратов, суммирует их неблагоприятные действия. Поэтому одновременный набор психотропных средств не должен быть большим.

Следует также помнить, что вследствие повышенной сенсоаффективной чувствительности, в том числе – проприоцептивной, аутичный ребенок нередко субъективно более чувствителен к неприятным ощущениям, вносимым побочным действием нейролептиков и антидепрессантов (сухость во рту, сомнолетность и др.).

Адресация медикаментозной терапии к коррекции дизонтогенеза, направленность на максимальную реализацию потенциальных интеллектуальных возможностей ребенка делает особенно актуальным выбор препаратов, в наименьшей мере обладающих тормозящим действием на познавательные процессы. Это относится как к нейролептикам, так (в меньшей мере) к транквилизаторам, вследствие их релаксирующего действия.

Но нередко бывает, что препарат, дающий достаточно выраженные побочные действия, в то же время оказывается наиболее эффективным. В этих случаях особенно важна подборка минимальных эффективных доз препарата при увеличении дозы корректора.

Все сказанное выше делает особенно актуальной задачу индивидуализации терапии при РДА, неприемлемость стандартных схем и методик лечения. В связи с этим нужно отметить, что применяемая нами система психолого-педагогической коррекции, опирающаяся на выделение 4 клинико-психологических вариантов (типов) РДА, позволяет больше «типологизировать» психолого-педагогический подход, чем медикаментозная терапия, которая должна учитывать именно индивидуальные параметры неврологического и соматического статуса ребенка.

Лабильность не только психосоматического статуса аутичного ребёнка, необходимость частых коррективов в лечении предъявляет повышенные требования к динамике наблюдений аутичного ребёнка – обязательны довольно частые осмотры.

Есть специфика в технологии применения лекарственных препаратов у детей с РДА.

Негативизм к приёму лекарств определяет предпочтение препаратов с пролонгированным действием, лекарств в виде капель, сиропов, таблеток, размельченных в сахаре. Большую роль играет распределение препаратов в течение суток. При отсутствии противопоказаний прием нейролептических препаратов, снижающих концентрацию внимания, целесообразно максимально отдалить от времени психолого-педагогических занятий.

Большинство клиницистов придерживаются мнения о курсовом лечении, необходимости перерывов, периодов «отдыха» от медикаментозных нагрузок. Однако подход к РДА как к не к болезни, а дизонтогении, и тут направляет терапевтическую мысль в сторону необходимости сохранения даже минимально достигнутого продвижения психического развития. Ухудшение работоспособности при снятии стимуляторов дает «откатку» интеллектуальной активности. Возобновление даже небольшой тревожности при перерыве в лечении транквилизаторами актуализирует и вновь закрепляет уже ушедшие было страхи. Возвращение агрессии при снятии нейролептических препаратов способствует новой фиксации привычных ранее форм неправильного поведения. Возникает феномен всплывания прежних патологических явлений. Поэтому мы предпочитаем частичный «отдых»: периодическое снижение дозы препаратов, чередование психотропных и общеукрепляющих средств.

И наконец, нам хотелось бы обратить внимание на нецелесообразность терапии в больничных условиях. Помещение в психиатрический стационар, пугающую обстановку с большим количеством новых взрослых и детей, отрывом от близких, для аутичного ребенка, одержимого страхом перемен, нередко чревато возникновением психотических расстройств, регрессом приобретенных навыков. В то же время лечение самого синдрома РДА в настоящее время не включает ни инсулиновой, ни электоросудорожной терапии, ни капельных внутривенных вливаний, требующих стационарных условий. Поэтому, по нашему мнению, госпитализация аутичного ребенка в психиатрическую больницу показана лишь в двух случаях: 1) возникновение острого психоза; 2) поиск подбора лекарств при неэффективности всех препаратов, использованных ранее. Во всех остальных случаях медикаментозная терапия должна осуществлять в домашних условиях, привычной обстановке семьи, детского сада, школы.

Большое значение имеет совместная работа врача с психологом и педагогом. Лечение назначается не только после врачебного осмотра, но и «диагностического занятия», существенно уточняющего, а иногда – впервые обнаруживающего возможности обучения и воспитания ребенка. В последующем изменения в состоянии ребенка во время психотерапии, психологических и педагогических занятий оцениваются специалистами совместно, после чего в медикаментозное назначение могут вноситься коррективы.

Следует, однако, неукоснительно придерживаться правила, что ни психолог, ни педагог ни в коем случае не должны высказывать родителям собственное мнение об ухудшении психического состояния ребенка, а тем более самим давать какие-либо советы в отношении терапии. Это делает только врач.

Суммируя представленные данные и соображения об общих принципах медикаментозной коррекции РДА, мы еще раз хотели бы подчеркнуть бесспорную необходимость поддерживающей лекарственной терапии. Мы имеем печальный опыт нескольких наблюдений, когда родители категорически отказывались от лечения. В этих случаях, несмотря на активную психолого-педагогическую коррекцию, не удавалось преодолеть массивных аффективных расстройств, и ребенок, даже несмотря на высокий интеллектуальный потенциал, оказывался практически глубоко дезадаптированным.

Мы можем высказать еще одно соображение в пользу медикаментозной терапии. За последние 12 лет существования группы детей, непрерывно находящихся на терапии, лишь в двух случаях возникла необходимость стационирования в связи с психотическими приступами. Поэтому, возможно, не самонадеянно предположение, что очень длительная поддерживающая медикаментозная терапия, естественно, совместно с активной психолого-педагогической коррекции может быть профилактикой тяжелого обострения и даже психоза.

Но эти оптимистические данные, к сожалению, не абсолютны. Как показывает опыт, при тяжелых формах РДА, медикаментозная терапия (также, как и психолого-педагогическая коррекция) оказывается неэффективной. Обычно это в случае синдрома РДА внутри злокачественной текущей шизофрении, прогредиентных органических поражений мозга (туберозный склероз, синдром Ретта и др.).

Проблем терапии РДА далека от достаточно полной разработки. Существует ряд вопросов, не затронутых совсем. Так, в общей психиатрии в последнее десятилетие широко обсуждаются вопросы лекарственного патоморфоза — изменения клинической картины в связи с длительным медикаментозным лечением. В детской психиатрии эта проблема почти не разработана, в том числе и в отношении РДА. Не исключено, что мы объективно имеем мало изменений в психопатологической картине РДА явлений привыкания, либо наоборот сенсибилизации — в связи с большой осторожностью терапии, назначением малых доз. Но этот вопрос нуждается в дальнейшем изучении.

Лебединская К.С. Медикаментозная терапия раннего детского аутизма // Альманах Института коррекционной педагогики. 2005. Альманах №9 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-9/medikamentoznaja-terapija-rannego-detskogo-autizma (Дата обращения: 08.06.2021)

Аутизм: чем лечат и что помогает?

В последние годы тема аутизма очень активно исследуется наукой, а также вызывает немало споров и противоречий в кругах родителей деток-аутистов. Многие прибегают к так называемой «традиционной», «народной» медицине, а также пытаются помочь своим детям при помощи методов, появившихся сравнительно недавно.

Доказательная практика, которая применяется во всем мире, должна руководствоваться всеми методами, используемыми для лечения симптомов аутизма, включая поведенческие, образовательные, медико-биологические и альтернативные подходы. Но все эти вмешательства должны быть подведены под единые стандарты доказательности, чтобы помощь была эффективной и своевременной.

В этой статье я постаралась рассмотреть чаще всего используемые методы альтернативного лечения, а также привести результаты их исследования с позиции доказательной медицины и распространенность.

Альтернативные методы терапии разделяются на несколько категорий: альтернативные медицинские учения (например, гомеопатия), биологическая терапия, энергетическая медицина, телесноориентированная медицина, а также другие практики (йога, рэйки и т. д.).

Распространенность альтернативной медицины в общей популяции определить довольно сложно из-за большого количества разнообразных вмешательств и различий между исследуемыми популяциями.

Использование среди взрослого населения варьирует от 1,8% до 62%. Данные о детском населении недоступны. Однако, дети с расстройствами развития традиционно чаще остальных больных обращаются к альтернативной медицине. Вот данные по диагнозам: СДВГ 12–64%, ДЦП 56%, С-М Дауна 87%, Аутизм 30–90%.

Многие семьи детей с аутизмом принимают решение использовать альтернативные методы, основываясь на уверенности в их безопасности, минимальном количестве побочных эффектов и «натуральности». Некоторые семьи сообщали, что их выбор терапии базировался на желании контролировать ход лечения, основываясь на рекомендациях из интернета, от друзей и других семей с детьми-аутистами, а также на обещаниях излечения.

Другим значимым фактором в принятии решения могут быть обещания об избавлении от других серьезных симптомов, таких как, например, проблемы с пищеварением. Предпосылки также создает семейный опыт использования альтернативной медицины (например, родителями), высокий уровень образования, сообщение о серьезности диагноза.

В данной статье я постараюсь охватить несколько категорий альтернативных вмешательств. Я не буду обсуждать аюрведу, китайскую медицину натуропатию и гомеопатию. Объяснения этих мировоззрений очень сильно отличаются у их последователей и тех, кто придерживается доказательной медицины.

Есть некоторые данные в рецензируемой научной литературе, позволяющие комментировать их роль в лечении детей с аутизмом, но они обладают крайне низким уровнем доказательности. Итак,

Биологическая терапия

Наиболее часто встречающиеся терапии у аутистов — биологические терапии. Диеты, витамины, а также нестандартное использование лекарственных средств, таких как секретин, ванкомицин и противогрибковые препараты.

Самой популярной считается безглютеновая и бесказеиновая диета, ее придерживается примерно треть аутистов. Первоначальная гипотеза о «протекающем кишечнике» (gut leaks) не подтвердилась (Касс и соавт, 2008 г.), но многие семьи субъективно говорят об улучшении состояния детей на фоне диеты.

Вполне вероятно, что некоторые из детей имели сопутствующие педиатрические проблемы: лактазную недостаточность, аллергию на молочный белок, проблемы со стулом. И на фоне диеты данные проблемы могли утихнуть, тем самым, возможно, вызвав улучшение поведения.

Эффект БГБК диеты изучался в 4 небольших исследованиях. В исследования были взяты небольшое число детей (до 35), с симптомами аутистического расстройства, от 2 до 16 лет. Эти исследования показали некоторые улучшения в состоянии детей, в частности, улучшение речи. Но методологические проблемы (малая выборка, отсутствие слепого контроля, и т. д.) не позволяют считать результаты достоверными.

Важно отметить, что данные диеты нередко бывают бедны кальцием и витамином D, что также требует внимания со стороны родителей и специалистов.

Витамины и другие биодобавки

Почти половина семей детей с аутизмом дают детям витамины и биодобавки. Однако исследований с хорошим дизайном относительно данного метода очень мало. Витамины и БАДЫ рекламируются как улучшающие специфические симптомы, например, проблемы с пищеварением и со сном. Общественное мнение, ориентировка на все «натуральное», огромное количество врачей, практикующих альтернативную медицину — все это приводит к тому, что витамины и БАДы рекомендуются постоянно.

Почти половина педиатров призывают своих пациентов с аутизмом принимать мультивитамины, 25% омега -3 кислоты или мелатонин, 19%-пробиотики. (Golnik and Ireland 2009). Из всех исследований, проведенных по витаминам и БАДам, значимый эффект получен только для мелатонина: улучшение сна, снижение количества просыпаний, увеличение длительности сна.

Остальные добавки не показали значимых эффектов, или же дизайны исследований имели серьезные методологические проблемы.

Лечение, направленное на улучшение иммунитета

Потенциальная роль «иммунных поломок» во время развития мозга, которая может приводить к развитию аутизма, положила начало двум терапиям, призванным «подстегнуть» функцию иммунитета. У детей с аутизмом не было выявлено клинически значимых дисфункций иммунитета и аллергий по сравнению с обычными детьми.

Однако, сообщается о снижении иммуноглобулинов и некоторых других параметров в анализах, которые сдавались с целью выяснить причины нарушения поведения. Тем не менее, лечение иммуноглобулинами не дает какого-либо эффекта при аутизме.

Вторым чрезвычайно популярным и опасным вмешательством подобного рода является хелирование. Из-за скандала с тимеросалом (1998 год) многие семьи уверены, что консерванты с содержанием ртути, используемые в современных вакцинах вызывают аутизм. Из-за этого хелирование стало частью альтернативного лечения.

Тем не менее, уровень ртути в крови у детей с аутизмом не повышен. Но адепты данной теории утверждают, что нарушается экскреция ртути, и вызывает тем самым повреждения вещества мозга. Исследование эффективности хелирования было прекращено из- за проблем с безопасностью используемого метода для исследуемых (Mitka 2008)

Обычно хелатирующие вещества связываются с тяжелыми металлами и выводят их вместе с мочой или стулом. В медицинской практике они используются для лечения острых отравлений тяжелыми металлами, например, свинцом. Если есть подозрения о воздействии токсических доз ртути, то для подтверждения используется анализ крови.

Сторонники хелирования же проводят измерения уровня ртути в волосах, утверждая, что там происходит ее накопление, и в моче, что связывают с ее экскрецией (Ng et al. 2007). Доказательств данной теории до сих пор не получено.

Гипербарическая оксигенация

Используется для увеличения доставки кислорода к мозгу под давлением в специальной камере. Также выдвигались гипотезы об ответе на кислородный стресс в виде улучшения питания мозга.

Были проведены два рандомизированных клинических исследования в попытке найти доказательства для этих вмешательств, но пришли к противоположным выводам.

Исследование 2009 года с участием 62 детей с РАС сообщает об улучшении поведения и уменьшении аутистических симптомов на фоне гипербарической оксигенации по сравнению с контрольной группой.

Однако разница результатов между группами находится в пределах статистической погрешности. Второе исследование, также 2009 года, включало 34 ребенка и не показало значимых различий между контрольной группой и группой, получающей гипербарическую оксигенацию.

Нельзя не упомянуть о рисках метода: боль в ушах от повышенного атмосферного давления, тревога и паника в замкнутом пространстве для многих детей с аутизмом может быть непереносимым.

Также стоимость данного вмешательства достаточно высока.

Телесноориентированные практики

К хиропрактике и краниосакральной терапии часто прибегают родители детей с аутизмом.

Однако исследований с доказательствами эффективности данного метода для лечения детей с РАС не было представлено. Дети с аутизмом часто имеют нарушения в сенсорной сфере в виде тяги к прикосновениям или наоборот, их непереносимости.

Сенсорная интеграция для таких детей может быть полезна, как часть общего плана вмешательства.

Обычный массаж не признан доказанным методом лечения для детей-аутистов, однако многие родители сообщают о том, что массаж позволяет им лучше понимать своих детей и наладить с ними контакт.

Метод Томатиса

Основной принцип работы метода заключается в сенсорно-звуковом стимулировании. Воздействие осуществляется посредством наушников. Звуковой сигнал передается пациенту двумя способами: костная проводимость (вибрация верхней области черепа) и воздушная проводимость (звуковые волны поступают через наружное ухо).

Адепты метода утверждают, что он может помочь сгладить симптомы аутизма, и даже подстегнуть развитие речи. Некоторые исследования действительно демонстрируют улучшения, однако исследования с участием контрольной группы это не подтверждают.

Возможно, имеются подгруппы детей-аутистов с гиперакузией, для которых действительно данное вмешательство может быть полезным. Нельзя не отметить очень высокую стоимость данного метода для родителей.

Транскраниальная микрополяризация

Транскраниальная микрополяризация (ТКМП), или микрополяризация головного мозга это метод лечения, суть которого заключается в воздействии на отдельные структуры мозга очень слабым постоянным электрическим током. Разработан он был еще в 70-х годах прошлого столетия учеными Ленинградского института экспериментальной медицины, а сегодня применяется для лечения и детей, и взрослых в ряде медицинских учреждений
России и постсоветских стран.

В крупнейшей научной электронной медицинской базе pubmed имеется несколько статей авторства сотрудников Института Головного Мозга (г. Санкт-Петербург), сообщающих о применении этого метода для лечения детей с ментальными проблемами: РАС, СДВГ, ЗПР. Однако дизайн исследований, в частности, малая выборка, отсутствие плацебо-контроля, рандомизации и иные методологические проблемы не позволяют говорить о достоверности данных исследований.

Не сообщается также об использовании метода транскраниальной микрополяризации в странах с преимущественно доказательной медициной (США и страны Западной Европы). Стоимость данного вмешательства, однако, стабильно высока.

Физиотерапевтические методики

Такие как электросон, парафинотерапия, озокерит и прочие также используются только на постсоветском пространстве и не имеют под собой доказательной базы для лечения детей с РАС и иными проблемами развития. Сведений об их безопасности также недостаточно.

Ноотропная терапия

«Препараты, улучшающие работу мозга», или ноотропы, обрели наибольшую популярность в России и ближайшем зарубежье в 80х годах прошлого века. На доклинических стадиях была показана их способность активизировать энергетический обмен в нейронах, усиливать синтез белковых соединений, увеличивать скорость передачи импульсов в ЦНС, укреплять мембраны клеток.

Но многочисленные клинические испытания не нашли подтверждения этим свойствам при использовании ноотропов у людей перорально и парентерально. Проводились довольно большие исследования ноотропов, с хорошим дизайном и выборкой, при разной патологии. Ни одно исследование не показало их достаточной эффективности и безопасности.

В частности, мета-анализ по использованию пирацетама у пациентов с пост-инсультной афазией (Zhang et al.2016) выявил его способность улучшать лингвистические функции у пациентов на очень короткое время, с последующим их снижением до исходного долечебного уровня. Таким образом, использование ноотропов для лечения ментальной патологии не является доказанным и обоснованным.

В странах Европы и Северной Америки ноотропы, еще называемые «smart drugs», входят в категорию БАДов и не проходят клинических испытаний. «Smart drugs» в основном употребляют молодые люди в период тяжелых ментальных нагрузок (таких как сессия), чтобы «взбодриться», почувствовать прилив сил и ускорить процессы мышления. В заграничных протоколах лечения этих препаратов нет.

Однако в зарубежной литературе имеются указания на возможные опасные последствия длительного приема ноотропов: изменения биохимических процессов в мозге, когнитивное снижение, возбуждающее действие на ЦНС, недостаточный контроль качества препаратов, проблемы со сном, недостаточная изученность лекарственного взаимодействия.

Учитывая все эти факторы, едва ли можно назвать ноотропную терапию необходимой и безопасной для детей при расстройствах аутистического спектра.

А что же помогает?

«Волшебной таблетки» от аутизма до сих пор не придумали.

Самым эффективным лечением (именно лечением!) признаны психолого-педагогические вмешательства на основе прикладного поведенческого анализа — АВА терапия и ее вариации.

Сейчас она набирает уверенную и заслуженную популярность в нашей стране, и будет развиваться дальше.

Нельзя не сказать о нейролептиках, антидепрессантах и противоэпилептических препаратах, которые назначаются аутистам в очень больших количествах. Данная проблема характерна не только для России, но и для Европы и США. Доля детей с аутизмом, которым назначаются антипсихотики, стабильно высока.

Но, тем не менее, родители должны знать: нейролептики не лечат аутизм. Они способны справиться с тяжелыми симптомами, такими, например, как некупируемая поведенческими методами агрессия или аутоагрессия.

Также назначение медикаментов бывает необходимо для купирования коморбидных с аутизмом расстройств (эпилепсии, СДВГ). При этом состояние ребенка с аутизмом будет улучшаться за счет купирования симптомов этих заболеваний.

Безусловно, выбор терапии для ребенка целиком и полностью лежит на родителях.

Цель этой статьи — предоставить информацию о тех методиках, которые могут быть в лучшем случае бесполезны, а в худшем — опасны для ребенка.

И напоследок, нельзя не отметить главное. Самый ценный ресурс для родителей детей-аутистов- это время. И чем меньше его будет потрачено на неэффективные вмешательства, тем лучше и качественнее можно будет помочь ребенку.

Мешкова Елизавета, детский врач-психиатр, АВА-терапист.

Литература:
1. B.Reichow, P.Doehring, D.v. Cicchetti,F. R. Volkmar. Evidence-based practices and treatments for children with autism, Springer, 2011
2.Potential Dangers Of Nootropics: What To Consider Before Using Smart Drugs
«Mental health diary»
3.Piracetam for Aphasia in Post-stroke Patients: A Systematic Review and Meta-analysis of Randomized Controlled Trials. CNS drugs 2016, july (30)
4.Transcranial micropolarization in the complex therapy of early child autism
Zh Nevrol Psikhiatr Im S S Korsakova 2007 107(10)

Лечение детского аутизма у лучших специалистов Израиля

Лечение детского аутизма у лучших специалистов Израиля

Лечение детского аутизма в Израиле


Аутизм – это психическое заболевание генетической природы, возникающее при определенных нарушениях в развитии мозга.  Основными симптомами аутизма являются чрезмерная погруженность в себя, отгороженность от внешнего мира. Ребенок-аутист стремится ограничить контакты с внешним миром, он не воспринимает общепринятых норм и понятий.  

Врачи считают аутизм одним из самых тяжелых нарушений развития у детей. Ребенок, страдающий аутизмом, отличается ранимостью и незащищенностью. Такие дети замкнуты, тревожны. Они могут быть и агрессивны — даже по отношению к собственным родителям. Ребенок неспособен своевременно обучиться жизненно необходимым навыкам, в том числе социальным навыкам.

[SLIDER=1661]

Методика лечения

1 Работа с психотерапевтом

При лечении детского аутизма в центре «Мацпен» психотерапевты искусственно развивают недостаточно развитые у ребенка функции мозга. Специальные интенсивные лечебно-развивающие программы оказывают стимулирующее действие. При помощи игр и специальных упражнений психотерапевт развивает крупную и мелкую моторику ребенка, внимание, память, а также способность общаться с другими людьми. На первом этапе работы с ребенком врач устраняет симптомы, мешающие нормальной жизни и процессу лечения.  

На втором этапе психотерапевт определяет программу лечения и  ее специфические особенности. Все программы лечения направлены на помощь родителям, улучшение коммуникационных и социальных навыков, развитие у ребенка способности к  обучению.

2 Медикаментозная поддержка

В процессе работы с ребенком иногда принимается решение о необходимости медикаментозного лечения. Лекарства при аутизме назначаются только для симптоматического лечения. Необходимо устранить симптомы, мешающие проводить основную программу лечения. Препараты помогают справиться с определенными видами поведения, с депрессией, страхами, агрессией, гиперактивностью, тревожностью, а также с обсессивно-компульсивными симптомами. Если у ребенка «спокойный» аутизм, лекарства могут не назначаться. Бывают случаи, когда пациенту рекомендуется специальная диета, способствующая улучшению самочувствия ребенка и уменьшению гиперактивности.

3 Инструктор для ребенка

В центре «Мацпен» важным элементом в лечении детского аутизма является работа инструкторов. Они проходят с ребенком и его родителями интенсивную программу, нацеленную на освоение необходимых навыков и способов коммуникации с внешним миром. Родители учатся правильно общаться с ребенком, предотвращать вспышки гнева, выполнять с ним различные упражнения, а также прививать ему необходимые навыки – например, самостоятельно есть, используя столовые приборы, самостоятельно ходить в туалет, умываться и т.д.  

Инструктора выводят ребенка в обычную социальную среду, где ему при помощи специальных поведенческих программ прививаются навыки общения с другими людьми. Важно, что в Израиле общество исключительно толерантно, так что люди с теми или иными отклонениями от нормы чувствуют себя уверенно, они спокойно могут находиться в любых общественных местах. Это способствует повышению эффективности лечения, а также помогает ребенку, страдающему аутизмом, лучше социализироваться в обществе.

4 Логопед при аутизме

Годам к 5-6 к лечению может подключиться логопед. При аутизме возможно отставание речевого развития, поэтому иногда требуется вмешательство логопеда, который при помощи развивающих упражнений для языка, губ, рта и мелкой (как правило, пальцевой) моторики будет развивать речь ребенка. Дело в том, что некоторые участки мозга, отвечающие за мелкую моторику, находятся очень близко к участкам, отвечающим за речь. Поэтому развитие мелкой моторики стимулирует и развитие речи.  

Интересно, что в Японии развивают мелкую моторику и речь у детей-аутистов через освоение традиционных национальных элементов – например, детей учат есть палочками, что развивает мелкую пальцевую моторику, а соответственно и речь. В результате ребенок учится говорить, увереннее допускает общение с людьми, обучается определенным общественным действиям и способен самостоятельно ухаживать за собой.

5 Терапия занятостью

Терапия занятостью помогает ребенку научиться обрабатывать информацию, получаемую от органов чувств (через зрение, слух, обоняние, тактильную чувствительность),  развивает крупную и мелкую моторику.  

При работе с аутистами сфера деятельности трудотерапевта  простирается гораздо шире. Если в обычных случаях эти специалисты  работают над приобретением навыков письма, застегивания пуговиц, завязывания шнурков и т. п., при аутизме они работают над сенсорной интеграцией (преодолением трудностей с обработкой информации, поступающей через органы чувств), над игровыми навыками и навыками социального взаимодействия.

6 Иппотерапия и дельфинотерапия

Ученые во всем мире пришли к выводу, что в лечении аутизма необходим комплексный подход. В дополнение к основным методам лечения хороший реабилитационный эффект оказывает иппотерапия (верховая езда в лечебных целях) и дельфинотерапия, так как страдающим аутизмом детям проще вступить в контакт с животными, нежели с людьми. Применительно к иппотерапии терапевтический эффект оказывает как непосредственный контакт ребенка с лошадью, так и уникальная физическая и эмоциональная нагрузка, которую получает ребенок при верховой езде.

В итоге


Курс лечения детского аутизма в центре «Мацпен» дает пациентам и их родителям способность жить в здоровых социальных условиях. За время лечения пациенты избавляются от агрессии, повышенной тревожности, при необходимости обучаются элементарным навыкам ходить в туалет, пользоваться приборами, говорить. А главное, ребенок обретает способность общаться с внешним миром, выражать свои желания. Родители за время пребывания в Израиле проходят обучение специальным техникам и программам развития ребенка, которые будут применяться ими после окончания курса.

  • Курс лечения  детского аутизма требует терпения и времени. Но ни в коем случае не стоит отчаиваться, надежда есть всегда. Курс длится от 1.5 месяцев.
  • В лечении детского аутизма, задействовано одновременно несколько специалистов, поэтому стоимость лечения может составлять от 3 тысяч долларов.
  • Нужно учитывать, что к лечению мы приступаем только после проведения  диагностики.

Профильные специалисты

  • Др. Виталий Тевелев
    Заведующий психотерапевтическим отделением клиники «Мацпен»
  • Сиван Хавлин
    Эрготерапевт (специалист по реабилитации и адаптации к окружающей среде)

Отзывы пациентов

  • «Огромное спасибо специалистам центра «Мацпен» за помощь в лечении нашего сына Н. Спасибо за профессионализм и внимательное отношение к нашему ребенку…»

  • «Очень благодарна за внимание и профессионализм сотрудников, особенно низкий поклон д-ру Виталию и Яне, врачам от бога.»

  • «…сделано все возможное и даже невозможное, чтобы поставить меня на ноги…»

  • «Каждый сотрудник — профессионал своего дела, с любовью относится к своей работе, с пониманием и заботой — к своим пациентам. Я сегодня улетаю в Россию, и мне грустно расставаться с вами…»

  • «Я довольна результатом моего лечения. Уезжаю с отличным настроением и большим багажом знаний..»

  • «Огромное спасибо за помощь в диагностике и рекомендациях по лечению..»

  • «…После 3-х месячного курса в Мацпене и последующим консультациям по скайпу, мой сын стал практически полностью адекватным… …Хочу посоветовать всем, кто уже потерял надежду на выздоровление — подумайте и обратитесь в центр Мацпен!»

  • «Спасибо центру Мацпен за чуткое и внимательное отношение, за профессионализм лечащих врачей»

  • «Благодаря вам наш сын стал нормальным человеком, стал учиться и работать. Огромное человеческое спасибо вам!»

  • «Выражаю огромную благодарность д-ру Тевелеву, он сделал то, чего не смог сделать ни один врач в России на протяжении 2.5 лет…»

  • «Мне очень нравится как в этой клинике ведут работу с пациентами. Было очень приятно иметь с вами дело…»

  • «Д-ру Виталию большое спасибо и низкий поклон за беседы, которые помогли пончять внутренний мир нашего ребенка…»

  • «Благодарны персоналу Мацпен за помощь и поддержку в тяжелой жизненной ситуации. Здесь работают замечательные люди и профессионалы!»

  • «То, что за 4 месяца не могли сделать множество врачей в нашем городе, здесь сделали за 1 месяц… Здесь действительно творят чудеса.»

  • «Он сделал то, что не мог сделать ни один врач в России. Наконец-то наша семья обрела успокоение за нашего ребенка.»

  • «Смена обстановки, смена жизненных событий, новый подход в лечении положительно отразились на здоровье…»

  • ????«Мы увидели ваше искреннее желание помочь нам и смогли получить квалифицированную консультацию по нашей проблеме…»

  • «За полтора месяца мы достигли результата, которого уже не надеялись когда-либо получить.»

  • «Благодаря высокому профессионализму врачей, нам был правильно поставлен диагноз… Радужная атмосфера распологает к приятному общению и доверию пациентов к врачам и настраивает на лечение.»

  • «В «Мацпен» мне гораздо серьезнее раскрыли глаза на проблему с ребенком. Специалисты достаточно подробно и очень понятно донесли до меня что нужно делать и как стараться вывести ребенка на примерный уровень его возраста.»

Все отзывы

С чего начать

Аутизм: таблетка против раздражающего звука

В 2008 году в Нидерландах антипсихотики принимали около 30.000 детей. Это в три раза больше, чем в 1999 году. Нидерландское общество аутизма организует обмен опытом среди родителей детей с аутизмом

Дочка Мариски ван Доорн стала намного лучше на антипсихотике риспердале (Risperdal). Девочке девять лет, она – »классический аутист». Любой раздражитель, любой звук »проходит внутрь». Ее мозг не способен фильтровать раздражители. И поэтому у нее уже не первый год в течение дня случаются приступы гнева – примерно три раза в день. Это случается, если ее брат или сестра, или одноклассник слишком шумят. Или если машина, доставившая в магазин по соседству фрукты, медленно пятится назад и дает соответствующий предупредительный сигнал (пиип! – пиип! – пиип!). Благодаря каждодневному приему риспердала она может лучше регулировать свои эмоции, и у нее теперь случается один приступ гнева в два дня.

Но на риспердале она располнела. Это лекарство усиливает аппетит. Не так давно она также начала принимать консерту (Concerta) – препарат амфетаминового ряда, как риталин (Ritalin) (в РФ запрещен как наркотик – прим. перев.) – который опять-таки приглушает в головном мозге »входящие» раздражители. Например, звуки и движения в заполненном школьном классе. Побочным эффектом консерты является снижение аппетита. И таким образом девочка вернулась к своему прежнему весу.

За последние десять лет количество детей, принимающих антипсихотики, увеличилось в три раза и достигло в 2008 году 33.000 человек. Это следует из цифр Фармацевтического общества. Прежде всего, здесь речь идет об аутичных детях. Как показывает практика детских психиатров, тревожные или агрессивные аутитичные дети хорошо отвечают на пару капель антипсихотика в день. В целом, эти препараты не испытаны на детях (только на взрослых), и поэтому последствия их долговременного применения неизвестны. Для аутизма – наследственного отклонения в головном мозге – лекарства не существует. По данным Совета по здравоохранению, в 2009 расстройства аутистического спектра охватывают примерно 1% всех детей.

И хотя у детских врачей может быть очень позитивный опыт использования антипсихотиков у детей с аутизмом, для родителей это всегда трудное решение. А не разовьется ли у моего ребенка зависимость? Не нанесу ли я хронического вреда своему ребенку? Каковы побочные эффекты? Повлияет ли это на его характер? В Нидерландском обществе аутизма нередко звучат подобные вопросы родителей, рассказывает директор организации Фред Стекеленбург. Общество не советует родителям соглашаться или не соглашаться на лекарства для ребенка. Но оно связывает своих новых членов с родителями, обладающими большим опытом взаимодействия с аутичными детьми, а также опытом использования лекарственных препаратов.

Например, с Мариской ван Доорн. У нее трое детей – одиннадцати, девяти и шести лет. Все дети – аутисты. С ней самой все в порядке, а бывший муж был аутистом. Она рассказывает, что ведение домашнего хозяйства в доме с тремя аутистами – дело очень непростое. Если один начинает пронзительно кричать, потому что поступает слишком много раздражителей, то другой закрывается в туалете, потому что не переносит этого крика. »Через полчаса я говорю, что дверь следует открыть, потому что туалет нужен и другим». Или если один бьется головой о подушку – иногда по часу – то другого это злит. Иногда дети остаются на ночь у отца, но он не может выдерживать одновременно более одного ребенка, и то – не более одной ночи. Потому что он сам очень плохо переносит все эти раздражители. Мариска живет на пособие в одном из городов в западной части Нидерландов. У Тимо, ее младшего, аутизм в сочетании с легкой интеллектуальной недостаточностью. В младенческом возрасте он много плакал и мало спал. Кормить его грудью она не могла, потому что он не выносил физического контакта. В трехлетнем возрасте он спал ночью всего 4 часа. И Мариска, соответственно, тоже. Мы начали ему постепенно давать антипсихотик дипипирон (Dipipiron). На нем ребенок стал спокойнее и лучше спал. Я, соответственно, тоже. И это очень радовало». Сейчас он получает риспердал и риталин, и у него все хорошо. »Он – солнышко в нашем доме».

Или вот другая семья: все четверо детей Клазины Бонтеку – аутисты. Ее старшему сыну назначили антипсихотик в возрасте 10 лет. Когда родители были очень обеспокоены: »Мы боялись, что у мальчика возникнет зависимость от лекарства, или что он перестанет быть самим собой. Что делать в таких случаях? Но мы могли каждый день звонить нашему психиатру, если у нас были какие-то вопросы относительно побочных эффектов. А наш сын на лекарствах стал спокойнее. И не пинает больше в школе стулья и столы». Зависимости у него не возникло, потому что антидепрессанты и антипсихотики, в отличие от снотворных препаратов, зависимости не вызывают.

Это было десять лет назад. За это время ее дети уже перепробовали самые разные психиатрические препараты. Некоторые были эффективны, некоторые – нет. Но практически все они давали побочные эффекты: кожные высыпания, тремор, усиление или снижение аппетита. »Если это продолжается слишком долго, или если ребенок от этого очень страдает, то прием лекарства надо прекратить, и искать другой препарат». Ее второй сын, которому 18 лет, все перепробовал, но сейчас ничего не принимает. Он получает высшее техническое образование, и у него все в порядке.

Это всегда вопрос взвешивания достоинств и недостатков приема лекарств, говорят обе матери. Бонтеку: »Наш старший чувствовал себя очень несчастным в возрасте 10 лет. Ему не хотелось жить, потому что он не вписывался в группу. Когда твой ребенок настолько несчастлив, то ты думаешь, что делать нечего, остаются лекарства».

Вторая дочка Мариски ван Доорн – девочка с высоким IQ – хорошо понимает, что она не такая, как другие дети в школе. Она учится в обычной школе и получает дополнительное педагогическое сопровождение, обеспеченное дополнительным индивидуальным бюджетом, законодательно обеспеченным государством на эти цели. »Мне бы очень хотелось, чтобы она осталась в этой школе, и не перешла в систему специального обучения, потому что она всегда копирует поведение других. В школе она все время тянется за другими детьми, чтобы соответствовать. Там все хорошо, а дома она отреагирует свою фрустрацию».

Бонтеку и ван Доорн стали экспертами в области обращения с аутичными детьми. Они заняты с ними день и ночь. Трудовая занятость для них невозможна.

Несмотря на успокоительный эффект различных лекарств, повседневная жизнь в домашнем хозяйстве Бонтеку и ван Доорн – это одно непрерывное упражнение в покое и упорядоченности. »Каждый день все должно быть абсолютно одинаковым. Каждый день они отправляются в школу тем же маршрутом. И если на дороге ремонт, то дети ее уже не узнают. Одна деталь не на месте, и потеряно знание всего».

Клазина Бонтеку за многие годы усвоила, что лучший способ успокоения – прогулка. »Если у кого-то начинается приступ гнева с расшвыриванием вокруг предметов, я беру велосипед, и мы час ездим на велосипеде. А когда возвращаемся домой, они уже успокаиваются. »Все хорошо, мам, моя голова опять свободна,» – говорят они.

Х Х Х

Йоке – домохозяйка (53 года). Ее муж Вальтер (54 года) преподает в системе среднего профессионального образования. Сын Густав (20 лет) учится в консерватории, играет на трубе и живет в центре Девентера в квартире вместе с другим молодым человеком-соседом. Старший сын Михел (22 года) работает на неполную ставку пекарем и все еще живет с родителями. У Вальтера, Густава и Михела аутистическое расстройство.

Вальтер: »По-видимому, мальчики получили это от меня. Я узнал о своем аутистическом расстройстве только четыре года назад. А до того 50 лет просто жил, ни о чем не беспокоясь. А потом, вот, поставили диагноз».

Йоке: »Тогда все как-то встало на свои места. Стало понятно, почему всегда все должно было быть так, как хотел Вальтер, иначе он чувствовал себя некомфортно».

Вальтер: »Я не считаю, что здесь все заорганизовано. Но посмотрите: вот Йоке иногда ставит компакт-диск Норы Джонс на букву Н (Нора). А я считаю, что он должен стоять на букву Д. Иначе я не смогу его найти».

Йоке: »Здесь в доме все структурировано. В ванной комнате стоят разные корзины для одежды в стирку, помеченные разными пиктограммами, чтобы сразу было видно, что и куда следует положить. В нормальной семье будет одна корзина для стирки».

Вальтер: »Йоке считает, что какую-то одежду следует стирать отдельно от другой. Так что мы отправились в магазин и купили эти большие корзины: одна – для белого, одна – для цветного, одна – для красного и одна – для носков. Так что сейчас все организовано. И это удобно».

Йоке: »Если он чего-то хочет, то мы делаем так, как он хочет. Я не знаю, как по-другому. Вальтер был моим первым молодым человеком, мне не с кем сравнивать».

Вальтер: »То, что у других само собой разумеется, для людей с аутизмом – предмет для обдумывания. С Густавом у меня хороший контакт, а вот с Михелем – нет. Нам пришлось учить его смотреть в глаза собеседнику при разговоре. И любые изменения для него всегда были трудны. Чтобы перевести его с грудного кормления на искусственное понадобились месяцы».

Йоке: »Если мы меняли что-то в его спаленке, он дни напролет был сам не свой. Отношения с другими детьми тоже были не в порядке. Его приятели приходили, но он с ними не играл. Он сидел рядом и играл сам с собой, в одиночку».

Вальтер: »Он хорошо считал, а вот с языком было не очень хорошо.

Йоке: »В школе нам говорили, что его следует перевести в систему специального обучения. Но, на наш взгляд, это слишком. Его протестировали, и оказалось, что у него контактное расстройство аутистического спектра – неуточненное общее расстройство развития (PDD-NOS). Тогда ему было семь лет».

Михел: »Мне нравится упорядоченность. Если меня сейчас спросить, что я буду делать на этой неделе, то я отвечу с точностью до часа. Если вдруг что-то меняется, то все срывается».

Йоке: »Тогда нарушается равновесие».

Михел: »В пекарне, где я работаю, я точно знаю, что и когда я собираюсь делать. Но две недели назад мой хозяин заболел. Он позвонил и попросил меня, не смог бы я выйти в свой выходной и заменить его. Тогда у меня как будто бы пружина срабатывает, и все планы на неделю рассыпаются».

Йоке: »Густав намного более открытый, чем Михел. И любит поговорить. Но ребенком он был какой-то не такой. Его много исследовали, но только в 15 лет поставили диагноз – синдром Аспергера».

Густав: »В то время это было так: ты – странный, но мы не знаем, что это. Я все еще считаю, что ничем не отличаюсь от других».

Вальтер: »Мы это не выставляем наружу. На моей работе ничего об этом не знают, и я хочу, чтобы так и было дальше. Дома ситуация другая. Есть вещи, которые я должен делать сам. По пятницам я мою душевую кабину. Это занимает час, потому что я мою фундаментально. Иногда я сам себе задаю вопрос: нужно ли это? Но я очень удовлетворен, если сделал работу на 100%».

Йоке: »Скорее на 150%».

Вальтер: »Или пятно на зеркале. Их быть не должно».

Густав: »На мой взгляд, нет нужды доводить все до совершенства, но дома слово папы – закон. Кто и когда идет в душ – во всем жесткий порядок. Завтрак обязательно точно в 7.15. Если на две минуты опоздал – получай подзатыльник. Этого я выдержать не мог».

Вальтер: »Густав и я похожи. Он, как и я, может быть очень целеустремленным. Это тоже одна из особенностей аутизма – не сдаваться, но идти и идти вперед. Так что мы тянули в разные стороны. О достижении договоренности не могло быть и речи».

Густав: »Я люблю свободу. Посидеть с друзьями в баре, попить пива. Это не разрешалось»

Йоке: »Муж и жена должны придерживаться одной позиции. Если муж говорил »нет», то я тоже говорила »нет».

Густав: »Мне это все больше не нравилось. В 16 лет я ушел из дому».

Йоке: »Это было лучше для всей семьи. В доме была кризисная ситуация».

Густав: »У меня была возможность поселиться с другими аутичными подростками на территории психиатрического заведения. Я всегда мог уйти с территории, от меня только требовалось предупреждать, если я отлучался. У меня была полная свобода».

Вальтер: »В то время мы виделись, наверно, раз в месяц. Но через полгода контакт улучшился».

Густав: »Я думал, что если я вернусь к родителям, то опять попаду в ту же жесткую структуру. Это особенно заметно сейчас, когда я прихожу в гости. Я перестал быть частью семьи».

По материалам:

Pillen tegen piepgeluid. – NRC Weekblad, 19.09.09, p.22-23.

Alles heeft z’n tijd en plek. – De Volkskrant, 09.10.09, p. 47.

Создано дешевое лекарство для лечения аутизма

Евгений Мельников

29 января 2020

Группа китайских и британских ученых разработала новое лекарство для лечения расстройств аутистического спектра. В его основе — недорогое средство буметанид, которое обычно используют для лечения гипертонии.

Фото: Кинзи Рим / Getty Images

В исследовании участвовал 81 ребенок-аутист с различными симптомами и разной тяжестью заболевания. Половина детей принимала 0,5 мг буметанида ежедневно, в течение двух недель. Эксперимент показал, что у детей, принимавших буметанид, симптоматика значительно улучшилась. В частности, было замечено снижение количества эпизодов повторяющихся действий и рост заинтересованности в новых предметах. Для оценки использовалась специальная шкала аутизма CARS.

Исследователи заверяют, что препарат безопасен и не имеет побочных эффектов. Новое лекарство при продолжительном применении поможет повысить общительность больных. Планируется, что средство будет использоваться для лечения детей уже на ранней стадии заболевания — такой подход более эффективен для развития ребенка и его социализации.

Перед тем, как испытывать экспериментальный образец на детях, ученые добились положительных результатов при исследовании на грызунах. Результаты показали, что буметанид способен влиять на химический состав веществ в мозге животных и, теоретически, помогает лечить даже тяжелые формы аутизма.

Фото: airforcemedicine.af.mil

Аутизм — распространенное заболевание, причины возникновения которого до сих пор до конца не ясны. Заболевание встречается у 6 человек из тысячи. Чаще всего аутизмом болеют мальчики. От сложности и формы заболевания зависит, насколько трудно ребенку общаться с людьми и интегрироваться в общество.

Источник

Комментарии

Таблетка от аутизма | Милосердие.ru

2 апреля – всемирный день распространения информации об аутизме. Выздоровление аутиста – явление вполне реальное, но мы не знаем ответа на вопрос, является ли оно в строгом смысле излечением.

Кормила риспердалом

Лет 6-7 назад мне довелось услышать от одной очень симпатичной женщины: «Как хорошо, что я свозила своего сына в Санкт-Петербург на консультацию к специалистам! Там ему подтвердили диагноз и прописали таблетки от аутизма. Он попьет их некоторое время и будет здоров». Я уже тогда довольно основательно изучала тему аутизма и понимала, что, скорее всего, это недоразумение: таблетки от аутизма не существует, нет и никаких других видов терапии, которые гарантировали бы полную реабилитацию маленького аутиста, и либо врачи не совсем точно объяснили маме действие прописанного препарата, либо мама предпочла услышать то, на что всей душой надеялась, отправляясь из провинциального города N на консультацию в северную столицу.

Я поинтересовалась, как называется прописанное лекарство. Это оказался риспердал, который в те годы был не очень хорошо известен не только широкой публике, но и врачам, а нынче обрел печальную славу: за границей – благодаря проигранному его разработчиком, фармацевтической компанией «Джонсон и Джонсон», иску по поводу незаконного маркетинга, а в нашей стране совсем недавно – благодаря печально знаменитому выступлению детского омбудсмена Павла Астахова, обвинившего приемную американскую мать погибшего Максима Кузьмина в том, что она «кормила» мальчика лекарством, предназначенным для лечения шизофрении у взрослых.

Именно из-за этого утверждения первыми, кто усомнился в правдивости нашего омбудсмена, были родители детей-аутистов. Как говорится, «плавали – знаем»: в Соединенных Штатах невозможно приобрести антипсихотическое средство (а именно таковым риспердал и является) без рецепта врача: это серьезное правонарушение, и совершая его, фармацевт рискует потерять лицензию. Значит, мама не могла «кормить» мальчика риспердалом, она могла купить в аптеке лишь строго определенное количество препарата, рассчитанное исходя из дневной дозировки и количества дней приема, определяемых лечащим врачом. Кроме того, риспердал (он же риспердон, он же рисполепт), который в 1990-е годы начал применяться у взрослых при шизофрении и биполярном расстройстве, в 2006 году был одобрен американской Администрацией контроля качества продуктов и лекарственных средств (FDA) для использования в детской практике. Его применяют при аутизме и некоторых других расстройствах поведения. И, наконец, используют риспердал и в России, с чего я и начала свой рассказ, и если 6-7 лет назад его прописывали, по большей части, в столицах, то теперь и в провинциях врачи довольно часто назначают его детям и подросткам.

Конечно же, риспердал – не таблетка от аутизма. Аутизм представляет собой комплексное расстройство, характеризующееся выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия и общения. Ни один из используемых в психиатрической практике препаратов, будь то антипсихотик, транквилизатор или антидепрессант не приводит к улучшениям в ключевых при аутизме дефицитарных областях, хотя некоторые из лекарств помогают купировать такие неприятные симптомы, как раздражительность, агрессия и самоагрессия. В клинических испытаниях риспердал продемонстрировал относительную эффективность в борьбе с этими симптомами и постепенно стал одним из самых популярных препаратов, прописываемых маленьким аутистам, в том числе, и в России.

Что ж, вроде бы нет ничего плохого в том, чтобы облегчить жизнь маленького пациента и его семьи, избавив его от чрезмерной раздражительности, эмоциональных взрывов и истерик. Однако применение разных групп психотропных препаратов в детской практике связано с целым рядом неприятных и весьма вредных последствий.

Во-первых, это побочные негативные действия, о которых, к сожалению, родителей не всегда предупреждают, и для риспердала они весьма серьезные. Основные – это прибавка веса (на которую родители аутичных детей, принимающих это лекарство, жалуются очень часто), и сахарный диабет. Совсем недавно производитель риспердала, фармацевтическая компания «Джносон и Джонсон» проиграла очередной иск и была оштрафована на 1,1 миллиард долларов за незаконный маркетинг, а именно, за преуменьшение риска побочных эффектов препарата, в частности, диабета.

Вторая неприятность также связана с дезинформацией. К сожалению, родители так часто слышат и от врачей и от специалистов государственных образовательных учреждений о «медикаментозном лечении аутизма», в крайнем случае, о «медикаментозной поддержке», что нередко впадают в ту или иную крайность. Это может быть, как в случае с моей знакомой, совершенно не оправданный оптимизм, надежда на чудодейственное лекарство, которое исцелит ребенка. А бывает, что родители просто поддаются давлению воспитателя, дефектолога или психолога, настаивающего на необходимости «пропить курс» для того, чтобы ребенок стал послушным, иначе «с ним невозможно работать».

Такое сплошь и рядом случается даже в Москве, что и говорить о периферии, где не только родители, но и специалисты часто понятия не имеют о существовании специальных методик для обучения детей-аутистов, позволяющих найти индивидуальный подход даже к тому, с кем в традиционном образовательном поле работать невозможно. Как правило, не знают родители и о том, что любые медицинские рекомендации со стороны воспитателя, учителя, дефектолога, психолога, директора школы, являются незаконными в самом прямом юридическом смысле слова. И даже если знают, эмоциональная перегрузка, присущая особому родительству, порой не оставляет им сил на борьбу за свои права с теми, кто, как они считают, заведомо сильнее и от кого зависит судьба их ребенка. Они идут по тому пути, на который их толкает официальная образовательная система и официальная медицина. При этом большинство родителей все-таки понимает, что это путь тупиковый.

Оптимальный исход

«Оптимальный исход для индивидов с диагностированным аутизмом» – так называется исследование американских ученых, опубликованное 16 января 2013 года в Журнале детской психологии и психиатрии (Journal of Child Psychology and Psychiatry). «Хотя расстройства аутистического спектра (РАС) считаются неизлечимыми, в медицинской литературе имеются сведения о том, что некоторое количество (абсолютное меньшинство) ранее диагностированных пациентов теряют диагноз РАС», – говорится в статье. Значит ли это, что мы можем говорить о возможности излечения от аутизма? Что понимать под излечением? Имеем ли мы дело с огрехами в первоначальной диагностике, и если так, то насколько часто встречаются такие огрехи? Идет ли речь о пациентах, чьи симптомы больше не соответствуют в полной мере диагностическим критериям аутизма, но при этом они продолжают страдать от существенных затруднений в коммуникативной и социальной сферах? Либо под излечившимися имеются в виду те, кто утратил все симптомы расстройства, и их способность строить личные и деловые отношения никак не отличается от того, что принято считать нормой?

Исследователи провели тестирование трех групп испытуемых: в первой группе было 34 человека, ранее диагностированных, но утративших диагноз «аутизм» (группа «оптимального исхода»), во второй – 44 высоко-функциональных аутиста (под этим термином понимаются не утратившие диагноза аутисты, которые, имеют достаточно высокий уровень интеллекта и способность адаптироваться к жизненным ситуациям при адекватной поддержке окружающих – «высоко-функциональная группа»), в третьей группе – 34 нейротипичных человека, то есть никогда не имевших аутизма либо других нарушений развития («нейротипичная группа»). Тестирование проходило в нескольких направлениях: испытуемых проверяли по шкалам социализации, коммуникации, распознавания лиц, владения языком. Трое испытуемых из первой группы, набрали баллы ниже среднего по шкале распознавания лиц, в остальном же показатели всех 34 членов группы оптимального исхода не отличались от баллов группы нейротипиков, то есть от нормы. Вывод исследователей: «Хотя мы не можем исключить некоторых отличий испытуемых группы «оптимального исхода» в более тонких аспектах социального взаимодействия и способностей к познавательной деятельности, результаты исследования подтверждают возможность оптимального исхода для индивидов, ранее диагностированных с расстройствами аутистического спектра, и демонстрируют их способность к деятельности в рамках нормы».

Исследование внушает оптимизм, но, к сожалению, носит ограниченный характер. Получив свидетельство того, что выздоровление аутиста – явление вполне реальное, мы не знаем ответа на вопрос, является ли оно в строгом смысле излечением, иными словами, прошел ли аутизм сам по себе, как следствие естественных физиологических процессов в организме, например, в период полового созревания, или к благоприятному исходу привело использование терапий? Еще один интересный вопрос: в свете того, что аутизм – заболевание многофакторное, то есть приводить к нему могут разные нарушения или сочетания нарушений неких физиологических механизмов, пока еще недостаточно изученных медицинской наукой, не является ли оптимальный исход привилегией лишь одной из подгрупп аутизма со сходной этиологией, наиболее легкой для коррекции? Какие методы реабилитации применяли родители и специалисты? Если условный риспердал – путь тупиковый, то где же она, та волшебная ниточка Ариадны, которая приведет нас к выходу из лабиринта?

Мечты и надежды

Из всех существующих на сегодняшний день методов реабилитации лишь один имеет официальный статус научно обоснованного: это Прикладной анализ поведения (Applied Behaviour Analysis, ABA). Не стану останавливаться на нем подробно в данной статье: любознательный читатель найдет много информации о методе в интернете, в том числе и на нашем сайте, и в специальной литературе. Скажу лишь, что АВА предполагает предельно индивидуализированную программу работы с дефицитарными областями в развитии ребенка, сложностями в его поведении и обучении, и в подавляющем большинстве случаев приводит к заметному прогрессу в этих областях. АВА – это долгая и весьма сложная работа, требующая не только высокой квалификации специалистов, составляющих программы реабилитации и занимающихся непосредственно с ребенком, но и полной вовлеченности всех членов семьи. Она к тому же высоко затратна: мобилизовать приходится и временные, и эмоциональные, и финансовые ресурсы, а на помощь государства или страховых компаний в оплате АВА рассчитывать в нашей стране не приходится. Самые активные и решительные мамы идут на курсы и осваивают методику прикладного анализа поведения, чтобы дополнительно заниматься со своими детьми. Но, думаю, что даже очень добросовестные, трезвые и реалистичные родители иногда мечтают о том, чтобы можно было прийти к врачу и попросить: «Доктор, пропишите нам, пожалуйста, таблетку от аутизма».

Осуществится ли когда-нибудь их мечта?

Маловероятно, что появится лекарство, эффективное для всех аутистов, потому что не существует одной единственной физиологической модели этого расстройства. Но есть надежда, что постепенно будут появляться препараты, способные существенным образом повысить вероятность «оптимального исхода» для разных подгрупп аутистов. Сейчас наука, в том числе и отечественная, достаточно активно занимается поиском так называемых биомаркеров аутизма, т.е. отклонений от нормальных физиологических показателей, типичных для значительного количества диагностированных пациентов. Одна из теорий этиологии аутизма лежит в сфере иммунологии.

Предположительно, треть всех аутистов (а возможно, и более) в основе расстройства имеет воспалительный процесс, который, весьма вероятно, начался еще на эмбриональной стадии развития организма в результате заболевания, перенесенного матерью. Иммунная система аутиста не способна «погасить» воспаление, и оно становится хроническим и распространяется в том числе и на клетки центральной нервной системы, нарушая их нормальную работу. Удивительно, но перспективным лекарством в этом случае становятся… яйца хлыстовика, червя-паразита, живущего в кишечнике свиней (Trichuris suis)! Они уже давно используются для лечения воспалительного заболевания кишечника, и в ряде случаев продемонстрировали эффективность в лечении таких симптомов аутизма, как тревожность, отсутствие гибкости, навязчивые движения и состояния, гиперчувствительность к внешним стимулам. Сейчас Медицинский центр Монтефиори и Медицинский колледж имени Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке проводят исследование гельминтотерапии на взрослых аутистах. Предполагается, что наличие определенного вида паразитов в организме человека способно «погасить» хроническое воспаление.

Международная группа ученых, возглавляемая специалистами из университета Калифорнии и Йельского университета, выделила подгруппу аутистов, одновременно страдающих эпилепсией. Это приблизительно четвертая часть тех, кому поставлен диагноз «аутизм». С помощью метода секвенирования экзома исследователи обнаружили у этой группы мутацию гена, которая приводит к ускорению метаболизма аминокислот с разветвленной цепью (ВСАА). Эти аминокислоты не производятся в организме, а поступают в него с пищей. Ускорение их метаболизма приводит к судорожной активности мозга. Экспериментируя на мышах с искусственной мутацией соответствующего гена, ученые выяснили, что понижение и повышение уровня ВСАА приводило в первом случае к усилению судорог у животных, а во втором – к улучшению неврологических и поведенческих симптомов. Сейчас исследование вступает в стадию испытания эффективности ВСАА для лечения пациентов с аутизмом.

Уже не первый год ученые работают над теорией связи аутизма с митохондриальным расстройством. В марте 2013 года медицинские интернет-ресурсы сообщили о том, что один из ведущих специалистов в этой области, доктор медицинских наук Робер Навье из Университета Калифорнии (Сан-Диего) представил новую гипотезу этиологии аутизма. По его мысли, у аутичных пациентов митохондрии (своеобразные энергетические батареи клетки) постоянно посылают сигналы тревоги, которые должны означать, что клетка пострадала от повреждения или заболевания. Выделяемые митохондриями химические вещества в норме остаются внутри клетки, но когда они «протекают» наружу, то сигнал тревоги передается от клетки к клетке. «По сути, эти сигналы являются предупреждением для других клеток и заставляют их мобилизовать защитные механизмы, – объясняет доктор Навье, – Это помогает предотвратить передачу инфекции от клетки к клетке. Однако эти сигналы могут явиться помехой в межклеточной коммуникации». Когда стресс или инфекция проходят, клетка возвращается в нормальное состояние и перестает испускать сигнал тревоги. Но если организм сталкивается со стрессом на раннем этапе развития мозга, запускается хронический процесс, нарушающий его нормальные функции. «Клетки мозга перестают нормально общаться, и тогда нормально общаться перестают и дети».

Команда доктора Навье воспроизвела аналогичную модель аутизма у новорожденных мышей, инфицировав беременных самок. Любопытно, что новорожденные «девочки» демонстрировали отклонения в легкой форме, в то время как «мальчики» выдали 50-процентное снижение способности к социализации и 28-процентное снижение координации движений. (Мы знаем, что аутизм у мальчиков встречается в 3 раза чаще, чем у девочек, так что, на удивленье, мышиная модель аутизма оказалась сходной с человеческой). Когда «аутичным» мышам было 6 недель (приблизительно соответствует подростковому возрасту у людей) их разделили на две группы. Одной из групп ввели сурамин, препарат, блокирующий межклеточные митохондриальные сигналы опасности, что привело к восстановлению социальной функции и моторной координации до нормы. Подобных изменений не наблюдалось во второй группе, получавшей плацебо. Более того, биопсия мозга мышей, не получивших лечения, выявила ряд отклонений, аналогичных тем, которые существуют при аутизме у людей (нарушения в синаптических связях и высокий уровень гибели нейронов). Этих отклонений не было обнаружено у мышей, получивших инъекции сурамина.

Пока что рано говорить о применении сурамина для лечения аутизма у детей и подростков, тем более, что в отличие, например, от ВСАА, он не является безопасным препаратом. Однако Робер Навье выражает надежду на то, что небольшое клиническое испытание, в котором будет использована лишь одна доза сурамина для каждого пациента, позволит выяснить, является ли разработка препаратов такого класса перспективной для лечения аутизма.

Будучи мамой 16-летнего юноши с аутизмом, я радуюсь каждому сообщению о подобного рода научных разработках. Конечно, мой сын проделал огромный путь. Многое мы сумели преодолеть, и сейчас он вполне успешно учится в 9-м классе общеобразовательной школы. К сожалению, целый ряд накладываемых аутизмом ограничений до сих пор с нами, и я не перестаю волноваться за его будущее. Поэтому, пройдя через множество проб и ошибок, пережив удачи и разочарования, приняв одни особенности своего ребенка и неустанно борясь с теми, которые заставляют его страдать, я вместе с вновь посвященными родителями продолжаю мечтать о том, что таблетка от аутизма рано или поздно станет реальностью.

Источники статьи:

Лечение расстройства аутистического спектра (РАС)

Даже если вашему ребенку не был официально поставлен диагноз расстройства аутистического спектра, ему все равно могут быть полезны определенные методы лечения. Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA) делает возможным такое лечение для детей в возрасте до 3 лет, которые могут быть подвержены риску нарушения развития.

Тип лечения, которое получает ваш ребенок от расстройства аутистического спектра, зависит от его индивидуальных потребностей. Поскольку РАС является расстройством спектра (это означает, что у некоторых детей симптомы легкие, а у других — тяжелые), и каждый ребенок, у которого оно есть, уникален, существует множество методов лечения.

Они могут включать в себя различные виды терапии для улучшения речи и поведения, а иногда и лекарства для лечения любых заболеваний, связанных с аутизмом.

Лечение, которое может принести пользу вашему ребенку, зависит от его ситуации и потребностей, но цель одна: уменьшить симптомы и улучшить его обучение и развитие.

Поведенческие и коммуникативные методы лечения

Прикладной анализ поведения (ABA). ABA часто используется в школах и клиниках, чтобы помочь вашему ребенку научиться положительному поведению и уменьшить отрицательное.Этот подход можно использовать для улучшения широкого спектра навыков, и существуют разные типы для разных ситуаций, в том числе:

  • Дискретное пробное обучение (DTT) использует простые уроки и положительное подкрепление.
  • Обучение основным ответам (PRT) помогает развить мотивацию к обучению и общению.
  • Раннее интенсивное поведенческое вмешательство (EIBI) лучше всего подходит для детей младше 5 лет.
  • Устное поведенческое вмешательство (VBI) фокусируется на языковых навыках.
Продолжение

Развитие, индивидуальные различия, подход, основанный на отношениях (DIR). Этот вид лечения более известен как Floortime. Это потому, что вы должны ложиться с ребенком на пол, чтобы поиграть и заняться тем, что ему нравится.

Он предназначен для поддержки эмоционального и интеллектуального роста, помогая им овладеть навыками общения и эмоций.

Лечение и образование детей с аутизмом и связанными с ними коммуникативными проблемами (TEACCH). В этой процедуре используются визуальные подсказки, такие как карточки с картинками, чтобы помочь вашему ребенку освоить повседневные навыки, например, как одеваться. Информация разбита на небольшие этапы, чтобы им было легче ее усвоить.

Система обмена изображениями (PECS). Это еще одна визуальная обработка, но в ней используются символы вместо карточек с картинками. Ваш ребенок учится задавать вопросы и общаться с помощью специальных символов.

Продолжение

Трудотерапия. Этот вид лечения помогает вашему ребенку научиться таким жизненным навыкам, как кормление и одевание, купание и понимание того, как общаться с другими людьми. Навыки, которым они овладевают, призваны помочь им жить настолько независимо, насколько это возможно.

Терапия сенсорной интеграции. Если вашего ребенка легко расстраивают такие вещи, как яркий свет, определенные звуки или ощущение прикосновения, эта терапия может помочь ему научиться справляться с такой сенсорной информацией.

Лекарства

Не существует лекарства от расстройства аутистического спектра, и в настоящее время нет лекарств для его лечения.Но некоторые лекарства могут помочь при таких симптомах, как депрессия, судороги, бессонница и проблемы с концентрацией внимания.

Исследования показали, что лекарства наиболее эффективны в сочетании с поведенческой терапией.

Рисперидон (Риспердал) — единственный препарат, одобренный FDA для детей с расстройствами аутистического спектра. Его можно назначать детям от 5 до 16 лет для снятия раздражительности.

Некоторые врачи в определенных случаях прописывают другие лекарства, включая селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), лекарства от тревожности или стимуляторы, но они не одобрены FDA для лечения расстройств аутистического спектра.

Обсудите с врачом вашего ребенка, есть ли лекарства, которые лечат его симптомы.

Nutrition

Эксперты не рекомендуют какие-либо диеты для детей с расстройствами аутистического спектра, но правильное питание очень важно. Иногда дети с РАС ограничивают свое питание, или родители пытаются исключить такие вещества, как глютен, чтобы увидеть, помогает ли это улучшить симптомы.

Продолжение

Тем не менее, нет исследований, которые доказали бы, что удаление глютена или казеина (белки пшеницы и молочных продуктов) из их рациона является полезным лечением РАС, а ограничение таких продуктов, как молочные, может препятствовать правильному развитию костей.

Дети с расстройством аутистического спектра, как правило, имеют более тонкие кости, чем дети без него, поэтому важны продукты, способствующие формированию костей. Возможно, вы захотите поработать с диетологом или дипломированным диетологом, чтобы разработать план здорового питания.

Лекарства для лечения основных симптомов аутизма

Пожалуйста, используйте независимое суждение и запрашивайте рекомендации при рассмотрении любых ресурсов, связанных с диагностикой или лечением аутизма или связанных с ним заболеваний. Следующая информация предназначена исключительно для образовательных целей, а не для медицинских рекомендаций.Это не заменяет помощь квалифицированных медицинских работников. Autism Speaks не занимается медицинской помощью и не предоставляет медицинских консультаций или услуг. За конкретными советами по уходу и лечению проконсультируйтесь со своим врачом.

Лекарства для лечения аутизма наиболее эффективны при использовании в сочетании с поведенческой терапией. В идеале лекарства должны дополнять другие стратегии лечения. (См. Нашу главную страницу «Как лечат аутизм?» И подразделы о поведенческих вмешательствах, таких как прикладной поведенческий анализ и Денверская модель раннего начала.)

Лекарства для лечения трех основных симптомов аутизма — коммуникативных трудностей, социальных проблем и повторяющегося поведения — давно представляют собой огромную область неудовлетворенных потребностей. К сожалению, сегодня на рынке мало лекарств, которые эффективно снимают эти симптомы, и ни один из вариантов, наиболее часто назначаемых практикующими врачами, не подходит каждому человеку.

Фактически, хотя Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило два препарата для лечения раздражительности, связанной с аутизмом (рисперидон и арипипразол), оно еще не одобрило лекарство для лечения трех основных характеристик аутизма.Тем не менее, лекарства, такие как рисперидон и арипипразол, могут быть полезны в том смысле, что они могут облегчить эти основные симптомы, потому что снятие раздражительности часто улучшает общительность, уменьшая истерику, агрессивные вспышки и самоповреждающее поведение.

Хорошая новость заключается в том, что набор лекарств может скоро измениться благодаря недавним достижениям в нашем понимании биологии, вызывающей основные симптомы аутизма. Это позволило исследователям начать тестирование соединений, которые могут помочь нормализовать важные функции мозга, связанные с аутизмом.Ранние эксперименты показывают, что несколько соединений с разными механизмами действия имеют большой потенциал для клинического использования, и многие из них сейчас проходят клинические испытания.

Несмотря на то, что эти разработки являются захватывающими и открывают реальные перспективы для улучшения жизни людей с аутизмом, нам придется подождать еще как минимум несколько лет, прежде чем мы узнаем, дадут ли какие-либо из этих исследований лекарств достаточно информации о безопасности и эффективности, чтобы заслужить одобрение FDA. для лечения основных симптомов.

Сегодня большинство лекарств, назначаемых для облегчения симптомов аутизма, используются «не по назначению», то есть их одобрение FDA предназначено для других, иногда связанных состояний, таких как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), нарушения сна или депрессия.Такое использование не по назначению распространено практически во всех областях медицины и обычно делается для облегчения значительных страданий в отсутствие достаточно крупных и целевых исследований.

Примером при аутизме может быть класс лекарств, известных как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), включая флуоксетин. Некоторые из этих лекарств одобрены FDA для лечения тревожных расстройств и депрессии как у детей, так и у взрослых. Хотя крупные клинические испытания еще не продемонстрировали их эффективность, родители и клиницисты обнаружили, что они могут облегчить социальные трудности среди некоторых людей с аутизмом.Однако оказалось, что трудно предсказать, какие лекарства этого класса могут принести наибольшую пользу конкретному пациенту с аутизмом. Точно так же может быть сложно определить лучшую дозу.

Другой пример — налтрексон, одобренный Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США для лечения алкогольной и опиоидной зависимости. Это может облегчить отключение повторяющегося и самоповреждающего поведения у некоторых детей и взрослых с аутизмом.

Эти лекарства работают не на всех, и все лекарства имеют побочные эффекты.И, как отмечалось выше, каждый человек может по-разному реагировать на лекарства. Кроме того, со временем реакция на лекарство может измениться, даже если доза не изменилась. Со временем у некоторых людей развивается толерантность (когда лекарство перестает быть эффективным) или сенсибилизация (когда побочные эффекты усиливаются) к лекарствам.

Поскольку использование этих лекарств у детей и подростков может быть трудным решением для родителей, вам может быть полезно использовать наш набор инструментов для принятия решений о лекарствах, руководство для активной работы с врачом, чтобы найти подход, который лучше всего соответствует вашим ценностям и целям. .

Настали захватывающие времена в разработке новых лекарств для облегчения наиболее инвалидизирующих симптомов аутизма, и Autism Speaks увеличивает финансирование и фокусируется на этой многообещающей области, уделяя при этом большое внимание обеспечению безопасности многообещающих новых лекарств. Ознакомьтесь с соответствующими «фармакологическими» исследованиями, которые стали возможными благодаря нашим сторонникам.

Медицинская помощь при расстройствах аутистического спектра

Лили — взволнованная мать Коннора, 12-летнего ребенка с аутизмом. После нескольких лет службы специального образования он стал намного лучше в социальном плане, но ему все еще трудно читать и писать.Его учителя говорят, что он очень старается, но ему нужна поддержка, чтобы выполнить свою работу. Домашнее задание — это кошмар, даже при наличии системы вознаграждений и четко отлаженного распорядка. Коннор ненавидит это и не может сосредоточиться, если рядом с ним не сидит мама. Лили волнуется, потому что она знает, что он может делать эту работу, но он отстает от своих одноклассников.

Аутизм, расстройство развития, в первую очередь определяемое задержкой в ​​развитии социальных и коммуникативных навыков, требует немедицинских вмешательств для развития детей. Поведенческая и логопедическая / языковая терапия играют ключевую роль в лечении аутизма.Трудотерапия улучшает мелкую моторику и способности к самопомощи, а также решает сенсорные проблемы (например, повышенную чувствительность к прикосновениям или шуму). Многие семьи сообщают о преимуществах альтернативного ухода.

Несмотря на такие интенсивные немедицинские подходы, у детей с расстройствами аутистического спектра иногда остаются различные симптомы (термин, заменивший синдром Аспергера и всеобъемлющее расстройство развития (PDD-NOS). Когда это происходит, семьи сталкиваются с трудным вопросом: Есть ли лекарства, которые стоит попробовать?

На самом деле, некоторые лекарства могут принести пользу детям с аутизмом, когда другие варианты неадекватны.Эти лекарства не лечат сам аутизм, но они помогают избавиться от симптомов, которые обычно возникают вместе с ним. Первым шагом для медработников и родителей является сотрудничество в принятии решения о том, что больше всего влияет на жизнь ребенка, и уравновешивание плюсов и минусов при выборе лекарства от аутизма.

[Самопроверка: ваш ребенок находится в аутическом спектре?]

Варианты лечения аутизма

Есть три группы лекарств, которые считаются подходящими для лечения аутизма: те, которые используются для лечения сопутствующих симптомов СДВГ, антидепрессанты / лекарства от тревожности и атипичные антипсихотические лекарства.Хотя ни один из них напрямую не касается расстройства развития, связанного с аутизмом, они могут принести огромную пользу детям. Вот что следует учитывать при обсуждении лекарств для людей с аутизмом:

Лекарства от СДВГ

Одно время диагноз аутизма автоматически исключал диагноз СДВГ. Уже не так. Теперь мы знаем, что эти два состояния часто встречаются вместе. Фактически, почти половина всех детей с аутизмом демонстрируют симптомы СДВГ — дополнительное бремя, которое подрывает академический, поведенческий и социальный прогресс.

С аутизмом или без него, СДВГ требует комплексного, многопрофильного ухода, который обычно включает, как минимум, как поведенческие, так и образовательные вмешательства. В рамках этого широкого подхода лекарства от СДВГ могут изменить жизнь некоторых детей.

В настоящее время для лечения СДВГ используются две группы лекарств: стимуляторы (такие как риталин или аддералл) и нестимуляторы (такие как страттера или интунив). При назначении лекарств от СДВГ цель состоит в том, чтобы избежать стойких значительных побочных эффектов.Тем не менее, когда аутизм и СДВГ сочетаются друг с другом, найти подходящую форму труднее по неизвестным пока причинам.

Исследования показывают, что эффективность использования стимуляторов составляет около 80 процентов. Эти лекарства могут существенно улучшить «основные» симптомы СДВГ, которые подрывают социальный, поведенческий или академический прогресс у ребенка с аутизмом, такие как плохая концентрация внимания, неспособность выполнить задание и импульсивность. Лекарства не так полезны при других проблемах, связанных с СДВГ, таких как трудности с управлением временем и планированием.Для любого, кто борется как с аутизмом, так и с СДВГ, устранение дополнительного бремени СДВГ может иметь прямую пользу дома, в классе, в обществе и даже во время сеансов терапии, предназначенных для лечения самого аутизма. Чтение, письмо и другие академические навыки также часто улучшаются.

[Ваш план лечения аутистического поведения]

Как правило, стимуляторы не действуют после прекращения приема лекарства в любой конкретный день, что позволяет довольно быстро вносить коррективы, если лекарство не работает должным образом.Побочные эффекты легко поддаются лечению, и после периода непрерывных проб и ошибок, чтобы найти наилучший вариант, их часто можно полностью избежать. Поскольку после прекращения приема лекарств побочные эффекты обратимы, пробное использование — при условии тщательного наблюдения и контроля — не должно приносить долгосрочных проблем.

Нестимуляторы СДВГ вызывают побочные эффекты реже, чем стимуляторы, но реже добиваются успеха. В отличие от группы стимуляторов, они называются «нестимуляторами», но имеют те же эффекты, что и стимуляторы; они работают, увеличивая активность в малоактивных частях мозга, ответственных за СДВГ.Преимущества нестимуляторов заключаются в том, что они могут обеспечить круглосуточное покрытие, а также помогают уснуть или проявлять чрезмерную реактивность (быстро вызывать гнев, разочарование или расстройство). Побочные эффекты различаются, но включают чрезмерную сонливость (Intuniv и Kapvay), раздражительность, расстройство желудка или головную боль (Strattera).

Антидепрессанты и лекарства от беспокойства

Общие проблемы для детей с аутизмом включают стойкую тревогу или навязчивое поведение. Такое поведение, такое как избегание новых или неизвестных ситуаций или бегство от них, беспокойство о разлуке, навязчивые проверки или умывание, вызывают большие проблемы в повседневной жизни.Беспокойство часто ассоциируется со строгим черно-белым мышлением, сочетание которого может быть спусковым крючком для взрывного поведения. Дети с аутизмом также подвержены риску развития депрессии — еще одного семейства симптомов, которые иногда становятся достаточно серьезными, чтобы потребовать лечения.

Для лечения этих симптомов детям чаще всего назначают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), такие как сертралин (Золофт) или флуоксетин (Прозак). Некоторые из этих лекарств были изучены и одобрены для применения у детей, но не специально для лечения аутизма.Эта группа лекарств может помочь при настроении, тревоге, навязчивых мыслях и компульсивном поведении. Как и в случае с большинством лекарств для психического здоровья, следует внимательно следить за побочными эффектами.

Атипичные антипсихотические препараты

этих лекарств, таких как Риспердал или Абилифай, являются единственной группой лекарств, специально одобренных для детей с аутизмом. Это потому, что исследования показывают, что они помогают при раздражительности, связанной с аутизмом. Однако атипичные антипсихотические препараты также могут уменьшить тревожность, импульсивность или настроение.

Наряду с широким спектром потенциальных преимуществ увеличивается риск побочных эффектов. К ним, среди прочего, относятся увеличение веса и риск развития диабета. Когда дети продолжают принимать эти лекарства в течение длительного времени, контролируют вес, уровень сахара в крови и другие показатели.

Другие опции

Немедицинские варианты — лучший выбор для решения поведенческих проблем, но они не всегда оказываются успешными. Проблемы со сном распространены при аутизме, хотя методы лечения первой линии, такие как поведенческая терапия, должны предоставлять инструменты для их решения.Тем не менее, при необходимости можно рассмотреть возможность применения снотворных, нестимулирующих лекарств от СДВГ и других фармацевтических вмешательств. Противосудорожные препараты и другие психиатрические препараты могут быть полезны детям с аутизмом и расстройствами настроения или самоповреждающим поведением, связанным с аутизмом.

Большинство родителей и медицинских работников согласны с тем, что для лечения аутизма лучше всего избегать приема лекарств. И все же для многих людей немедицинская помощь не помогает избавиться от острых симптомов. Эти трудности, такие как безудержное невнимание, могут подорвать работу с учителями и терапевтами, замедляя общий прогресс.

Лекарства от аутизма не лучше и не хуже, чем от большинства других заболеваний. Есть потенциальные преимущества и побочные эффекты. При разумном использовании и в сочетании с продолжающимся лечением аутизма лекарства могут позволить детям сделать значительные шаги вперед в своей жизни.

Три месяца спустя, улыбается Коннор и держит книгу. Его третье лекарство от СДВГ, кажется, ему подходит. В обеденное время он не так голоден, но за ужином наверстывает упущенное. Его учителя и терапевты говорят, что он может лучше выполнять свою работу.А дома он впервые дольше разговаривает и читает для развлечения. Это был трудный выбор, и есть над чем поработать, но Лили говорит, что Коннор сделал большой шаг вперед.

[Обретение стабильности после диагностики аутизма]

Сохранить

Обновлено 7 февраля 2021 г.

Предыдущая статья Следующая статья

Какие лекарства используются для лечения аутизма?

Прикладной анализ поведения — не единственное лечение аутизма, и в течение многих лет он даже не был предпочтительным методом лечения.

Аутизм становился все более и более узнаваемым в тот же период, когда разрабатывались и выводились на рынок целый ряд новых психиатрических препаратов. Было вполне естественно, что врачи и психиатры обратились к этим лекарствам для лечения расстройства. Кроме того, многие сопутствующие расстройства или состояния, которые обычно связаны с расстройством аутистического спектра — такие как тревога, депрессия, эмоциональная дисрегуляция и ОКР — чаще всего лечатся лекарственной терапией. Это сделало фармацевтические препараты очевидным средством лечения в то время.

В результате всего этого людям с РАС чаще назначают психиатрические препараты. В исследовании 2013 года , 64 процента опрошенных аутичных детей получали хотя бы один психиатрический препарат , а 35 процентов принимали более одного. Исследователи подозревают, что взрослые с РАС с большей вероятностью будут принимать несколько психиатрических препаратов.

Родителям детей с РАС обычно предлагают сложный коктейль из лекарств с подробными и конкретными схемами, которые необходимо соблюдать, чтобы держать под контролем лекарственные взаимодействия и побочные эффекты.Иногда назначаются дополнительные препараты для борьбы с побочными эффектами основных рецептов… у каждого из них также есть свои собственные требования, ограничения и побочные эффекты.

Выяснение того, как удержать и без того сложного в управлении ребенка в этих расписаниях, — еще одна трудная задача из, казалось бы, бесконечного списка.

Эта задача может быть более сложной, потому что в настоящее время нет одобренных лекарств для лечения основных коммуникативных, социальных и повторяющихся поведенческих проблем, так часто связанных с аутизмом.Все доступные в настоящее время рецепты просто работают на периферии реальных проблем или иным образом представляют собой попытки врачей лечить эти состояния экспериментальным путем. Кроме того, обычная практика прописывания смешанного коктейля из разных лекарств от РАС не прошла клинических испытаний. Многие распространенные комбинации лекарств остаются непроверенными.

Дополнительные сведения о типах лекарств, которые могут принимать пациенты с РАС, может быть важным как для лиц, осуществляющих уход, так и для терапевтов, поскольку как возможности, так и побочные эффекты препарата могут резко изменить поведение человека.Также растет беспокойство, особенно у детей с аутизмом, по поводу того, что эффекты психотропных препаратов, принимаемых в годы становления, могут навсегда остановить развитие мозга.

Классы лекарств, обычно назначаемых пациентам с РАС

Лекарства, используемые для лечения РАС, делятся на несколько различных категорий, которые перечислены ниже с общими торговыми названиями, состояниями, для лечения которых они предназначены, и некоторыми из наиболее серьезных побочных эффектов. Почти все препараты также имеют общие побочные эффекты, такие как:

  • Диарея и другое раздражение желудка
  • Сыпь, крапивница и зуд
  • Сухость во рту
  • Усталость
  • Увеличение веса

Антипсихотики

Учитывая большое разнообразие и количество рецептов, выписанных для аутичных пациентов, людей часто удивляет, что на самом деле существует только два одобренных FDA психиатрических препарата от аутизма.Оба предназначены для контроля раздражительности и агрессии, но также имеют вторичные преимущества.

Лекарство Торговое наименование Лечит Побочные эффекты
Рисперидон Риспердал 9022 9 Раздражительность, психоз 9022 9022 Раздражительность 22 Арипипразол Abilify Психоз, мания, депрессия, агрессия Нервозность, прибавка в весе, слюнотечение, тремор

Антидепрессанты

в последние годы были противодействующими антидепрессантам Было показано, что долгосрочные эффекты их нового класса, известного как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), вызывают фундаментальные и труднообратимые изменения в химии мозга.Это может очень затруднить прекращение приема этих препаратов после начала, что приводит к так называемому синдрому отмены, который часто бывает хуже, чем исходные симптомы. Дозировки сложно откалибровать индивидуально, и часто требуются длительные периоды экспериментов, чтобы дозвониться до нужной эффективности.

SSRI

Одна из причин того, что так много лекарств не по прямому назначению назначают при РАС, заключается в том, что эффекты СИОЗС могут быть самыми разными и могут отличаться от человека к человеку.Как ни странно, некоторые СИОЗС перечисляют в качестве потенциальных побочных эффектов некоторые из точных состояний, для лечения которых они используются — на самом деле, в 2004 году FDA выпустило предупреждение из черного ящика, их самую сильную категорию, о том, что СИОЗС могут фактически увеличивать риск суицидальных мыслей и поведения… не совсем те эффекты, на которые можно было бы надеяться от лекарств, предназначенных для лечения депрессии.

Хуже того, эффекты СИОЗС все чаще ставятся под сомнение, и многочисленные исследования показали, что они не более эффективны, чем плацебо, в легких случаях депрессии. Исследование 2013 года, посвященное применению в случаях РАС , показало умеренную эффективность у взрослых пациентов, но не показало никакой эффективности у детей.

, паника Сонливость, сонливость Сонливость, сонливость
Лекарство Торговое наименование Лечит Побочные эффекты
Флуоксетин Прозак Депрессия, ОКР Флувоксамин Luvox ОКР Тревога, запор, кровотечение
Сертралин Золофт ОКР, ПТСР, САР, паническое расстройство Аллергия, тревога, спутанность сознания

Другое

Есть несколько антидепрессантов, не связанных с СИОЗС, которые также используются при лечении аутизма, но их не так часто назначают по двум причинам:

  • Одна класс (трициклические антидепрессанты или ТЦА) старше и широко распространен. t быть менее эффективным, чем СИОЗС.
  • Другой класс (ингибиторы обратного захвата серотонина и норэпинефрина или СИОЗСН) является более новым и не так широко протестирован, как СИОЗС.

Дезрессор 9022 , запор, сонливость
Лекарство Торговое наименование Лечит Побочные эффекты
Венлафаксин (SNRI)
Кломипрамин (TCA) Анафранил ОКР Головокружение, судороги, боль в груди, беспокойство

  • 4 Стимуляторы обычно используются у пациентов с

  • 4 стимуляторами лечить невнимательность и проблемы с импульсивным контролем.Они особенно распространены, когда у пациента также есть синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ).

    , наркомания , психоз СДВГ, наркомания 9022 Смешанные соли амфетамина
    Наркотик Торговое наименование Лечит Побочные эффекты
    Метилфенидат Риталин СДВГ Adderall СДВГ, нарколепсия Делирий, нерегулярное сердцебиение, психоз

    Противосудорожные препараты

    Противосудорожные препараты, которые обычно назначаются людям с ASD, часто имеют антиконвульсанты и бесспорно.Побочные эффекты обычно хорошо известны и управляемы. Противосудорожные препараты чаще всего назначают, когда пациент также страдает эпилепсией, как это бывает примерно у трети пациентов с аутизмом.

    226 9022 9022 Карибская психология BPD
    Наркотик Торговое наименование Лечит Побочные эффекты
    Вальпроевая кислота Депакот Потеря волос, спутанность сознания Фенитоин Дилантин Припадки Лихорадка, потеря равновесия
    Клоназепам Клонопин Судороги, паника, беспокойство Паранойя Тревога, депрессия

    Другое

    Клиницисты изобретательно пытались лечить симптомы аутизма фармакологически.Это привело к тому, что некоторые лекарства, обычно не связанные с психологическими состояниями, используются для лечения таких симптомов аутизма, как беспокойство и повторяющиеся движения.

    Наркотик Торговое наименование Лечит Побочные эффекты
    Налтрексон Ревия Зависимость от алкоголя 9022 Алпразолам Ксанакс Тревога, паническое расстройство Паранойя, ухудшает память, рассудительность и координацию

    Когда родителям следует принимать лекарства для своего ребенка с расстройством аутистического спектра?

    Когда родителям следует принимать лекарства для своего ребенка с расстройством аутистического спектра?

    Кимберли Стиглер, М.Д.
    Доцент кафедры психиатрии
    Медицинский директор, Центр лечения аутизма Кристиана Саркина,
    Медицинский факультет Университета Индианы

    Если вашему ребенку был поставлен диагноз расстройства аутистического спектра (РАС), вы уже знаете, что у него или нее есть некоторые основные трудности с социальными навыками, общением и повторяющимся поведением. Однако ваш ребенок может также бороться с множеством дополнительных симптомов, которые могут включать, среди прочего, агрессию и членовредительство, а также гиперактивность и невнимательность.Немедикаментозные методы лечения, такие как образовательные мероприятия, важны, поскольку они могут включать обучение социальным навыкам, а также речевую, профессиональную и физиотерапию. Кроме того, поведенческая терапия, такая как прикладной анализ поведения (ABA), может быть полезна, если ваш ребенок испытывает такие симптомы, как агрессия или самоповреждение. Однако лекарства часто необходимы для эффективного лечения специфических симптомов, связанных с РАС. Как родитель, вам следует подумать о медикаментозном лечении, когда симптомы вашего ребенка негативно влияют на его способность осмысленно участвовать в школе, на терапии и в других мероприятиях.Хотя не существует медикаментозного лечения самого РАС, такого как социальные навыки, существует множество методов лечения, которые могут уменьшить связанные с ним симптомы. Если вас беспокоят симптомы у вашего ребенка, первым делом нужно пройти обследование у детского и подросткового психиатра. После тщательного изучения проблем вашего ребенка вы и ваш врач можете решить, может ли лекарственное лечение быть полезным. Часто выбор лекарства основан на подходе к «целевому симптому», что означает, что лекарства, которые рассмотрит врач, будут соответствовать симптомам вашего ребенка.Кроме того, ваш врач примет во внимание возможные побочные эффекты лекарств. Вы должны знать, что, хотя многие лекарства полезны при различных целевых симптомах, только одно лекарство, рисперидон ( Risperdal ), было одобрено Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) для лечения симптомов раздражительности (агрессия, самоповреждение, истерики) у молодежи с аутичным расстройством в возрасте от 5 до 16 лет. Этот препарат относится к группе атипичных нейролептиков, которые могут быть полезны для лечения целевых симптомов агрессии и членовредительства.Если у вашего ребенка проблемы с гиперактивностью и невнимательностью, ваш врач может назначить гуанфацин ( Tenex ), атомоксетин ( Strattera ) или иногда лекарства из семейства стимуляторов, такие как метилфенидат ( Ritalin ). Важно знать, что дети с РАС по-разному реагируют на лекарства, и ваш врач может помочь вам выбрать лучший курс лечения для вашего ребенка. Как всегда, побочные эффекты вызывают беспокойство у любого лекарства и будут варьироваться в зависимости от того, какое лекарство выберете вы и ваш врач.

    Ким Стиглер — член Американской академии детской и подростковой психиатрии.

    Службы лечения и вмешательства при расстройствах аутистического спектра | NCBDDD

    В настоящее время не показано, что лечение излечивает РАС, но было разработано и изучено несколько вмешательств для использования с маленькими детьми. Эти вмешательства могут уменьшить симптомы, улучшить познавательные способности и навыки повседневной жизни, а также максимизировать способность ребенка функционировать и участвовать в жизни общества [1-6] .

    Различия в том, как РАС влияет на каждого человека, означает, что люди с РАС обладают уникальными сильными сторонами и проблемами в социальном общении, поведении и когнитивных способностях. Таким образом, планы лечения обычно многопрофильны, могут включать вмешательства при посредничестве родителей и нацелены на индивидуальные потребности ребенка.

    Стратегии поведенческого вмешательства сосредоточены на развитии навыков социальной коммуникации — особенно в молодом возрасте, когда ребенок естественным образом приобретает эти навыки, — а также на сокращении ограниченных интересов и повторяющегося и вызывающего поведения.Некоторым детям может быть полезна трудотерапия и логопедия, а также обучение социальным навыкам и прием лекарств у детей старшего возраста. Лучшее лечение или вмешательство может варьироваться в зависимости от возраста, сильных сторон, проблем и различий человека [7] .

    Также важно помнить, что дети с РАС могут заболеть или получить травму, как и дети без РАС. Регулярные медицинские и стоматологические осмотры должны быть частью плана лечения ребенка. Часто трудно сказать, связано ли поведение ребенка с РАС или вызвано отдельным заболеванием.Например, тряска головой может быть признаком РАС или признаком того, что у ребенка болит голова или болят уши. В таких случаях необходимо тщательное физическое обследование. Наблюдение за здоровым развитием означает не только внимание к симптомам, связанным с РАС, но также и к физическому и психическому здоровью ребенка.

    О лучших методах лечения детей старшего возраста и взрослых с РАС известно немного. Было проведено некоторое исследование групп социальных навыков для детей старшего возраста, но недостаточно доказательств, чтобы показать, что они эффективны [8] .Для оценки вмешательств, направленных на улучшение результатов в зрелом возрасте, необходимы дополнительные исследования. Кроме того, услуги важны для того, чтобы помочь людям с РАС завершить свое образование или профессиональную подготовку, найти работу, получить жилье и транспорт, позаботиться о своем здоровье, улучшить повседневное функционирование и максимально полно участвовать в жизни своих сообществ [9] .

    Виды лечения

    Доступно множество видов лечения. К ним относятся прикладной анализ поведения, обучение социальным навыкам, трудотерапия, физиотерапия, терапия сенсорной интеграции и использование вспомогательных технологий.

    Типы лечения обычно можно разбить на следующие категории:

    • Поведенческие и коммуникативные подходы
    • Диетические подходы
    • Лекарство
    • Дополнительная и альтернативная медицина

    Поведенческие и коммуникативные подходы

    Согласно отчетам Американской академии педиатрии и Национального исследовательского совета, поведенческие и коммуникативные подходы, которые помогают детям с РАС, обеспечивают структуру, направление и организацию для ребенка в дополнение к участию в семье [10] .

    Прикладной анализ поведения (ABA)
    Известный подход к лечению людей с РАС называется прикладным поведенческим анализом (ABA). ABA получила широкое признание среди специалистов в области здравоохранения и используется во многих школах и лечебных клиниках. ABA поощряет позитивное поведение и препятствует негативному поведению для улучшения различных навыков. Успеваемость ребенка отслеживается и измеряется.

    Существуют разные типы ABA. Вот несколько примеров:

    • Дискретное пробное обучение (DTT)
      DTT — это стиль обучения, который использует серию испытаний для обучения каждому шагу желаемого поведения или реакции.Уроки разбиты на простейшие части, и положительное подкрепление используется для поощрения правильных ответов и поведения. Неправильные ответы игнорируются.
    • Раннее интенсивное поведенческое вмешательство (EIBI)
      Это тип ABA для очень маленьких детей с РАС, обычно младше 5 и часто младше 3 лет. EIBI использует высоко структурированный подход к обучению для формирования позитивного поведения (например, социального общения) и уменьшения нежелательного поведения (например, истерик, агрессии). , и членовредительство).EIBI проходит в индивидуальной среде, индивидуальной для взрослых, под наблюдением квалифицированного специалиста.
    • Денверская модель раннего старта (ESDM)

    Это тип ABA для детей с РАС в возрасте от 12 до 48 месяцев. Посредством ESDM родители и терапевты используют игры и совместные занятия, чтобы помочь детям улучшить свои социальные, языковые и когнитивные навыки.

    • Обучение основному реагированию (PRT)
      PRT направлена ​​на повышение мотивации ребенка к обучению, отслеживание собственного поведения и начало общения с другими.Считается, что положительные изменения в этом поведении имеют широкое влияние на другие формы поведения.
    • Вербальное поведенческое вмешательство (VBI)
      VBI — это тип ABA, который фокусируется на обучении вербальным навыкам.

    Существуют и другие методы лечения, которые могут быть частью полной программы лечения ребенка с РАС:

    Вспомогательные технологии
    Вспомогательные технологии, включая такие устройства, как коммуникационные доски и электронные планшеты, могут помочь людям с РАС общаться и взаимодействовать с другими.Например, система обмена изображениями (PECS) использует графические символы для обучения навыкам общения. Человека учат использовать графические символы, чтобы задавать вопросы и отвечать на них, а также вести беседу. Другие люди могут использовать планшет в качестве устройства для речи или связи.

    Развитие, индивидуальные различия, подход, основанный на отношениях (также называемый «время работы в помещении»)
    Floortime фокусируется на эмоциональном развитии и развитии отношений (чувства и отношения с опекунами).Он также сосредотачивается на том, как ребенок обращается со взглядами, звуками и запахами.

    Лечение и образование детей с аутизмом и связанными с ними коммуникативными проблемами (TEACCH) external icon
    TEACCH использует визуальные подсказки для обучения навыкам. Например, карточки с картинками могут помочь научить ребенка одеваться, разбивая информацию на небольшие этапы.

    Трудотерапия
    Трудотерапия учит навыкам, которые помогают человеку жить максимально независимо.Навыки могут включать одевание, прием пищи, купание и отношения с людьми.

    Обучение социальным навыкам
    Обучение социальным навыкам учит детей навыкам, которые им необходимы для взаимодействия с другими, включая навыки разговора и решения проблем.

    Логопед
    Логопедия помогает улучшить коммуникативные навыки человека. Некоторые люди могут научиться вербальным коммуникативным навыкам. Для других использование жестов или картинных досок более реалистично.

    Посетите веб-сайт «Autism Speaksexternal», «Autism Societyexternal» или «Национальный центр здоровья детей и развития человека», чтобы узнать больше об этих методах лечения.

    Диетические подходы

    Некоторые диетические методы лечения были разработаны для лечения симптомов РАС. Тем не менее, систематический обзор 19 рандомизированных контрольных исследований в 2017 г. обнаружил мало доказательств в поддержку диетического лечения детей с РАС [11] .

    Некоторые биомедицинские вмешательства требуют изменения диеты.Такие изменения могут включать исключение определенных продуктов из рациона ребенка и использование витаминных или минеральных добавок. Диетическое лечение основано на идее, что пищевая аллергия или недостаток витаминов и минералов вызывают симптомы РАС. Некоторые родители считают, что изменения в питании влияют на то, как их ребенок ведет себя или чувствует себя.

    Если вы думаете об изменении диеты вашего ребенка, сначала поговорите с врачом или с диетологом, чтобы убедиться, что в рационе вашего ребенка есть витамины и минералы, необходимые для его роста и развития.

    Лекарство

    Не существует лекарств, которые могут вылечить РАС или устранить основные симптомы. Однако есть лекарства, которые могут помочь некоторым людям с РАС лучше функционировать. Например, лекарства могут помочь справиться с высоким уровнем энергии, неспособностью сосредоточиться, тревогой и депрессией, поведенческой реактивностью, членовредительством или судорогами.

    Лекарства могут не воздействовать на всех детей одинаково. Важно работать с медицинским работником, имеющим опыт лечения детей с РАС.Родители и медицинские работники должны внимательно следить за успеваемостью и реакциями ребенка, пока он или она принимает лекарства, чтобы быть уверенными, что любые негативные побочные эффекты лечения не перевешивают пользу.

    Чтобы узнать больше о лекарствах и РАС, посетите веб-сайт Национального института здоровья детей и человеческого развитияexternal icon.

    Дополнительные методы лечения и альтернативные методы лечения

    Чтобы облегчить симптомы РАС, некоторые родители и медицинские работники используют методы лечения, выходящие за рамки того, что обычно рекомендуют педиатры.Эти методы лечения известны как методы дополнительной и альтернативной медицины (CAM). Лечение CAM относится к продуктам или услугам, которые используются в дополнение к традиционной медицине или вместо нее. Они могут включать в себя специальные диеты, пищевые добавки внешнего вида, хелатирование (лечение для удаления тяжелых металлов, таких как свинец, из организма), биологические препараты (например, секретин) или лекарства для разума и тела [12] .

    Эффективность многих из этих методов лечения не изучалась; кроме того, обзор исследований хелатирования обнаружил некоторые доказательства вреда и не доказал, что он эффективен при лечении детей с РАС [13] .Текущие исследования показывают, что около одной трети родителей детей с РАС, возможно, пробовали лечение САМ, и до 10% могут использовать потенциально опасное лечение [14-17] . Перед тем, как начать такое лечение, посоветуйтесь с лечащим врачом вашего ребенка.

    Чтобы узнать больше о методах лечения РАС с помощью КАМ, перейдите на веб-страницу с иконкой Autismexternal Национального центра комплементарной и альтернативной медицины. У FDA есть информация о потенциально опасных методах лечения с помощью внешнего значка.

    Дополнительные лечебные ресурсы

    Национальный институт глухоты и других коммуникативных расстройстввнешний значок имеет веб-сайт, чтобы помочь людям с РАС, у которых есть проблемы с общением.

    Национальный институт стоматологических и черепно-лицевых исследованийexternal icon имеет ресурсы, чтобы помочь лицам, осуществляющим уход, и медицинским работникам удовлетворить потребности в уходе за полостью рта людей с РАС.

    Клинические испытания. Значок Govexternal содержит список клинических испытаний, финансируемых из федерального бюджета, для которых проводится поиск участников. Если вы или кто-то из ваших знакомых хотели бы принять участие в исследовании аутизма, перейдите на веб-сайт и введите поисковый запрос «аутизм».

    Внешний значок Сети лечения аутизма (ATN) стремится создать стандарты лечения, которые будут широко доступны для врачей, исследователей, родителей, политиков и других лиц, желающих улучшить уход за людьми с аутизмом.ATN также разрабатывает общую национальную медицинскую базу данных для записи результатов лечения и исследований в любом из пяти региональных лечебных центров.

    Список литературы

    1. Dawson, G., et al., Раннее поведенческое вмешательство связано с нормализацией мозговой активности у маленьких детей с аутизмом. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry, 2012. 51 (11): p. 1150-9.
    2. Dawson, G., et al., Рандомизированное контролируемое испытание вмешательства для детей ясельного возраста с аутизмом: Денверская модель раннего начала. Педиатрия, 2010. 125 (1): с. e17-23.
    3. Reaven, J., et al., Групповая когнитивно-поведенческая терапия для детей с высокофункциональными расстройствами аутистического спектра и тревожностью: рандомизированное исследование. J Child Psychol Psychiatry, 2012. 53 (4): p. 410-9.
    4. Reichow, B., et al., Раннее интенсивное поведенческое вмешательство (EIBI) для маленьких детей с расстройствами аутистического спектра (ASD). Кокрановская база данных Syst Rev, 2018. 5 : стр.CD009260.
    5. Виванти, Г., К. Диссанаяке и А.Т. Victorian, Результат для детей, получивших раннюю модель Денвера до и после 48 месяцев. J Autism Dev Disord, 2016. 46 (7): стр. 2441-9.
    6. Weitlauf, A., M.L. McPheeters и B. Peters, Терапия для детей с расстройством аутистического спектра: поведенческие вмешательства, обновленная версия , в обзоре сравнительной эффективности . 2014 г., Агентство медицинских исследований и качества: Роквилл, Мэриленд.
    7. Brookman-Frazee LI, Drahota A, Stadnick N. Обучение терапевтов психиатрической помощи на уровне общины предоставлению пакета научно обоснованных практических стратегий для детей школьного возраста с расстройствами аутистического спектра: пилотное исследование. J Autism Dev Disord. 2012. 42 (8): 1651–1661.
    8. Reichow, B., A.M. Steiner и F. Volkmar, Кокрановский обзор : группы социальных навыков для людей в возрасте от 6 до 21 года с расстройствами аутистического спектра (РАС). Здоровье ребенка на основе доказательств, 2013. 8 (2): p.266-315.
    9. Межведомственный координационный комитет по аутизму. Стратегический план IACC по исследованию расстройств аутистического спектра (РАС) — обновление 2016–2017 гг. Получено с веб-сайта Межведомственного координационного комитета по аутизму Министерства здравоохранения и социальных служб США: https://iacc.hhs.gov/publications/strategic-plan/2017/external icon.
    10. Хайман С.Л., Леви С.Е., Майерс С.М., Совет по делам детей с ограниченными возможностями, Раздел по педиатрии развития и поведенческой педиатрии. Выявление, оценка и лечение детей с расстройством аутистического спектра.Педитарика. 2020 Янв; 145 (1).
    11. Sathe, N., et al., Nu Тритиональные и диетические вмешательства при расстройствах аутистического спектра: систематический обзор . Педиатрия, 2017. 139 (6): с. e20170346.
    12. Hofer, J., F. Hoffmann, and C. Bachmann, Использование дополнительной и альтернативной медицины у детей и подростков с расстройством аутистического спектра: систематический обзор. Аутизм, 2017. 21 (4): с. 387-402.
    13. James, S., et al., Хелатирование при расстройстве аутистического спектра (РАС). Кокрановская база данных Syst Rev, 2015. 5 : стр. CD010766.
    14. Кришнасвами, С., М.Л. McPheeters и J. Veenstra-Vanderweele, Систематический обзор секретина для детей с расстройствами аутистического спектра. Педиатрия, 2011. 127 (5): с. e1322-5.
    15. Уильямс К., Рэй Дж. А., Уиллер Д.М. Внутривенный секретин при расстройствах аутистического спектра (РАС). Кокрановская база данных Syst Rev .2012; (4): CD003495.
    16. Perrin, J.M., et al., Использование дополнительной и альтернативной медицины в большой выборке детей с аутизмом. Pediatrics, 2012. 130 Suppl 2 : p. С77-82.
    17. Levy, S.E., et al., Использование дополнительной и альтернативной медицины среди детей, которым недавно был поставлен диагноз расстройства аутистического спектра. J Dev Behav Pediatr, 2003. 24 (6): стр. 418-23.

    вариантов лечения — Фонд науки об аутизме

    Ученые сходятся во мнении, что чем раньше ребенок получает услуги раннего вмешательства, тем лучше прогноз.Всем детям с аутизмом может помочь раннее вмешательство, а некоторые могут приобрести достаточно навыков, чтобы посещать общеобразовательную школу. Исследования показывают, что раннее вмешательство в соответствующую образовательную среду в течение как минимум двух лет до начала школы может привести к значительным улучшениям для многих маленьких детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). Как только диагностирован аутизм, следует начинать обучение раннему вмешательству. Эффективные программы направлены на развитие коммуникативных, социальных и когнитивных навыков.

    Ранняя диагностика РАС в сочетании с быстрым и эффективным вмешательством имеет первостепенное значение для достижения наилучшего прогноза для ребенка. Диагностика РАС возможна даже в возрасте шести месяцев. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендуют регулярные осмотры педиатрами-психиатрами. Даже если вашему ребенку не был поставлен диагноз РАС до трехлетнего возраста, в соответствии с Законом об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), ваш ребенок может иметь право на получение услуг, предоставляемых вашим штатом.Кроме того, многие страховые компании предоставят дополнительную помощь для покрытия проверенных методов лечения. Более подробную информацию об аутизме и страховании можно найти здесь.

    Наиболее эффективные методы лечения, доступные сегодня, — это прикладной поведенческий анализ (ABA), трудотерапия, логопедия, физиотерапия и фармакологическая терапия. Лечение работает, чтобы минимизировать влияние основных функций и связанных с ними дефицитов РАС, а также максимизировать функциональную независимость и качество жизни.В 2012 году Инициатива по разработке рекомендаций штата Миссури обобщила результаты 6 обзоров поведенческих и фармакологических вмешательств при аутизме. Документ о консенсусе включает текущие данные о том, какие вмешательства были изучены и показали свою эффективность, почему или почему нет, и его можно найти здесь.

    Прикладной анализ поведения (ABA) работает для систематического изменения поведения на основе принципов обучения, вытекающих из поведенческой психологии. ABA поощряет позитивное поведение и препятствует негативному поведению.Кроме того, ABA обучает новым навыкам и применяет их в новых ситуациях

    Раннее интенсивное поведенческое вмешательство (EIBI) — это тип ABA для очень маленьких детей с РАС, обычно младше пяти, часто младше трех лет.

    Pivotal Response Training — это разновидность ABA, которая работает над повышением мотивации ребенка к обучению, отслеживанием своего поведения и инициированием общения с другими, уделяя особое внимание поведению, которое рассматривается как ключ к обучению другим навыкам, таким как язык, игра , и социальные навыки.Этот тренинг предназначен для обобщения навыков во многих ситуациях с разными людьми.

    Дискретное пробное обучение — это обычная форма ABA, в которой то, что изучается, разбивается на более мелкие шаги и преподается с использованием подсказок и вознаграждений за каждый шаг. Подсказки и награды постепенно исчезают.

    Модель Lovaas состоит из 20-40 часов четко структурированного, дискретного пробного обучения, интегрирующего методы ABA в программу раннего вмешательства.Вмешательство обычно начинается, когда ребенку исполняется от 2 до 8 лет, но не позднее 12 лет. В этой технике используются индивидуальные для ребенка подкрепления, чтобы мотивировать и вознаграждать успех. Кроме того, использование языка и имитация имеют решающее значение для модели обучения. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о модели Ловааса.

    Early Start Denver Model — это программа раннего вмешательства, разработанная для младенцев, детей ясельного и дошкольного возраста с аутизмом в возрасте от 12 до 48 месяцев.Разработанная Джеральдин Доусон, доктор философии, и Салли Роджерс, доктор философии, это единственная экспериментально проверенная программа раннего вмешательства, разработанная для детей с аутизмом в возрасте от 18 месяцев. ESDM применяет принципы ABA к программе раннего вмешательства. Подобно обучению основному реагированию, вмешательства осуществляются в рамках игровых процедур, ориентированных на взаимоотношения. Исследования, проверяющие эффективность лечения, показали, что вмешательство «привело к значительному улучшению IQ, речи, адаптивного поведения и диагностики аутизма».Чтобы узнать больше о Денверской модели раннего старта, читайте здесь.

    Логопед

    Поскольку люди с РАС испытывают дефицит социального общения, логопедия является важным методом лечения. Логопедия с лицензированным логопедом помогает улучшить коммуникативные навыки человека, позволяя ему лучше выражать свои потребности или желания. Для людей с РАС логопедия часто оказывается наиболее эффективной, когда логопеды работают с учителями, вспомогательным персоналом, семьями и сверстниками ребенка, чтобы способствовать функциональному общению в естественных условиях.

    Некоторые люди с РАС невербальны и не могут развивать вербальные коммуникативные навыки, а использование жестов, языка жестов и программ графического общения часто является полезным инструментом для улучшения их коммуникативных способностей.

    Трудотерапия (ОТ)

    Трудотерапия часто используется для лечения проблем сенсорной интеграции, связанных с РАС. Он также используется для обучения жизненным навыкам, связанным с мелкой моторикой, таким как одевание, использование посуды, резка ножницами и письмо.ОТ работает над улучшением качества жизни человека и его способности в полной мере участвовать в повседневной деятельности. Каждая программа трудовой терапии основана на индивидуальных оценках и целях. Трудотерапия для маленьких детей с РАС часто направлена ​​на улучшение сенсорной интеграции и сенсомоторных проблем. У детей старшего возраста ОТ часто фокусируется на улучшении социального поведения и повышении независимости.

    Физическая терапия (ПТ)

    Физическая терапия используется для улучшения общих моторных навыков и решения проблем сенсорной интеграции, особенно тех, которые связаны со способностью человека чувствовать и осознавать свое тело в космосе.Подобно ОТ, физиотерапия используется для улучшения способности человека участвовать в повседневной деятельности. Физическая подготовка предназначена для обучения и улучшения таких навыков, как ходьба, сидение, координация и равновесие. Физиотерапия наиболее эффективна, когда она включена в программу раннего вмешательства.

    Лекарства

    Фармацевтическое лечение может помочь облегчить некоторые поведенческие симптомы РАС, включая раздражительность, агрессию и самоповреждающее поведение. Кроме того, за счет медицинского уменьшения мешающего или деструктивного поведения другие методы лечения, включая ABA, могут быть более эффективными.Лекарства должны назначаться и контролироваться квалифицированным врачом.

    Рисперидон — это первый одобренный FDA препарат для лечения симптомов, связанных с РАС, у детей и подростков, включая агрессивное поведение, умышленное самоповреждение и приступы гнева. Прочтите исследования ниже.

      Scahill, L. et al. Влияние рисперидона и обучения родителей на адаптивное функционирование у детей с повсеместными нарушениями развития и серьезными поведенческими проблемами. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 51 , 136-146, DOI: 10.1016 / j.jaac.2011.11.010 (2012).

      Майерс, С. М. и Джонсон, К. П. Ведение детей с расстройствами аутистического спектра. Педиатрия 120 , 1162-1182, DOI: 10.1542 / peds.2007-2362 (2007).

      Troost, P. W. et al. Долгосрочные эффекты рисперидона у детей с расстройствами аутистического спектра: исследование прекращения приема плацебо. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 44 , 1137-1144, DOI: 10.1097 / 01.chi.0000177055.11229.76 (2005).

      Shea, S. et al. Рисперидон в лечении деструктивных поведенческих симптомов у детей с аутизмом и другими распространенными нарушениями развития. Педиатрия 114 , e634-e641, DOI: 10.1542 / peds.2003-0264-F (2004).

      Arnold, L.E. et al. Определенные родителями целевые симптомы реагируют на рисперидон в исследовании аутизма RUPP: подход клиентов к клиническим испытаниям. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 42 , 1443-1450, DOI: 10.1097 / 00004583-200312000-00011 (2003).

      McCracken, J. T. et al. Рисперидон у детей с аутизмом и серьезными поведенческими проблемами. Медицинский журнал Новой Англии 347 , 314-321, DOI: 10.1056 / NEJMoa013171 (2002).

    Ариприпразол также одобрен FDA для лечения раздражительности у детей и подростков с РАС. Исследование 2009 года, опубликованное в журнале Pediatrics, показало, что в группе из 98 детей к 8-й неделе 52% из тех, кто принимал ариприпразол в форме Abilify, испытали на 25% или больше уменьшение симптомов раздражительности, связанных с аутизмом, по сравнению с 14% из них. те, кто принимал плацебо.Прочтите исследования ниже.

      Маркус, Р. Н. и др. Безопасность и переносимость арипипразола при раздражительности у педиатрических пациентов с аутичным расстройством: 52-недельное открытое многоцентровое исследование. Журнал клинической психиатрии 72 , 1270-1276, DOI: 10.4088 / JCP.09m05933 (2011).

      Aman, M. G. et al. Постатейный анализ Контрольного списка отклоняющегося поведения: результаты двух исследований арипипразола в лечении раздражительности, связанной с аутичным расстройством. J Детский подростковый психофармакол 20 , 415-422, DOI: 10.1089 / cap.2009.0120 (2010).

      Маркус, Р. Н. и др. Плацебо-контролируемое исследование фиксированных доз арипипразола у детей и подростков с раздражительностью, связанной с аутичным расстройством. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 48 , 1110-1119, DOI: 10.1097 / CHI.0b013e3181b76658 (2009).

      Owen, R. et al. Арипипразол в лечении раздражительности у детей и подростков с аутистическими расстройствами. Педиатрия 124 , 1533-1540, DOI: 10.1542 / peds.2008-3782 (2009).

      Stigler, K. A. et al. Арипипразол при первазивном расстройстве развития, не уточненном иным образом, и расстройстве Аспергера: 14-недельное проспективное открытое исследование. J Детский подростковый психофармакол 19 , 265-274, DOI: 10.1089 / cap.2008.093 (2009).

    Другие методы лечения

    Существуют десятки других методов лечения, которые включают в себя научно обоснованные подходы, помогающие облегчить симптомы РАС.Исследователи определили эти основные практики и сообщили о том, что они собой представляют, и о доказательствах, стоящих за ними, в Национальном центре профессионального развития (NPDC) по РАС, которые можно найти здесь. Аналогичные попытки обобщить научную информацию о вмешательствах при аутизме были предприняты организацией Missouri Guidelines Initiative, которая сообщила о подобных результатах и ​​может быть найдена здесь. Цель периодического обобщения этих практик — не только определить дополнительные методы, но и сообщить родителям, преподавателям, законодателям и другим членам сообщества о том, что представляет собой ценность.Они используют строгие критерии в отношении иногда появляющихся новых доказательств.

    Есть ряд практик, которые были включены в развлекательные мероприятия или технологические инструменты. В качестве альтернативы, большинство вмешательств входят в пакеты, которые включают более одной практики в более чем одной обстановке. Многие вмешательства, которые доказали свою эффективность в исследовательских лабораториях, не вошли в общественные условия, по крайней мере, пока. При изучении правильного поведенческого вмешательства для вас или вашего ребенка важно, чтобы оно включало в себя практики эффективных поведенческих вмешательств, а не имело название или конкретную методологию, как обсуждается в приведенной ниже ссылке.Например, сегодняшняя музыкальная терапия представляет собой способ проведения коммуникативных вмешательств в социальной среде, а не просто проигрывание музыки. Чтобы увидеть некоторые из этих основанных на фактах практик в действии, вы можете посмотреть видеоролики о них на ресурсе NPDC по РАС, посвященном ресурсам и модулям по вмешательству, ориентированным на аутизм.

    Schreibman, L. et al. Натуралистические поведенческие вмешательства в развитие: эмпирически подтвержденные методы лечения расстройств аутистического спектра. J Autism Dev Disord 45 , 2411–2428, DOI: 10.1007 / s10803-015-2407-8 (2015).

    .
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *